Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Разное > Таверна > Творчество форумчан

Важная информация

Творчество форумчан Наше творчество - таланты и поклонники


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 01.09.2012, 18:18   #1
Nertis
Юнга
 
Аватар для Nertis
 
Регистрация: 31.08.2012
Адрес: Владивосток
Сообщений: 11
Нация: Франция
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 15
Book Вся жизнь - оверштаг.

Роман вроде и написан, но, я не писатель и в школе особо не блистал на русском языке, по этому, без обработки корректора текст может восприниматься не всеми. Во всяком случае, те кто обращает внимание на каждую запятую, начинают критиковать меня за грамматику, стилистику и ещё Бог знает за что. Для тех, кто берёт суть книги, и им важнее содержание, на все эти огрехи не обращают внимания.
Когда было написано половина романа, я отнёс текст на суд так сказать, человеку, мнение которого для меня было важно, хотелось убедиться, что ничего не напутал в парусном деле. Это капитан дальнего плавания, яхтенный капитан, Лысенко Леонид Константинович. О нём мало известно, но за его плечами десятки лет, океанских ветров, одиночные плавания, кругосветки, научные экспедиции в которых становился яхтсменом всем известный Фёдор Конюхов. В общем, когда я услышал мнение этого человека относительно романа, я махнул рукой на мнение критиков ратующих за стилистику и правила изысканной речи, и продолжил плавание своих героев по Карибскому архипелагу.

Синопсис

Роман: «Вся жизнь – оверштаг», 717890 знаков (с пробелами),
Жанр – приключения,
В книге представлен исторический период 1666 -1670 года, отражены география и история той эпохи, описываемые события очень тесно переплетены с реально происходившими в истории событиями, имеются персонажи, что жили в то время, и находились в тех местах, где они упомянуты в повествовании. Главные герои – вымышленные, и следя за их путешествием и приключениями, читатель подробно знакомиться как с историей, так и с географией Карибского моря. Это книга о Береговом братстве, отражающая не надуманную романтику, а следующая по реально существовавшим в то время фактам жизни и быта флибустьеров.
Главные герои: Капитан Нэрт, его друзья: Дон Педро, Джолли Дик, Мэт, Диксон.
Когда судьба распорядилась так, что капитан королевского флота оказался на берегу без корабля, он, собрав своих боевых товарищей, завладел кораблём и, подняв паруса, отправился через Атлантику к Антильским островам. Там, он знакомиться с законами, по которым живут флибустьеры, именующие своё общество – Береговое братство. Бывший капитан королевского флота выбирает свой курс в жизни. Да, он пират, но он остаётся человеком чести и данного слова. На островах заселённых пиратами и буканьерами, число его товарищей возрастает, это Жак Леклер, авторитетная личность на Тортуге и Эспаньоле, выкупленный капитаном из рабства врач Френсис Стоун и четырнадцати летний мальчишка, что успел хлебнуть горя на Ямайке.


выдержка из романа
Береговое братство

С рассветом галеон ожил, словно потревоженный улей. Из битком набитого опер-дека и кубрика на шкафут выбирались матросы. Мэт покрикивал, на не особо проснувшихся, распоряжаясь где-то на баке. Заскрипели якорные канаты в клюзах, а по вантам вверх, устремились десятки ловких и цепких моряков, для которых начинался новый, привычный день жизни. Гостеприимный залив Гонаив прощался с «Приватиром» попутным ветром и прекрасной погодой. Бухта Пуэрто-де-Сан-Николас лежащая на самом краю северо-западного мыса Эспаньолы, словно приглашая посетить её удобную якорную стоянку, манила к себе галечным пляжем и заросшими зеленью скалистыми склонами берега. Дальше за ней, уже начинался Наветренный пролив, непредсказуемый своими ветрами. «Приватир» проходил его уже в сумерках. Ветер никак не желал быть попутным, но Нэрта это не расстраивало, обойдя северо-западную оконечность Эспаньолы «Приватир» взял курс на Тортугу, и здесь уже ветер задул с севера. Галеон рассекал морскую гладь в крутой бакштаг, вахтенные всматривались в темнеющую даль, всех охватило предбоевое настроение. Сейчас любой встречный корабль был бы взят на абордаж безо всяких раздумий или манёвров.
Дон Педро, отдохнувший за весь день готовился к ночной вахте, он критически осмотрел такелаж, подставил щёку ветру, и не найдя поводов для замечаний кивнул Нэрту:
— Я думаю, забрав людей и лодки в Пор-де-Пе, разумней будет взять к северу. А то снова, как в тот раз будем плутать возле мелких островов. Немного потеряем во времени, но зато так спокойней. Пойдём по кубинскому маршруту испанских кораблей, завтра к полудню можно будет определиться с местоположением и уже рассчитывать курс на Пуэрто Плата.
Нэрт в задумчивости смотрел на холмистую линию Эспаньолы. Его несколько расстраивало то, что в Пор-де-Пе галеон прибудет глубокой ночью, о каких либо взаимоотношениях с берегом не стоит и мечтать. Придётся ждать утра. А уже при дневном свете, будет видно, что и как там с тем отрядом буканьеров, о которых упомянул Гийом. Нэрт поделился своими размышлениями с Доном, и было решено идти небольшим ходом так, чтобы к Пор-де-Пе подойти к рассвету.
Гавань Пор-де-Пе по сути одна из десятка схожих друг с другом маленьких бухточек, являющихся одновременно устьем сбегающих с гор Эспаньолы речушек. В отличии от других, соседствующих бухточек, Пор-де-Пе выгодно соединил в себе сразу несколько удобств; саму гавань, с удобной якорной стоянкой, укрытой от ветров скалистыми мысами, речку и, удобные складки рельефа. Здесь хватало ровных участков земли, на которых деятельные французы устроили плантации табака и маниоки. Находясь прямо на против Тортуги, возвышающейся через пролив, Пор-де-Пе превратился в перевалочный пункт для буканьеров и разного рода авантюристов. На побережье полукругом стояли хижины и лачуги, в них буканьеры укрывали от непогоды свои пожитки и охотничьи трофеи. Основная торговля происходила на Тортуге, но после драконовских санкций Французской Вест-Индской компании буканьеры предпочитали иметь дела с голландскими купцами, и именно из Пор-де-Пе выходили гружённые кожами и копчёным мясом каноэ, направляя свой бег в укромные бухточки Эспаньолы для встречи с торговцами.
Если прибрежная часть бухты казалась перевалочным пунктом буканьеров, то чуть дальше, в глубь острова, Пор-де-Пе утверждал себя табачными плантациями, отстроенными домиками и подсобными строениями. Чуть только рассветный сумрак начал уступать свои позиции струящемуся с небес, ещё робкому и рассеянному в предрассветном воздухе солнечному свету, который где-то далеко за горизонтом набирал силу для нового дня и озарял пронзительную синеву небосвода, «Приватир» обогнул скалистый мыс, за которым пряталась гавань Пор-де-Пе. Приняв в паруса свежий порыв ветра, он вальяжно направил свой бег в бухту. Судьба в очередной раз давала понять всему сущему, что только в её власти стремительное русло реки людских судеб. В гавани, на якорях застыл испанский галеон, развернувшись к берегу правым бортом. Все времянки в которых буканьеры останавливались для ночлега и хранения своих вещей и товаров были разбиты пушечными ядрами, и размётанными кучками загромождали берег. Людей на берегу не было видно, по всей видимости они прятались в густых зарослях. А с борта испанского галеона, в спущенные шлюпки уже грузились испанцы для десанта на берег.
Появление «Приватира» стало для испанцев фатальной неожиданностью, а для французов, что прятались в зарослях, готовя свои ружья к бою, посланным с Небес ответом на их молитвы.
Нэрт сам не заметил, как оттолкнул плечом рулевого и, перехватив рукояти штурвала, выводил корабль на курс сближения с испанским галеоном. Он всем существом сейчас был одним целым со своим кораблём, чувствовал каждый скрип рангоута и хлопок парусов. «Приватир» надвигался на испанский галеон с неумолимостью рока. Испанцы в суматохе лезли обратно из шлюпок, на палубах захлёбывались дробью барабаны, но было уже слишком поздно приводить корабль к бою. Прочно вцепившись якорями в морское дно он словно привязанный на заклание бык угрюмо попирал небо чёрными мачтами.
На мостик влетел Большой Гийом, его глаза пылали нечеловеческой ненавистью, казалось, что охотник вот-вот сойдёт с ума от бешенства или уже потерял все способности здраво мыслить. Почти не разжимая, стиснутых в оскале зубов он буквально рычал:
— Капитан! Они разоряют наш Пор-де-Пе!
Тут до него видимо уже стало доходить, что Нэрт ведёт галеон на сближение для абордажа, и Большой Гийом издав какой-то звериный клич, потрясая своим ружьём, слетел вниз на шкафут, туда, где грозовой тучей грудились буканьеры. Каждый что-то выкрикивал, и вся эта озверевшая ватага, ощетинившись заряженными ружьями, словно волна смерти готова была ринуться через фальшборт «Приватира».
Дон Педро как всегда, спокойный и рассудительный, встал возле Нэрта, и словно ничего особенного не происходило, поинтересовался:
— В таких случаях нам не помешает иметь красный флаг. Ещё не поздно поднять вымпел на фоке, хотя, это уже ничего не изменит. Я думаю никто из испанцев не переживёт этого абордажа. Однако у нас, по-моему даже нет красного флага?
— Я как-то не подумал об этом, — Нэрт не отрываясь, следил за курсом, однако разговор о боевом флаге его зацепил, ведь на королевских кораблях он был неотъемлемой частью сигнальной системы. Приказом № 1 лорда Адмиралтейства в 1596 году было установлено «на время ведения боя поднимать вместо постоянного носового флага боевой флаг красного цвета». У Нэрта были задумки поднимать красный флаг вместо чёрного, с таким же изображением черепа и якорей, для подачи сигнала на вражеский корабль, что бой будет на смерть, но всё забывалось за общим ходом забот.
Джолли Дик только заглянул на мостик, оценив состояние капитана, бегом вернулся к своей абордажной команде. Он прекрасно знал, что нужно делать. Боцман широко расставив ноги, словно гранитный валун непоколебимо застыл на шканцах, боясь пропустить команду капитана. Он знал, что это будет за команда, старый морской волк навидался манёвров. Матросы уже стояли на местах, так же внимательно следя за своим боцманом, как и за приближающимися мачтами испанского галеона.
— Отдать шкоты! — голос капитана казалось перекрыл общий гомон буканьеров.
Мэт развернулся в сторону шкафута, резко рубанув рукой воздух продублировал команду капитана, снабдив её вычурными ругательствами:
— Отдать шкоты! Галапагосские дети блудливых черепах!
Паруса свободно заполоскали по ветру развеваясь освободившимися шкотовыми углами, «Приватир» теряя ход пристраивался борт к борту с испанским галеоном, с бака полетели абордажные крючья, а буканьеры наконец получили возможность выплеснуть накопившуюся ненависть в беспорядочном шквале ружейной пальбы.
Даже не смотря на значительное количество испанских солдат, принявших участие в этой карательной экспедиции против французского поселения, соотношение людей с той и с другой стороны было в пользу Нэрта. Едва только абордажники Дика стянули корабли и перекинули трапы, на борту испанского галеона уже толстым слоем лежали убитые и раненые. Буканьеры не даром считались лучшими стрелками на архипелаге, а столпотворение испанцев на палубе просто не оставляло шансов где-то укрыться от свинцовой смерти. Вдобавок к этому, с баковой надстройки гулко плевались картечью установленные там фальконеты.
Орущая орава буканьеров наконец, хлынула на испанский корабль, сметая на своём пути оставшихся в живых испанцев. В ход пошли длинные и широкие промысловые ножи. Вся палуба испанского галеона быстро заполнилась буканьерами, которые смертоносными ручейками скатывались в люки опер-дека, разнося по трюмам холодное дуновение смерти.
— Вот и всё. — Подвел итог происходящему Нэрт, — Мэт! Убрать паруса! Фок и грота реи брасопь!
— Неужели ты оказался прав? — Дон несколько скептически выгнул брови и, прикрыв глаза полуопущенными веками, чему-то ухмылялся. — Выходит, испанцы всё же отважились на карательный рейд? Но, Боже мой! Ты видишь, на чём они сюда пришли? Это же тот галеон, что мы отпустили у острова Барре Манте Кристо. Там ещё иезуиты сидели в капитанской каюте.
— Точно. — Нэрт с изумлением рассматривал испанский корабль, — мы сейчас заходили со стороны кормы, а теперь я уже вижу, следы наших отметин на баке. Бушприт ему поменяли, и гальюн частично подлатали, да это тот самый галеон.
Нэрт опёрся руками на перила мостика и, слегка прищурив левый глаз, критически осмотрел палубы обоих кораблей. Его интересовало на сколько он может рассчитывать использовать захваченный приз в планируемой операции. По орудийной мощи захваченный галеон порядочно уступал «Приватиру», несколько меньше размером, однако, сейчас «Приватир» был просто переполнен людьми, укомплектованный командой даже более чем необходимо, плюс буканьеры.
Нэрт подозвал боцмана, и велел осмотреть трофей. Прежде всего, его интересовало состояние корабля и его снаряжение. Нэрт уже раздумывал, сколько матросов назначить на захваченный галеон. Не хотелось отправлять на него Дона Педро, штурман был нужен на «Приватире». Выходит, придётся присматриваться к морякам, в пылу своей новой флибустьерской жизни Нэрт совсем забыл о таком резерве как мичманский состав. На королевском флоте эти должности занимали 15-18 летние подростки, с годами превращающиеся в надёжных офицеров. Но в этих водах обитали только просолённые всеми морями флибустьеры, при чём настолько испорченные в разврате, пьянстве и вольной жизни берегового братства, что пытаться прививать им элементарные знания морской навигатской науки, было затруднительно.
— К нам гости. — Дон Педро протянул Нэрту подзорную трубу, кивнув в сторону берега.
Берег Пор-де-Пе уже изменился, превратившись из опустелого разбитого стойбища в оживлённую бухту. Из реки одна за другой выскакивали каноэ и шлюпки, они тут же приставали к песчаному берегу, где их привязывали к вбитым кольям. По берегу между разбомбленных хижин сновали буканьеры, разгребая заваленные вещи.
Нэрт поднял подзорную трубу и вгляделся в этот человеческий муравейник. К своему удивлению он разглядел, что далеко не все толпящиеся на берегу люди относились к разряду буканьеров, были явно плантаторы. Хоть и вооружённые кое-как, однако, они расхаживали с видом праздных зевак. Нэрта заинтересовали другие персонажи этой немой береговой сцены. Прямо рядом с прибоем, топтались самые настоящие флибустьеры, вооружённые до зубов, в просмоленных моряцких куртках и широких обрезанных у колен штанах, они с пониманием рассматривали сцепившиеся в море корабли.
Дон прервал занятие Нэрта, легонько толкнув его локтём:
— Вон там. Шлюпка и каноэ, правят на нас.
Нэрт перевёл трубу в новом направлении. В каноэ по всей видимости сидели буканьеры, а вот в шлюпке, представители берегового братства, и судя по всему, даже капитан этого воинства.
Пока буканьеры в своё удовольствие грабили мёртвых испанцев, палуба «Приватира» была боле менее проходима. Матросы разбежались по реям и убирали паруса, абордажники Дика участливо взирали на разграбление испанского корабля. По этому, прибывшие представители берегового братства и буканьеры могли без труда подняться на шканцы.
На капитанский мостик поднялись трое. Хмурый охотник, с огненно рыжими волосами и такого же цвета бородой и два моряка. Буканьер оказался тем самым Рыжим Сэмюелем, о котором говорил Большой Гийом. Он достаточно сдержанно представился, с подозрением косясь на палубу испанского галеона.
— Очень хорошо, что вы уже здесь, — Нэрт дружески улыбнулся, — Большой Гийом надеется, что вы и ещё кто-то из буканьеров, что отправились в Пор-де-Пе, присоединитесь к нашему предприятию.
— Большой Гийом? Так вот в чём дело! — Сэмюель покряхтел, всматриваясь в толпящихся на испанском корабле буканьеров, — то-то я в толк не возьму, откуда здесь наши парни взялись. Ну, вы и выдали испанцам! Мы конечно и сами готовили им на берегу тёплую встречу, но появление вашего корабля было просто, — у Сэмюеля видимо не хватило красноречия и, он выразил свои мысли замысловатым жестом.
— Как только он закончит там, — Нэрт махнул рукой, указывая на испанский галеон, — поговорите с ним, он вам всё объяснит, а пока можете располагаться здесь в своё удовольствие.
Рыжий Сэмюель приподнял над головой шляпу и лёгким поклоном головы дал понять окружающим, что правила хорошего тона и светских манер, ещё живы в лесных чащах Эспаньолы.
Пока Нэрт разговаривал с Сэмюелем, двое поднявшихся моряков с любопытством и интересом присматривались ко всему, что их окружало. Несомненно, английская речь, что доносилась с марсов и салингов пришлась им по вкусу. Как только Нэрт повернулся к ним, капитан пиратской вольницы оставшейся на берегу представился:
— Капитан Джим Ланкастер, а для своих, просто Счастливчик Джим, так меня называют. Мой квартирмейстер Томас Бриджес, — представил он своего спутника, молчаливого жилистого моряка, с пронзительными чёрными глазами.
— Капитан Нэрт, а это, — Нэрт указал рукой на Дона Педро, — мой штурман Дон Педро, так уж его прозвали у нас на родине, так что не обманывайтесь на счёт его происхождения, — последние слова Нэрт произносил уже усмехаясь. Зная, что поддел самолюбие своего штурмана, и тот в свою очередь найдёт возможность отыграться, разнообразя быт капитанской каюты.
Счастливчик Джим и его квартирмейстер столь же вежливо и галантно раскланялись с Доном Педро как и с самим Нэртом. В среде берегового братства, состоящего преимущественно из простых моряков, галантность и манеры заимствованные ими от джентльменов, особенно нравились флибустьерам. Под час забавно было видеть, как грубые и неотёсанные пираты, при встречах церемонно приветствовали друг друга, словно встретились два герцога.
— Славно вы ворвались в эту бухту, — Счастливчик Джим окинул взглядом захваченный галеон. — Мы видели его вчера, когда собирались добраться до Тортуги, но решили не рисковать и отправились сюда. А к вечеру он вошёл в эту гавань и устроил сущий переполох, расстреляв берег. Мы поняли, что испанцы собираются высаживаться, по этому спрятали шлюпки и каноэ, и прятались в зарослях. Однако всё вышло даже лучше чем мы предполагали. Скажите капитан, вы не собираетесь продать этот галеон? А то, свой корабль мы оставили на камнях возле Пор-Марго. Ветер, будь он не ладен, не давал нам отойти от берега, прижимал и прижимал, пока мы не наскочили на камни. Да так основательно, что наше «Морское счастье» засело на них словно невеста, на своём сундуке с приданным. Пришлось спускать шлюпки, потому что волны и ветер уже не оставляли надежды на спасение корабля. Как только мы отвалили от борта, он уже набрал в трюм столько воды, что стащить его с камней было невозможно. В общем, мы двинулись на шлюпках к Тортуге, но на горизонте замаячил парусами этот галеон, и нам пришлось поворачивать к берегу, благо Пор-де-Пе через одну бухточку от Пор-Марго. Я признаться сам надеялся заполучить этот корабль, да так бы и вышло, чёрт меня раздери. Если бы испанцы высадились, мы бы перебили их всех в зарослях, а потом пошли на абордаж. Однако, теперь это ваш приз, вот я и спрашиваю, сколько вы хотите получить за него. Естественно, не сейчас, но как только нам улыбнётся удача, я рассчитаюсь с вами в Порт-Рояле или, где бы мы ни встретились.
Нэрт с интересом рассматривал капитана флибустьеров. Ему нравился этот простой и бесхитростный человек. А сосредоточенность и серьёзность молчаливого квартирмейстера, говорила за то, что тот умеет рассуждать и управлять своими эмоциями.
— А почему бы вам, не присоединиться к нашему предприятию? — Нэрт загадочно блеснул глазами, — я отдам вам этот корабль просто так, если вы присоединитесь ко мне на время нашего похода.
— А куда вы собираетесь? — Счастливчик Джим словно почуяв попутный ветер, навострил уши.
— Разорить Пуэрто Плата. Как видите, нас поддержали местные буканьеры, но у меня столько народа на борту, что мы здесь буквально толкаем друг друга. Я бы пересадил часть людей на этот галеон, тогда хоть можно будет пройти по палубе, а то, если налетит шторм, люди просто задохнуться в трюме от давки. Берите этот галеон, часть буканьеров на борт, и идите с нами. Только у меня будет к вам одно обязательное условие. В Пуэрто Плата мы убиваем только тех, кто оказывает нам сопротивление, и не трогаем тех, кто нам не сопротивляется. Ни каких насилий над женщинами и мирными жителями. Мы забираем всё, что нам нужно, провиант, порох, ядра, товары и прочие ценности, и уходим. Кто позволит себе зверства и насилие, будет повешен на рее.
Высказавшись, Нэрт внимательно посмотрел в глаза Счастливчику Джиму, тот в свою очередь обменялся взглядами со своим квартирмейстером, и невозмутимо взглянув на Нэрта, ответил:
— Лично меня эти условия устраивают. Но мне нужно поговорить с командой. Я не сомневаюсь, что мы отправимся с вами, однако правила есть правила, я должен сказать всё своей команде.
— Конечно, я знаю правила, — Нэрт кивнул Счастливчику.
— Тогда, с вашего позволения, я отправляюсь на берег, — Счастливчик Джим галантно раскланялся с Нэртом и Доном Педро. Те в свою очередь ответили подобающим образом, при чём Дон Педро проделал все необходимые манипуляции со шляпой в лучших традициях испанских кабальеро.
Как только английские флибустьеры покинули корабль, буканьеры начали возвращаться с испанского галеона. Всё что они забрали у убитых ими испанцев, было по праву добычей буканьеров. Вид разгромленного посёлка Пор-де-Пе так разозлил охотников, что они уничтожили испанцев в считанные минуты.
Большой Гийом уже тискал на палубе Рыжего Сэмюеля, втолковывая ему замыслы совершаемого похода. Мэт вернулся на борт «Приватира» и направился на мостик, докладывать о состоянии захваченного галеона. С его слов, испанцы достаточно основательно снарядили корабль. Пороха и ядер в трюмах предостаточно, воды и провианта тоже.
Нэрт распорядился, чтобы буканьеры набрали себе столько пуль и пороха, сколько им нужно. Дон Педро изъявил желание посетить капитанскую каюту на захваченном корабле, и отправился туда с надеждой поживиться новыми картами.
На мостик не торопясь поднялись Большой Гийом, Ла Морт и Рыжий Сэмюель.
— Ну вот. Капитан, — глаза Гийома весело блестели, — как я и говорил, Рыжий Сэмюель и Пьер Собачий Нос здесь, со своими слугами, и того, у нас прибавляется двадцать пять человек.
— Собачий Нос? — Нэрт приподнял брови.
— Ага. Так его у нас прозвали за его чутьё, он не хуже охотничьей собаки чует зверя. А собаки для нас самые верные и надёжные друзья, по этому не думайте, что это прозвище как-то может ущемить человека.
Нэрт понятливо кивнул, выражая этим, что даже не думал ничего худого.
— Здесь оказались английские флибустьеры, потерявшие свой корабль. Я предложил им присоединиться к нам. Они берут этот галеон, — Нэрт кивнул на испанский корабль, — и возьмут часть ваших людей, а то, у нас здесь пуле негде упасть.
— Вот это правильно! — Гийом закивал головой и, обращаясь к Сэмюелю спросил, — что скажешь старина? Ты там с ними на берегу толкался локтями, как они? Нормальные парни?
— Обычные. Англичане одним словом, — Сэмюель пожал плечами, — не пьяная орава как у Олоне. Капитана своего слушают довольно учтиво, сразу видно, он у них не за красивые глаза выбран.
Нэрт удовлетворённо кивнул, и окинул взглядом палубу:
— Тогда начинайте располагаться на испанском галеоне. Гийом, ты уж сам проследи за своими парнями. Нужно чтобы на обоих кораблях было примерно одинаковое количество буканьеров, может быть, даже на нашем больше. Испанский галеон меньше нашего. И одну шлюпку с их корабля нужно перенести сюда, Счастливчик Джим со своими ребятами на своих подойдут, а нам в Пуэрто Плата каждая лодка нужна будет. Каноэ поведём на буксире.
Буканьеры отправились на шкафут, распределять людей по кораблям, а Нэрт вновь воспользовался подзорной трубой, чтобы понаблюдать за событием происходящим на берегу. Там, капитан Джим Ланкастер по прозвищу Счастливчик, собрал свою команду, и окружённый плотным кольцом флибустьеров что-то говорил, указывая рукой то на стоящие в бухте корабли, то в направлении Пуэрто Плата.

Добавлено через 7 часов 39 минут
Если кого заинтересует, книгу можно скачать с нижеприведённой ссылки.
Правда я возможно, ещё буду в дальнейшем кое что переделывать, не всё реализовано так как хотелось.

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
Nertis вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ben Gan (01.09.2012), Flibustier (01.09.2012)
Реклама
Старый 13.09.2016, 00:25   #2
Nertis
Юнга
 
Аватар для Nertis
 
Регистрация: 31.08.2012
Адрес: Владивосток
Сообщений: 11
Нация: Франция
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 15
По умолчанию Re: Вся жизнь - оверштаг.

Господа корсары! Долго не заходил в вашу гавань, много воды утекло с тех пор. Роман дописан, доведён до конца и оформился в настоящую книгу.

Спойлер:

Комментарий администратора
Валькирия:
ПФ:
Цитата:
5.2 Категорически запрещается любая реклама (размещение любой информации, целью которого является формирование устойчивого интереса, создание спроса или поддерживание популярности товаров, услуг, а так же любых ресурсов в сети Интернет), в том числе реклама интернет-проектов за исключением случаев предварительного согласования с администрацией форума. Такие сообщения немедленно удаляются, а нарушители блокируются.


Добавлено через 3 часа 31 минуту
ну так, удалите тогда эту тему, да и вообще, мою регистрацию тоже

Последний раз редактировалось Валькирия; 12.09.2016 в 21:13. Причина: удалена реклама
Nertis вне форума Ответить с цитированием
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 16.03.2018, 05:42   #3
jeorjes
Салага
 
Регистрация: 11.06.2015
Сообщений: 5
Нация: Англия
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 2
По умолчанию Re: Вся жизнь - оверштаг.

Выдержки оставьте, а ссылки уберите. По сути же один вопрос, почему оверштаг, а не оверкиль, например?
jeorjes вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 12:16. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2019
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования