Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Разное > Таверна > Творчество форумчан

Важная информация

Творчество форумчан Наше творчество - таланты и поклонники


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 01.09.2010, 12:56   #1
Дикарь
Старожил
Боцман
Посол мира Готики
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 15.12.2009
Сообщений: 286
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 98

Награды пользователя:

Book Дикарь: "Долгий путь в Миртану"

"Долгий путь в Миртану"

Когда впервые попал на этот форум, долго искал раздел с фанфиками - то есть рассказами, повестями, стихами и романами по мотивам "Корсаров". Не нашёл и очень удивился, так как на форумах фанатов "Готики" привык видеть множество подобных произведений.

А ведь даже на бумаге фанфики по "Корсарам" издаются. Например, недавно вышла книга "Корсары: Золотой город" Н. Осояну. Правда, критики поругивают...

Решил представить вашему вниманию собственный роман "Долгий путь в Миртану", написанный года три назад. По "Корсарам" ничего не писал, так что есть лишь по "Готике". Но в нём тоже нашлось немало места приключениям на море и пиратам капитана Грега. С литературной точки зрения это, мягко говоря, не шедевр, однако поклонникам игры он может быть небезынтересен.

Ссылка на закачку романа в формате ПДФ:
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Последний раз редактировалось Эрин О'Коннэлл; 24.01.2014 в 20:48.
Дикарь вне форума Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Forgotten (01.09.2010), Жан Бурбон (19.09.2010), Шепот (13.10.2016), Эрин О'Коннэлл (01.09.2010)
Реклама
Старый 01.09.2010, 12:56   #2
Дикарь
Старожил
Боцман
Посол мира Готики
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 15.12.2009
Сообщений: 286
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 98

Награды пользователя:

По умолчанию Дикарь: "Долгий путь в Миртану"

Этот рассказ - слегка переделанный отрывок из романа “Долгий путь в Миртану”. Выкладываю здесь в качестве, так сказать, образца. Чтобы можно было понять, чего ждать от всего романа.


БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ*

Пиратский галеон, переименованный в “Ветер удачи”, торопливо бежал на юг, туго надув паруса и чуть кренясь на борт. С каждой пройденной милей его цель – Южные острова – становилась ближе. Капитан Грег уходил с мостика только для того, чтобы вздремнуть пару-другую часов. В остальное время он зорко оглядывал горизонт в тяжёлую бронзовую трубу, в которую были вставлены линзы из отполированных кусков горного хрусталя.
Таких замечательных приборов во всей Миртане набралось бы едва ли пара десятков. Изготовляли их в прежние времена очень немногочисленные и умелые мастера, затрачивая на полировку каждой линзы месяцы, а то и годы. В последнее время умельцев, способных изготовить хорошую подзорную трубу, похоже, не осталось вовсе. Некоторых обвинили в связях со слугами Белиара ещё при Робаре I, который на склоне лет стал гневлив и постоянно искал виноватых в своих неудачах. Следует отдать должное королю – найти и сурово покарать виновных ему удавалось всегда. Вот только государственные дела от этого почему-то лучше не шли.
Оставшиеся умельцы или умерли от старости, не оставив учеников, или погибли под орочьими топорами. А подзорные трубы и искусно изготовленные навигационные инструменты один за другим исчезали в морской пучине вместе с кораблями и их капитанами. Или приходили в негодность от времени и разных превратностей. Поэтому теперь трубе Грега просто не было цены.
Обойтись же без столь полезного инструмента в пиратском деле было непросто. Положим, заметить издалека чужое судно можно невооружённым глазом. Особенно, если послать кого-нибудь помоложе в “воронье гнездо”. Но как отличить нагруженное дорогими товарами купеческое судно от такого же, но набитого паладинами или варрантскими разбойниками? А ведь только вовремя поняв, чьи это паруса виднеются у горизонта, можно решить, что делать дальше: точить абордажные сабли и догонять добычу или удирать во все лопатки. И то, и другое Грегу с командой за время их бурной карьеры приходилось проделывать неоднократно. Впрочем, за несколько суток пути ни один парус на горизонте замечен не был.
Капитан в очередной раз поднёс окуляр к единственному глазу и бегло оглядел горизонт. Вдруг что-то привлекло его внимание. Грег навёл резкость и ясно увидел парус. Насколько можно было понять с такого расстояния, неизвестное судно шло встречным курсом.
Капитан, понаблюдав некоторое время за парусом, спрятал затёртую до матового блеска многочисленными прикосновениями рук трубу в кожаный чехол. Подозвал к себе Генри. Тот легко взбежал по трапу и остановился перед Грегом, выжидающе поглаживая гладко выбритую голову.
– Прямо по курсу неизвестное судно... – начал Грег.
– Да? – удивился Генри и посмотрел вверх, где в “вороньем гнезде”, устроенном из поднятой на марсовую площадку бочке сидел наблюдатель.
В тот же миг с мачты раздался крик Билла: “Парус прямо по курсу!”
– Ага, проснулся, – удовлетворённо сказал Генри. – Идём прежним курсом или отвернём от греха подальше?
– Маловато у нас людей для управления галеоном в бою...
– Что-то ты робкий стал в последнее время, Грег, прямо как барышня! Вряд ли здесь может оказаться военный корабль... Ты рассмотрел, что это за посудина?
– Далеко, – покачал головой капитан. – Вроде бы небольшой неф, но точнее пока определить нельзя. Когда ляжет на другой галс, можно будет разглядеть точнее... Пожалуй, идём как шли. Ветер попутный, а ему он дует навстречу – преимущество на нашей стороне.

* * *
Неизвестное судно оказалось небольшим двухмачтовым нефом, принадлежавшим торговцу. На мачтах развевались флаги Миртаны и какого-то островного графства. Торговцы доверчиво подпустили пиратский галеон, чёрный флаг на котором был предусмотрительно спущен, на расстояние полёта стрелы. Неф, которому ветер дул навстречу, двигался медленно. Было видно, как немногочисленная команда столпилась у борта, рассматривая “Ветер удачи”. Вот галеон подошёл к торговцу почти вплотную и быстро убрал паруса. Моряки что-то кричали, похоже, предупреждая об опасности столкновения. И в этот момент грянул залп правой верхней батареи пиратского судна.
Одно из выпущенных в упор ядер перебило грот-мачту. Тяжёлое дерево, обрывая ванты, рухнуло на левый борт. Неф сразу же накренился и окончательно потерял ход. Команда заметалась по палубе, капитан внезапно севшим голосом пытался отдавать какие-то приказы. А, между тем, над судном уже нависала громада галеона.
Торговцы едва успели схватиться за оружие, как с “Ветра удачи” были брошены абордажные крючья, и на палубу нефа посыпались пираты. Несколько человек во главе с капитаном нефа собрались возле кормовой рубки и приготовились дать залп из арбалетов. Но когда они по команде рванули спусковые скобы, “Ветер удачи”, двигаясь по инерции толкнул неф в корпус, палуба подпрыгнула, и болты прошли над головами пиратов. Разбойники быстро преодолели оставшиеся сажени.
Через несколько мгновений отчаянного звона клинков всё было кончено. Многие моряки корчились и истекали кровью на палубе, а остальные были обезоружены и припёрты к рубке. Среди высадившихся на палубу нефа разбойников – абордажной бригады Мэтта и половины бригады Моргана – был один убитый и двое раненых. Оуэну проткнули бедро шпагой, а Дженкинсу один из болтов угодил-таки в плечо. С ранеными уже возился Сэмуэль, не успевший или не захотевший принять непосредственное участие в схватке. Убит же был корабельный плотник Ли**, которому не посчастливилось нарваться на двуручный топор здоровенного смуглого детины, мгновением позже рухнувшего под ловким ударом Бонеса.
На палубу захваченного нефа величественно спустился Грег. Он был облачён в лучший свой камзол – чёрный с серебряным шитьём, ножны длинной шпаги цеплялись за доски узкого трапа, спущенного на палубу пленённого судна. Видно было, что капитан готов казнить или миловать побеждённых, смотря по обстоятельствам и собственной прихоти.
Пройдя по окровавленной палубе и ловко перепрыгнув через лежавший на пути обломок рангоута, опутанный обрывками снастей, Грег приблизился к пленникам. Он одобрительно окинул глазом картину побоища, остановив взгляд на Рене. Тот держал за воротник молодого матроса, приставив острие сабли к его горлу.
– Кто капитан этого корыта? – осведомился одноглазый разбойник.
– Я! – полузадушенно прохрипел высокий смуглый человек с проседью в тёмных волосах. Он был ранен, обезоружен и прижат двумя дюжими пиратами к тому, что осталось от грот-мачты.
– Кто “я”?
– Лагур, капитан “Весёлого странника” с острова Гештат***.
– А кто хозяин? Тоже ты?
– Купец Рикардо.
– И кто же из вас купец? – вновь спросил Грег, цепко ощупывая взглядом остальных пленников.
– Вот он, – кивнул головой Лагур в сторону лежавшего у борта искалеченного трупа. – Ядром его задело...
– Хорошо, – удовлетворённо проворчал пират. – Что везли?
– Шерсть в основном. Ещё древесину, пряности, серебра немного...
– Пряности и серебро! – оживился Грег. – Замечательно! И где они?
– Пряности в трюме, в мешках. А серебро в – сундуках, в каюте Рикардо.
Капитан Грег кивнул Мэтту, и тот, поняв его без слов, в сопровождении нескольких человек направился в рубку. А одноглазый пират вновь оглядел оставшихся в живых членов команды.
– И что мы с вами будем делать? – задумчиво спросил он у пленников.

* * *
Рен формально состоял в абордажной бригаде Моргана. Правда, после истории с сокровищами Питхорма никто об этом как-то не вспоминал. Поэтому на палубу купеческого нефа он попал, вместе с другими новичками, проходящими испытание.
Незадолго до того, как с борта “Ветра удачи” был замечен купеческих неф, Рен сменился с вахты и отправился спать в кубрик. Уставший парень быстро провалился в глубокий сон. Он спокойно проспал все те долгие часы, в течение которых два судна шли навстречу друг другу: галеон – под гордо надутыми попутным ветром парусами, а неф – ложась с галса на галс и неуклюже кренясь попеременно то на один, то на другой борт. Не проснулся парень, даже когда над головой затопали пираты, разбегавшиеся по своим местам. Пробудился он только после крепкого толчка в плечо, которым его наградил Том.
– Подъём, Рен! Была команда “к бою”!
Парень, шальной со сна, вскочил и принялся лихорадочно натягивать куртку. Застегнул пояс, пропитанный защитной магией, сгрёб в охапку лук, перевязь с саблей и бросился наверх.
Мэтт и Морган уже собрали свои бригады и новичков, приказав им не высовываться. Более опытные пираты наводили на ничего не подозревающую жертву стволы пушек. Задействована была лишь верхняя орудийная палуба, так как Грег опасался, что открытые порты нижней могут насторожить команду нефа.
Рен, пригнувшись, перебежал к борту и присел рядом с Томом и Ли, затаившимися между орудиями. Бывший бандит шумно дышал и нервно теребил в левой руке бронзовый эфес недавно купленного у Гаретта широкого меча. В правой руке он сжимал тяжёлый абордажный крюк, привязанный к бухте крепкого каната. Рядом скорчился корабельный плотник Ли. Бледный и крепко попахивающий свежим перегаром, он шёпотом молил Аданоса о милости.
– Ли, чего это от тебя так несёт? Ты же вроде завязал, – поморщился Рен.
– А он вчера у воришки Билла выиграл в кости две бутылки рома – вот и развязался, – нервно хихикнул Том.
– Выиграл у Билла? – удивился Рен. – Быть такого не может!
– Тихо вы там! – вполголоса рыкнул Морган.
В этот момент грянул оглушительный залп. Судно ощутимо вздрогнуло. Совсем рядом, сквозь свист в оглушённых ушах, раздались треск, человеческие вопли и шум от падения чего-то тяжёлого. Прозвучала команда, и несколько пиратов, выпрямившись над фальшбортом, забросили абордажные крючья. Под многоголосые вопли морские разбойники стали подтягивать неф к борту “Ветра удачи”, а потом, скользя по канатам или просто прыгая вниз, быстро переправились на палубу нефа.
Рен тоже спрыгнул, едва не подвернув ногу, и сразу же выхватил саблю. Лук он за ненадобностью оставил на галеоне, и теперь ничто не стесняло его движений. Увидев направленные прямо ему в лицо арбалеты, Морской Дракон пригнулся и почувствовал, как палуба сильно толкнула его в подошвы. И тут же услышал хищный свист над головой и треск болтов, вгрызающихся в смолёный борт галеона. Справа, выронив меч из простреленной руки, громко вскрикнул Дженкинс.
А потом на пиратов с рычанием и проклятиями бросились около дюжины матросов.
Рен едва успел уклониться от блеснувшего перед грудью топора и, отпрыгнув в бок, оказался лицом к лицу с молодым моряком. Тот взмахнул короткой саблей, пытаясь достать Рена в голову. Пират, сделав скользящий шаг в сторону (как учили!), слегка отклонил вражеский клинок. Моряк по инерции шагнул вперёд и замер, наткнувшись на залитого кровью смуглого здоровяка, корчившегося на палубе. Рен молниеносно развернулся вокруг свой оси и коротким резким ударом сверху выбил оружие из ослабевшей руки противника. Потом схватил растерявшегося парня за воротник и приставил острие клинка к горлу.
Схватка вокруг тем временем затихала. Половина моряков, остававшихся в живых после орудийного залпа, была перебита, а остальные – оттеснены к кормовой рубке и обезоружены. Сопротивлялись они достойно, однако силы были слишком неравными – пираты превосходили торговцев численно и по боевым навыкам.
Рен с удивлением понял, что совершенно не испугался во время боя. Пока другие новички тряслись от волнения в ожидании абордажа, он никак не мог выгнать из головы сонную одурь. А как только абордажные крючья накрепко вцепились в снасти и борта купеческого нефа, им овладел азарт. Раздумывать и пугаться было некогда, и Рен действовал быстро и чётко, подобно боевой машине со спущенным рычагом. Абордажная сабля порхала в его руке как перо.
Парень слабо трепыхнулся, попытавшись освободить воротник матросской куртки, крепко зажатый в руке Рена. Молодой пират дёрнул пленника к себе, сильнее надавив на его шею жалом клинка. По бледной коже сбежала капелька крови. Тут только Рен как следует рассмотрел своего противника.
Моряк был очень молод – заметно моложе самого Рена. В море он, видно, вышел впервые в жизни: лицо не успело обветрить и покрыться загаром. Парень смотрел на Рена испуганными тёмно-серыми глазами, а сердце колотилось так, что начинающий пират чувствовал его толчки через натянутый ворот куртки. И вдруг Рен понял, что не сможет убить своего пленника, даже если этого потребует Грег, как раз в это время спустившийся на палубу захваченного нефа.

* * *
Старые пираты, много лет бороздившие моря вместе с Грегом, предвкушали жестокую забаву. Одноглазый капитан обычно оставлял в живых моряков, сдавшихся без сопротивления. Но уж если они брались за оружие, да ещё, как сегодня, отнимали жизнь кого-то из пиратов, пощады не было. Бедолагам оставалось лишь пройти по доске или сплясать на рее, чтобы предстать перед праведным судом богов.
Что происходит с человеком после смерти, различные люди представляют себе по-разному. Некоторые утверждают, что умершие попадают в лапы к Белиару, который воздаёт им за прошлые грехи. Иные считают, что души мёртвых отправляются в Светлые Чертоги Инноса. А большинство моряков уверены, что покойники вначале предстают перед Аданосом, который, взвесив их злые и добрые дела, направляет кого в Бездну, а кого – в Обитель Света.
Грегу было, по большому счёту, всё равно, куда отправляются его жертвы. Главное, чтобы его земной суд вершился незамедлительно, смерть несчастных увеличивала славу безжалостного разбойника, а золото, серебро и драгоценные камни текли в бездонные кошели капитана и остальных членов команды.
Оглядывая лица пленённых моряков с “Весёлого странника”, Грег уже раздумывал, каким способом их лучше казнить. Но вдруг взгляд его упёрся в упрямые глаза Рена.
Грег прищурил единственный глаз, пристально всматриваясь в лицо своего любимца. Он достаточно хорошо знал людей, чтобы понять, какие чувства сейчас одолевали Рена. Мозг капитана, поднаторевшего управлять командой в самых различных обстоятельствах, стал быстро просчитывать варианты последующих действий.
“Если малыш что-то твёрдо для себя решил, – думал капитан, – то свернуть его с пути вряд ли удастся. Если прикажу сейчас убить этих моряков, он пойдёт против моего приказа. Тогда придётся уступить и потерять авторитет, или убить Рена... Нет!” О таком исходе капитан не мог даже и помыслить без содрогания. Нахально прибившийся к пиратам юнец стал ему как сын, которого у Грега никогда не было.
“Можно сделать вид, будто отпускаю этих бездельников, а потом спровоцировать их на нападение и прикончить... Тоже не пойдёт. Генри, Брэндон и другие всё поймут, а потом разъяснят Рену, багор им в жабры! Да он и сам догадается, не дурак... И тогда – попробуй, угадай, что он выкинет!”
Из краткой задумчивости Грега вывел голос Моргана.
– Кэп, а с этими что делать? На рею их?
– Нет, – сказал капитан, – парни всего лишь выполняли свой долг. А Ли сам виноват – не надо было так надираться перед боем. Я всегда говорил вам, остолопам, что пьяница – не боец!
– Мы их что, просто так отпустим? – подал голос возмущённый Дженкинс, которому Сэмуэль как раз закончил не слишком умело перевязывать раненое плечо.
– Именно, – спокойно ответил капитан. – Вот так вот возьмём и отпустим! Или кто-то возражает? К примеру ты, Рен? Ты же у нас ничего не боишься – ни демонов, ни призраков, ни морских драконов! Может быть, ты ослушаешься моего приказа и проткнёшь горло этому молокососу?
– Нет, капитан! – отозвался обрадованный Рен. – Прикажешь отпустить – отпустим и расцелуем на прощанье!
Кто-то из пиратов при этих словах заливисто хохотнул.
– Вот это – ответ настоящего морского волка! – поднял палец вверх капитан.
– Волчонка, – ухмыльнувшись, поправил вполголоса Морган.
– Точно, – с весёлой злостью подтвердил Грег. – Волчонка... Так, спускайте лодку, киньте в неё бочонок воды и этих неудачников. Пусть проваливают на все четыре ветра! И пошевеливайтесь! Нам ещё пряности перегружать, а ветер свежеет!
Несколько человек тем временем выволокли из каюты тяжеленные сундуки с серебряной утварью и слитками. А Мэтт пинками гнал перед собой ещё одного матроса, не решившегося участвовать в сражении...

* * *
Шторм был не слишком сильным и прошёл быстро. Наступало лето, а в это время года над Миртанским морем сильные бури проносятся не часто. Впрочем, воды, которые рассекал сейчас “Ветер удачи”, многие учёные картографы относили не к Миртанскому, а к Южному морю. По их мнению, именно Южное море омывало и Южные острова, и несколько более мелких архипелагов. В том числе группу небольших островов, в которую входил Гештат***, издавна служивший яблоком раздора между Варрантом и Миртаной, а недавно провозгласивший себя независимым королевством.
Однако сейчас остались далеко к северо-западу и высушенное яростным солнцем варрантское побережье, и мятежный Гештат. А впереди раскинулись Южные острова – огромный архипелаг, состоящий из десятков крупных и неисчислимого количества мелких островов, протянувшихся в юго-восточном направлении на сотни миль.
Все эти подробности Рен услышал от Скипа и Аллигатора Джека. Эти двое в недавнем абордаже купеческого нефа не участвовали. Скипа берегли как лучшего навигатора, а Аллигатор входил в бригаду Генри, которая во время боя оставалась на галеоне.
Море успокоилось, на тёмно-синем небе зажигались первые звёзды. Вся команда "Ветра удачи" собралась проводить в последний путь плотника Ли, погибшего в своём первом бою. Хотя убитый, бывший при жизни изрядным болтуном и законченным пьяницей, нравился далеко не всем, на лицах пиратов застыла печаль. Родрик, долгие годы работавший с Ли на верфи Гарвелла в Хоринисе, украдкой утирал слёзы.
Зашитое вместе с пушечным ядром в парусиновый саван тело положили на широкую доску. Капитан Грег невнятно прочёл молитву Аданосу. Доску наклонили, тело скользнуло в воду, и тёмные воды сомкнулись над ним, став последним пристанищем корабельного плотника.
Пираты, тихо переговариваясь, разошлись по своим местам. А Рен остался стоять у борта, задумчиво глядя на потерявшие недавнюю ярость волны. Он заново переживал вчерашнюю схватку на палубе купеческого нефа, долгий и очень странный взгляд капитана, решавшего судьбу пленников. Вспоминал, как отпущенная команда торговца спускалась в лодку, и как молодой моряк, пощажённый им в схватке, благодарно кивнул головой на прощанье. Перед глазами начинающего пирата вновь горел "Весёлый странник", подожжённый по приказу одноглазого Грега. На снастях и надстройках плясали в обнимку с крепчающим ветром языки пламени. Он снова видел, как пылающее судно, особенно яркое на сером фоне предштормового моря, быстро отдаляется от набирающего ход галеона...

КОНЕЦ

Примечания:

*Главный герой Рен - из мода "Жизнь пирата".

**Для тех, кто не играл в “Жизнь пирата”: плотник Ли и генерал Ли - совсем разные люди. Тёзки просто.

***Остров Гештат упоминается в моде “Пакт зла”.

Последний раз редактировалось Forgotten; 03.09.2010 в 02:16.
Дикарь вне форума Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ergistal (08.09.2011), granevek (27.08.2011), Шепот (13.10.2016), Эрин О'Коннэлл (29.08.2011)
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 05.11.2015, 22:12   #3
Дикарь
Старожил
Боцман
Посол мира Готики
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 15.12.2009
Сообщений: 286
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 98

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Дикарь: "Долгий путь в Миртану"

Ссылка на роман "Долгий путь в Миртану" здесь давно битая.
Вот рабочая: [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]



А ещё есть рассказ, который в определёной степени можно считать продолжением романа:
Спойлер:

Миссия капитана Рена

Лёгкая каравелла, уверенно подхватывая струи свежего ветра треугольными полотнищами парусов, резала форштевнем покатые бока волн. Курс она держала на юго-восток. Клонящееся к окоёму солнце золотило её высокую корму, на которой в этот час находились четверо. Три человека и необычайно крупный и сильный орк той породы, что издревле населяет острова Миртанского моря - с низким покатым лбом и густой бурой шерстью по всему телу. Волосатый, на пару со смуглым худощавым парнем, уверенно удерживал румпель, не позволяя судну рыскать и терять ветер. И орк, и его напарник внимательно прислушивались к беседе, которую вели два других человека.
- ...И тогда мы решили уйти из команды Грега, - говорил один из них. Он был молод, хотя уже далеко не мальчик, широкоплеч, темноволос. Одет в проклёпанную куртку из коричневой замши, из-под которой выглядывал ворот белоснежной рубашки из тончайшей варрантской ткани. Украшенные золотым шитьём пояс и перевязь отменной шпаги выдавали его высокое положение на судне. В то же время, отмеченное косым шрамом обветренное лицо не отличалось изяществом черт и, как могло показаться, принадлежало недотёпе и простаку, если бы не глаза - живые, дерзкие и умные.
Его собеседник, кутавшийся в зеленовато-синюю мантию светловолосый немолодой маг, поднял на него заинтересованный взгляд и спросил:
- И что одноглазый? Сильно разозлился? Насколько я его помню, он никогда не отличался покладистым нравом.
- Взбесился, разумеется, - кивнул молодой человек. - Но потом угомонился. Тем более что мы имели полное право так поступить. По пиратскому обычаю...
- Знаю-знаю, - усмехнулся маг. - Думаешь, я век в этой хламиде хожу? Приходилось мне носить и моряцкую куртку.
- В самом деле? Вам каждый раз удаётся меня удивить, уважаемый Риордиан! Надеюсь, расскажете о своих плаваниях?
- Непременно, но как-нибудь в другой раз. Пока же мне не терпится дослушать твою историю.
- Можно многое рассказать, но нам на это ночи не хватит, - проговорил парень, задумчиво потирая левую щёку, украшенную старым шрамом. - Если коротко, мы решили завязать с пиратским ремеслом и заняться более мирными делами. Не могу сказать, чтобы наш новый промысел был законным - контрабанда, в основном. Или вот поручения вроде вашего...
- О, в данном случае вы целиком и полностью на стороне закона, капитан Рен! - поспешил заверить его маг.
- Именно поэтому вы наняли меня, чтобы я тайно отвёз вас с вашими людьми в Гатию и обратно?
- Видишь ли, время сейчас опасное и тревожное. Правитель Ли только-только заключил прочный союз с кочевниками Варранта и установил перемирие с орками. И среди людей, и среди волосатого народа, - при этих словах Риордиан невольно покосился в сторону стоявшего на руле орка, - немало противников примирения. Поэтому мы вынуждены действовать тайно, хотя наша миссия благородна и послужит благу Миртаны. Она очень важна, и не случайно мы обратились к прославленному Морскому Дракону Рену - благородному пирату...
- Не трудитесь, я вам и так верю! - засмеявшись, воскликнул Рен. - И не стоит так подозрительно смотреть на Кушрока. Уж он-то всецело за мир между нашими народами.
- Просто не могу привыкнуть к орку в команде, - проворчал маг, но, не желая никого обидеть, сразу же перевёл разговор на другую тему. - А это судно? Ты ведь говорил, что вы нашли брошенный гукор на берегу Лесмора. А мы сейчас находимся на борту каравеллы. Неужели ты хочешь сказать, что прежний владелец отдал её вам просто так, без кровопролития?
- Представьте себе, почтенный Риордиан, без единой капли крови. Даже вина с ним выпили в честь удачной для нас обоих сделки. Эта каравелла построена по моему заказу на верфи Юранских островов мастером, известным далеко за пределами этого архипелага. И мы за неё честно расплатились. К тому времени у нас накопилось достаточное количество золота, жемчуга и магической руды. А наш гукор, хоть и очень ладный и быстрый, оказался построен из сырого леса и долго не прослужил. Теперь его, наверное, давным-давно разобрали на дрова. Я назвал в честь него новое судно, именно поэтому эта каравелла тоже зовётся "Гарпией". Одноглазый Грег не уставал повторять, что переименовывать корабль - плохая примета, и что он в этом убедился на собственном горьком опыте... Как бы там ни было, надеюсь, что судьба новой "Гарпии" окажется более благополучной, чем у моего первого корабля.
- Я тоже надеюсь на это и буду молить Аданоса об удаче для вашей команды.
Оба собеседника замолчали, глядя на солнце за кормой, которое как раз коснулось налитым расплавленной медью краем поверхности моря. Тем временем над палубой разнёсся надтреснутый звон рынды, по трапу простучали лёгкие шаги, и перед Реном вырос высокий, стройный, с претензией на роскошь и изящество одетый человек.
- Моя вахта, капитан, - сказал он.
- Хорошо, Дарион, приступай. Ветер попутный, тебе только и остаётся, что следить за курсом.
- Будет исполнено, капитан, - поклонился названный Дарионом моряк.
- Повезло мне с помощником, - обращаясь к магу, весело сказал Рен. - Отличный моряк и воин. Умел, храбр и ввязываться в опасные приключения любит не меньше, чем я. К тому же неплохо владеет магией и кузнечным ремеслом, да ещё и зелья варит отменные.
- Вот как, и магией владеет! - удивлённо поднял брови Риордиан. - Где же ты такого нашёл?
- Вы меня, наверное, не помните, - усмехнулся помощник. - А между тем мы встречались. Я как-то поправлял оковку на вашем магическом посохе, когда вы прибыли в лагерь Братства Спящего вместе с почтенным Сатурасом для встречи с Ю-Берионом.
Удивлению Риордиана не было предела.
- Так ты тоже был за Барьером! - воскликнул он. - Вот оно что...
- Да, я был кузнецом в лагере на болотах. Правда, теперь мне редко приходится стоять у наковальни. Обязанности старшего помощника не оставляют на это время. Однако иногда приходится это делать, когда возникает нужда. К тому же, мне очень нравится это занятие.
- Но как же ты?..
- Как я оказался среди пиратов? О, эта история наверняка покажется вам довольно занимательной. Но я расскажу немного позже, если позволите. Сейчас мне нужно приступить к своим обязанностям, - вежливо улыбнулся Дарион.
- Не смею больше отвлекать, - без тени обиды или недовольства кивнул Риордиан и степенно пошагал прочь. Он покинул ют и, уверенно ступая по качающейся палубе, направился на бак, где его ожидали спутники - пятеро мощных парней, до поры попрятавших в рундуки свои наёмничьи доспехи, что носили следы многих битв. Свита мага отличалась редкостной молчаливостью, с пиратами Рена эти люди говорили мало, исключительно о делах обыденных, и ни разу не коснулись в разговоре цели путешествия.

***

Несколько дней спустя "Гарпия" со спущенными парусами тихо покачивалась на спокойных водах узкой, укрытой скалами бухты у юго-западного побережья Хориниса. Местность эта была пустынной отчасти по причине невысоких обрывистых гор, подходивших к самой воде, а отчасти из-за располагавшихся за ними и имевших дурную славу древних развалин не то замка, не то крепости, по слухам, в незапамятные времена именовавшейся Алагарусом. Впрочем, слепо доверять слухам - не лучшая привычка для путешественника.
К югу от руин начиналась более весёлая местность - волнистая равнина с богатой фермой, за которой в море вдавался покрытый лесистыми холмами мыс.
А на востоке, плотно усевшись на морском берегу, гудел и норовил выплеснуться за пределы каменных стен торговый городок Дракия, вступавший, кажется, в пору своего процветания. Теперь, когда на острове не было и духа паладинов, а орки, после нескольких ощутимых поражений на материке заключившие перемирие с правившим в Венгарде Ли, смирно сидели в Минентале и горах Яркендара, торговля вновь расцвела. Онар, несколько лет назад якобы казнённый Хагеном (о, Медный Лоб, несмотря на производимое им впечатление тугодума, оказался тем ещё интриганом!), вскоре объявился в Хоринисе с отрядом наёмников. Он, где силой, а где хитростью, подмял под себя городской совет, едва успевший вздохнуть после ухода паладинов, и провозгласил себя единственным законным правителем острова. И, хотя город Хоринис немало страдал от бесчинств воинства новоявленного властителя, лежавшая на отшибе Дракия пребывала в тишине и покое. Городок исправно платил необременительную дань Онару и вовсю торговал не только с Хоринисом, контрабандистами с материка и Юранских островов, но и с мирными орками Гортара, что лежит на юге, за проливом.
Всё это прекрасно осведомлённый в местных делах Рен рассказывал Риордиану, который жадно впитывал новые для себя сведения и мысленно сверял их с тем, что уже знал. Когда молодой капитан умолк, маг вздохнул и устремил задумчивый взгляд в сторону скал на юге, за которыми должен был находиться пролив, отделявший от Хориниса город орков.
- Меня всегда удивляло, как мало знаем мы об этой земле, хотя она лежит совсем рядом с Хоринисом, который стал восточным оплотом Миртаны много столетий назад, ещё в правление Коборна Великого, - вздохнул маг. - Ведь, казалось бы: один шаг - и перед нами открылись бы новые обширные земли. Но этот шаг так никто и не пытался сделать.
- Отчего же? - возразил Рен. - Король Фальквард Первый, потомок упомянутого вами Коборна, как раз шагнул за пролив. Да ещё как шагнул! Положил там весь тогдашний цвет миртанского рыцарства! Хорошо ещё, что сам успел оставить потомство прежде, чем пустился на неудачное завоевание Гортара и лежащей к югу от него Гатии. А то бы старая династия могла пресечься ещё за пару столетий до воцарения нордмарских Робаридов. Именно в те времена земля, расположенная к югу от Хориниса, стала называться на королевских картах островом Хорон.
- А разве местные жители зовут её иначе? Что-то я не слышал ничего об этом. Кстати, ты очень начитан для... моряка, пусть даже и капитана...
- Признаться, общего для всех названия у этой земли нет, - покачал головой Рен, пропустив похвалу мимо ушей. - Орки зовут свою часть по-своему, гатийцы - на свой лад. Народы, обитающие южнее - как-то ещё. К тому же, никто не знает доподлинно, остров ли это или оконечность обширного материка. Моря южнее гатийских побережий - как западного, так и восточного, очень неблагоприятны для судоходства из-за множества подводных скал и коварных течений. Говорят, когда орки захватили большую часть Миртаны и обложили покойного Робара Второго в столице, несколько кораблей с беженцами устремились в Гатию. Она тогда ещё считалась очень тихим местом. Некоторые так и называли эти земли: Благословенный Хорон, - при этих словах Морской Дракон грустно улыбнулся. - Так вот, якобы один из кораблей, уходя от орочьих галер, устремился на юг и потерпел там крушение. Потом гатийские рыбаки сняли со скал троих выживших, которые в один голос твердили что-то о морских чудовищах и ужасных магических явлениях...
- Каких именно? - подался вперёд Риордиан.
- Не знаю точно. До меня эта история дошла через десятые руки и успела обрасти кучей небылиц. Болтали о чём-то вроде падающих с неба летучих замков или кораблей. Однако что-то там такое определённо есть.
Оба немного помолчали.
- Пойдёмте-ка обедать, - прерывая молчание, весело сказал Рен. - Шан наверняка что-то смастерил эдакое... из кухни Южных Островов. Такое, знаете ли, с перчиком. У нас всё равно до сумерек ещё много времени, можно не спеша отдать должное его стряпне.
- Сатурас в подобной пище души не чает, хотя старается делать вид, что совсем неразборчив в еде, - ухмыльнулся маг. - Кстати, где вы нашли этого дикаря?
- Шана? На Лесморе. Он заразился духом странствий, после того как провёл какое-то время в обществе одного человека... ну, вы знаете...
- Да-да, эта история с Весами Аданоса, - глубокомысленно закивал головой Риордиан. - Ватрас и Сатурас были вне себя после той неудачи.
Не прерывая беседы, Рен и маг направились на ют, мимо дружно уплетавших обед моряков и наёмников, в живописных позах расположившихся прямо на палубе. Лишь бдительные дозорные - рослый мускулистый Рагдар и дальнозоркий старик Тео - не позволяли себе расслабиться, напряжённо наблюдая за морем и берегом.
Капитан пропустил Риордиана вперёд, открыв перед ним дверь небольшой, со вкусом обставленной каюты, значительную часть которой занимал прочный книжный шкаф. Они уселись за стол, на который находившийся в это время в каюте Шан как раз поставил последнее блюдо.
- Капитана и большой шаман кушать, - заулыбался южанин своим тёмным, страшноватым из-за многочисленных татуированных узоров лицом. - Очень вкусно. Нога большой спрут с перец и огненный травка.
- Спасибо, Шан, - кивнул Рен. - Ступай, тебе тоже надо поесть.
- Шан много кушать. Варит - кушать, солит - кушать. Перец сыпать - кушать, понимать что мало, ещё сыпать, - сообщил он и проворно покинул каюту.
Риордиан и Морской Дракон дружно рассмеялись.
- Никак не могу привыкнуть, что он коверкает речь не хуже любого орка, - усмиряя дыхание, сказал маг. - В то же время ваш орк говорит намного чище, почти как человек.
- О, Кушрок ещё и к чтению пристрастился! - воскликнул Рен. - Обожает труды Феофила о сущности богов, заметки Гуго об орочьих народах и наречиях, а также исторические сочинения Лиудольфа цу Вильфрида. Только от опусов Бартоса Ларанского рычит и плюётся, как сумасшедший.
- Удивительно!
- Что именно вас удивляет? Нелюбовь Кушрока к Бартосу Ларанскому? - с иронией спросил Рен, разливая вино по кубкам.
- Нет, по моему мнению, этот словоблуд в расшитой мантии только напрасно извёл груду доброго пергамента. Так что я и сам готов рычать, будто орк, при одном только упоминании его имени. А вот то, что наш волосатый друг так хорошо разбирается в довольно сложных текстах, поистине удивительно!
- Кушрок потомок орочьего народа нурш, остатки которого разбросаны по многим островам и побережьям Миртанского моря. У них была собственная, чрезвычайно древняя культура. Не в пример оркам-хош с материка, до недавнего времени пребывавшим в варварстве ...
- Ну, в орках-то мы все теперь разбираться стали волей-неволей, - усмехнулся маг. - Даже язык учить жизнь заставила.
При этих словах он отправил в рот изрядный кусок Шановой стряпни. Не успев прожевать, Риордиан замер, открыв рот и выпучив глаза. Собравшись с силами, он всё же проглотил кусок, торопливо запил его вином и выдохнул:
- Нузр укагырх-моррак! (1)
- Зуг - тар-нак хыстррок, (2) - без промедления парировал с трудом сдержавший смех Рен. - Как и панчак. (3) В том числе и моррак-панчак. (4)
- Не могу не согласиться, однако это адское кушанье едва меня не прикончило, - с трудом отдышавшись, проворчал Риордиан.
- Прошу прощения, я должен был вас предупредить, - напуская на себя сокрушённый вид, покаялся Рен. - Непривычному человеку стряпню Шана лучше есть маленькими кусочками, закусывая сыром или хлебом. Тогда это менее опасно.
- Учту на будущее, - проговорил Риордиан. - Так на чём мы там остановились?
- Если не считать "огненный нога большой спрут", то на книгах.
- Ах, да! И чем же так досадил Бартос Ларанский многоуважаемому Кушроку?
- Полагаю, тем же, чем вам или мне. Пустословием и полным невежеством в вопросах, о которых берётся писать. К примеру, вы читали его четырёхтомный труд по истории и географии под названием "Эркания"? - спросил Морской Дракон.
- Признаться, не доводилось.
- Ничего не потеряли. Представляете, этот столп ларанской науки поместил на месте Гатии какой-то Аргаан, да ещё наплёл про эту несуществующую землю целую гору благоглупостей! Вместо состоящей из двух довольно крупных массивов Хораны описал крохотный островок Фешир, а о Хорелиусе и Восточных, называемых также Орочьими, островах не упомянул вовсе, будто их никогда не было. Я уже молчу о клочках суши вроде Хоруса, Ардамоса, Гештата или архипелага Юран.
Беседа мага и капитана затянулась надолго. Однако сумерки неумолимо приближались, и, в конце концов, Рен должен был оставить гостя наедине с недопитым вином и прогнувшимися под весом тяжёлых фолиантов книжными полками. Сам он пошёл наверх, готовить каравеллу к предстоящему отплытию.

***

Ветер, в течение дня едва ощутимый, к ночи посвежел. Выбравшаяся из укромной бухты "Гарпия", не зажигая огней, обогнула поросший тёмным лесом мыс, который служил южной оконечностью Хориниса. Затем она торопливо прокралась серединой пролива, ширина которого в самом узком месте не превышала расстояние между Восточными воротами Хориниса и усадьбой Онара. По левому борту весёлыми светлячками промелькнули огни Дракии, а как только она исчезла из виду, справа показались бесчисленные багровые отсветы Гортара, что раскинулся под сенью покрытой вечными снегами горы, называемой Троном Богов.
Однако ни в один из двух портов, хорошо знакомых экипажу "Гарпии" по прежним плаваниям, Рен на этот раз заходить не собирался. Риордиан настаивал, чтобы они шли как можно более скрытно и быстро. Капитан не раз замечал тревогу и нетерпение, проступавшие сквозь напускное благодушие опытного мага. Видно, дело, заставившее его пуститься в путь, и в самом деле было спешным и очень важным.
Рассвет застал каравеллу далеко от места дневной стоянки, идущей на юг вдоль восточного гортарского побережья. А на закате она бросила якорь между крохотным лесистым островком, украшенным древней, серого камня, орочьей статуей в десяток человеческих ростов высотой, и пологим, поросшим буйными травами берегом Нижнего Этайна. Эта обширная холмистая местность, как и горный Верхний Этайн, номинально принадлежали королевству Гатия, являясь её отдалённой северо-восточной провинцией. Однако после давней войны с гортарскими орками и последовавшего за ней мора эти земли полностью запустели и были населены немногочисленными беглецами, искателями приключений и бродягами. Несколько лет назад в Верхнем Этайне, в старой крепости с романтическим названием Парталан, устраивал свою резиденцию мятежник Беренгар. Ныне он пребывал в столице Гатии, свергнув престарелого короля и узурпировав трон. Теперь называть эти места Благословенным Хороном можно было не иначе как с сарказмом...
Небо, такое ясное в течение всего дня, к вечеру затянулось мохнатыми тучами. Ночи стояли безлунные, над притулившимся в узком заливчике судёнышком сомкнулась тьма. Шлюпку спускали почти на ощупь, лишь слегка подсвечивая факелами, которые нужно было прикрывать от возможных наблюдателей, притаившихся на берегу. Том, Рагдар и старый Тео под присмотром Дариона снимали кожаные чехлы с установленных вдоль бортов больших арбалетов, заменявших на "Гарпии" пушки. Впрочем, пушки теперь на судах ставили вообще очень редко. Орочьи шаманы и тёмные маги нашли способ воздействовать на порох на расстоянии, и огнестрельная артиллерия стала оружием крайне ненадёжным. В отличие от старых добрых арбалетов, баллист и камнемётов.
- Ждите нас здесь до рассвета, - сказал Риордиан Морскому Дракону, прежде чем спуститься в шлюпку, где его уже ждали наёмники. - Если не вернёмся с первыми лучами солнца, немедленно поднимайте якорь и уходите.
- Мы не привыкли бросать тех, кого считаем союзниками, - возразил Рен.
- Поверь, вы ничем не сможете нам помочь. Только сами напрасно погибните. - Выговорив это, Риордиан решительно ступил на верёвочный трап.
Под тихий плеск вёсел шлюпка растворилась в темноте, а Рен принялся расхаживать взад и вперёд по палубе, напряжённо вглядываясь в сторону берега. Команда, за исключением пары вахтенных и Дариона, разделявшего тревогу капитана, разбрелась по койкам.
Так прошло несколько часов. Близился рассвет. Рену стало казаться, что он видит на погружённом в сумрак берегу какие-то отсветы. Но они могли оказаться и плодом его распалённого воображения.
Когда небо стало едва заметно сереть, волнение капитана ещё усилилось. Не в силах сдерживать его далее, он подозвал Дариона, который уже было начал дремать, усевшись на свёрнутый в бухту канат, и приказал поднимать команду и спускать вторую шлюпку.
- Останешься за меня, - сказал Рен. - Я возьму Сегорна, Кушрока и Шана. Ты с остальными готовь корабль, чтобы можно было выйти в море по первому моему сигналу.
- Может быть, лучше мне отправиться на берег? - осторожно проговорил Дарион. - Ты капитан, тебе не стоит рисковать попусту.
- Попусту - не буду, - ответил Рен. - Всё, выполняй приказ!
Дарион в ответ только вздохнул и отправился будить людей. Это надо было сделать без лишнего шума, чтобы не выдать себя раньше времени возможному врагу топотом и голосами.
Вскоре киль шлюпки коснулся воды, и Рен первым скатился в неё по веревочному трапу. Трое его спутников тоже не заставили себя ждать. Все они были увешаны оружием с ног до головы. Сложив его на днище лодки все четверо, включая Морского Дракона, уселись за вёсла и погребли в сторону едва различимого в предрассветных сумерках берега.

***

- Ну как, видно что-нибудь? - спросил Рен, как только Шан бесшумной тенью скользнул в приткнувшуюся к берегу шлюпку.
- Я далеко не ходить. Тут трава, а я привык прятаться в лес, - проворчал разведчик. - Но лодка большой колдун видел, мы её мимо проходить, в темнота не видать.
- А они сами?
- Моя не знать. Но, думай, там - за те холмы. Там шум слышать.
Рен на миг задумался, а потом решился.
- Ладно, парни, - сказал он. - Выступаем. Шан идёт первым, я за ним, Кушрок прикрывает тылы. Не шуметь, смотреть в оба. Если прикажу отступать - бегом к лодке. Вопросы есть?
- Да всё ясно, капитан. Не в первый раз, поди, - проворчал Сегорн.
Все четверо тихо отошли от берега и по пояс скрылись в мокрой от росы траве, покрывавшей берег.
Здоровенный нордмарец вооружился своим любимым топором с двумя лезвиями и мощным арбалетом. Ручную мортиру, громкую и долго заряжающуюся, он на такие дела не брал. Шан взял длинную духовую трубку, стрелявшую отравленными стрелами, и обычную пиратскую саблю, в обращении которой здорово поднаторел за минувшие годы. Орк давно отказался от традиционного топора-краша, сменив его на пару двуручных абордажных сабель. Вернее, это у людей они считались двуручными, а огромный орк орудовал каждой из них одной мощной лапой, выучившись сражаться по-варрантски, двумя клинками одновременно. Лишь Рен, как всегда, остался верен своему привычному вооружению - шпаге мастера и длинному, круто изогнутому луку, который не всякий смог бы и натянуть. Морской Дракон же выпускал из него стрелы с поразительной быстротой, в любых условиях, часто целясь на звук или едва заметное шевеление ветвей. Промахивался он крайне редко.
Четвёрка перевалила через прибрежный холм, затем поднялась на вершину второго, откуда в свете нарождающейся зари перед ними открылась удручающая картина. Отряд Риордиана остановился в ложбине между холмами, чтобы дать здесь свой последний бой. Помимо самого мага и последнего из его наёмников на их стороне дрались ещё трое. Противников же было вдвое больше и они явно брали верх.
Помимо доброй дюжины закованных в состоящие из крупных пластин доспехи воинов, в числе врагов находились трое магов в длинных тёмно-синих с красными узорами мантиях. Все трое по очереди метали заклинания, которые Риордиан отражал уже из последних сил. Его запас маны явно подходил к концу, участь мага и его спутников была предрешена. Тем более что из всех наёмников в живых оставался лишь один, да и тот истекал кровью, едва ворочая двуручным мечом. Рядом с ним ловко отмахивался топором крепкий бородатый мужик, а сбоку посылал из лука стрелу за стрелой тощий смуглый тип в потрёпанных красных доспехах. Все они старались прикрыть молодого плечистого парня в добротной одежде. Тот, впрочем, от драки тоже не прятался и при каждом удобном случае бил во врагов из арбалета, хладнокровно выцеливая очередную жертву. И, надо отметить, прочные доспехи не всегда спасали нападавших от его болтов.
- Кажется, мы как раз вовремя, - процедил сквозь зубы Морской Дракон и обернулся к своим людям. - Так, ребята, я выхожу вперёд, а вы следом. Но только тогда, когда наступит время.
- А когда оно наступать? - уточнил Шан.
- Сам увидишь, - усмехнулся Рен.
Затем капитан встал в полный рост, забросил лук за спину, вытащил из-за пояса пергаментный свиток и, читая его на ходу, быстрым шагом стал спускаться с холма, выходя в тыл нападающим. Когда те его заметили, было поздно - Рен вскинул вверх ладони, между которыми вспыхнул багровый свет. Вокруг него будто из воздуха возникла полудюжина живых скелетов с двуручными мечами в костяных пальцах. Они сразу же устремились на врага, хрустя суставами.
Кушрок, Шан и Сегорн бросились на помощь капитану. Конечно, это было опрометчиво - ведь вызванные заклинанием Армии Тьмы скелеты нападают на всех без разбора, за исключением своего хозяина. Но, в крайнем случае, Рен мог упокоить любого из них одним лишь словом.
Прежде, чем гатийские воины успели перестроиться, закрывая собой магов от мечей скелетов, один из боевых костяков достал вражеского заклинателя и тут же сам рассыпался кучкой костей под градом ударов. Второго мага прикончил из лука Рен, а третьему попала в шею отравленная стрела Шана.
Враги тем временем уже оправились от неожиданности и разделались со всеми скелетами, но потеряли при этом двоих из своего числа. Ещё двое пали от заклинания Риордиана, пущенного водным магом из последних сил, и стрел его людей. Так что против четвёрки Морского Дракона осталось восемь изрядно потрёпанных, но ещё способных к бою врагов. Впрочем, таковыми они оставались недолго.
Рен всадил стрелу прямо в лицо вражескому воину, отбросил лук и выхватил шпагу. Рядом гулко сработал арбалет Сегорна, и ещё одного из нападавших попросту вынесло из строя ударом тяжёлого болта. А затем на гатийцев, вращая мечами, будто ветряная мельница крыльями, с рёвом обрушился Кушрок. Бывалые воины не дрогнули, но они мало что могли противопоставить бешеному натиску и необычному стилю орка. Тут в дело включились и Рен с Сегорном - тоже бойцы не из последних, а отравленная стрелка из духовой трубки Шана отыскала себе ещё одну жертву. А сзади на врагов насела троица, которую до последнего пытался прикрыть Риордиан со своими людьми.
Всё закончилось спустя несколько ударов сердца: на примятой траве лежали тела врагов, Рен и Шан остались невредимы, а орк и Сегорн отделались парой ссадин.
- Я уже приготовился к встрече с Аданосом, - устало произнёс подошедший маг.
- Вы бы с ним и встретились, послушай я вас и останься на корабле, - ответил Рен, уже вернувший шпагу в ножны и подобравший свой лук. - Кто эти люди? - указал он на новых спутников Риордиана.
- Это Фиск и мастер Гомер, - кивнул маг в сторону худощавого лучника и бородатого бойца. - Одни из самых достойнейших сынов Миртаны, каких мне приходилось встречать в своей жизни. А это Ардарик... он миртанец только наполовину, - чуть поколебавшись, представил служитель Аданоса третьего из своих спутников.
- Капитана, его ещё живой! - закричал Шан, склонившийся над телом последнего из наёмников Риордиана, рухнувшего под вражескими ударами в последние мгновения сражения.
- А остальные? - спросил Рен, обращаясь к магу.
- Увы, мой друг, - печально вздохнул тот. - Остальным моим людям уже не помочь. Служители Грау не оставляют живых. Они используют остатки жизненной силы поверженных врагов, чтобы восполнять запасы маны.
- Ну что ж, твои парни умерли как герои, - покачал головой Морской Дракон. - Забираем раненого и возвращаемся на "Гарпию".
- Но капитан, - недовольно проурчал Кушрок, - здесь полно оружия!
- Нет времени. Если подойдёт ещё один отряд, нам несдобровать. Второй раз этот фокус не прокатит, да и таких сильных свитков у меня больше нет.
- Верно, мой друг. Поспешим, - поддержал его Риордиан. - Но кое-что мне всё-таки нужно поискать.
Он пошарил в одежде одного из поверженных магов и с довольным видом извлёк стеклянную бутылку с синей жидкостью. Вылив в рот её содержимое, служитель Аданоса довольно выдохнул и направился к раненому наёмнику, которого уже пытались половчее взять на руки Сегорн и Кушрок.
- Посторонитесь немного, - сказал маг и, остановившись над раненым, вскинул руки. На неподвижное тело излилось синее холодное пламя, наёмник застонал, а вскоре поднялся на ноги без посторонней помощи.
- Держись, Калед! - подбодрил его маг. - Нам только до корабля добраться, а там я живо тебя подлатаю.
- Я... дойду, - ответил тот и, пошатываясь, сделал первый шаг. Нордмарец и орк подхватили его под руки, и весь маленький отряд поспешил к берегу.
Вскоре "Гарпия" расправила свои треугольные паруса и устремилась на север. Миновала маленький островок с возвышавшейся на его берегу гигантской статуей орка, устье большой реки, горы, разделявшие Гатию и Гортар, а потом и сам великий город орков. При свете следующего дня прошла на полной скорости пролив, отделявший его от Хориниса. Когда узкое горло пролива осталось позади, перед каравеллой раскинулась неоглядная ширь Миртанского моря.

***

Долгое, полное опасностей плавание подходило к концу, на горизонте уже показались берега материка, северо-восток которого занимали Варрант, Миртана и Нордмар, такие маленькие в сравнении с бескрайними просторами мира.
Наёмник Калед уже полностью оправился от ран благодаря заботе Риордиана. А Рен тем временем довольно близко сдружился с Ардариком, который оказался отличным парнем.
Как выяснилось, прежде он служил узурпатору Беренгару. А потом узнал, что тот убил его отца, бывшего придворным магом у законного короля Гатии. Тогда Ардарик покинул Беренгара и начал борьбу с ним. Правда, за ним мало кто пошёл, немногочисленный отряд был разбит наголову, а сам Ардарик смог спастись лишь благодаря самоотверженности своих друзей Альвина и Лагаримана, не задумываясь, отдавших за него жизни. Впрочем, эта жертва оказалась бы напрасной, если бы не миртанцы Гомер и Фиск, которые долгое время помогали Ардарику скрываться в горах Этайна...
Когда каравелла бросила якорь в неприметной бухточке, пришла пора расставаться. Ардарик и Рен тепло распрощались, а затем гатиец вслед за Каледом, Гомером и Фиском спустился в шлюпку, которая должна была отвезти их на берег.
- Оставшаяся часть награды ждёт на берегу, мой друг, - сказал Риордиан, положив ладонь на плечо Рена. - Я пришлю её с твоими людьми, когда они будут возвращаться на корабль.
- Спасибо, почтенный Риордиан. Похоже, мы её действительно заслужили.
- И награду, и много чего ещё. Если тебе когда-нибудь захочется получить славу и признание, просто зайди в гавань Венгарда. Уверяю, вас там встретят как героев, - сказал маг.
- Спасибо. Но я предпочитаю оставаться неуловимым Морским Драконом, благородным пиратом, - улыбнулся Рен.
- Ну, раз таков твой путь... Но в любом случае, среди тех, кто попытается тебя поймать, кораблей миртанского королевского флота уж точно не будет.
- Королевского? В Миртане нет короля уже много лет.
- Ошибаешься, мой друг, теперь есть.
- Неужели?.. - опешил Рен, кивнув в сторону борта, за которым скрылся Ардарик. - Но он же гатиец!
- По отцу. А по матери - родственник покойного короля Робара. Единственный в мире человек, который ещё может претендовать на миртанский престол на законных основаниях. Правитель Ли специально отправил на его поиски Фиска и Гомера.
- Вот так дела! Выходит, скоро мы увидим лицо нашего приятеля на новеньких золотых? - проговорил Рен.
Маг в ответ утвердительно кивнул и весело рассмеялся.
- Думаю, Арданарих I окажется не самым худшим монархом в истории Миртаны.
- Пожалуй, - согласился Рен. - Мне он показался славным парнем.

--------------------------
Примечания:
1) Нузр укагырх-моррак! (оркск.) - "Злей людской неволи" (орочья поговорка).
2) Зуг тар-нак хыстррок, (оркск.) - "Выдержка - доблесть воина" (цитата из воинских наставлений Хош-Пака, ставшая крылатым выражением).
3) Панчак (оркск.) - "говорящий с духами", то есть шаман.
4) Моррак-панчак (оркск.) - "человечий шаман". Так орки называют магов-людей, вне зависимости от круга, к которому те принадлежат. Иными словами, Рен хотел сказать, что для мага выдержка тоже очень важна, как и для воина.
Дикарь вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Пелагея (11.11.2015), Шепот (13.10.2016)
Старый 11.11.2015, 20:07   #4
Дикарь
Старожил
Боцман
Посол мира Готики
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 15.12.2009
Сообщений: 286
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 98

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Дикарь: "Долгий путь в Миртану"

Ещё один рассказ, сюжетно связанный с предыдущими текстами.

Старая каменная плитка
Спойлер:
Глава 1. Дурное настроение капитана Штека

Вечернее солнце окрасило окружавшие бухту красные скалы в багровый цвет. Длинные тени от их вершин, кое-где поросших перекрученными ветрами деревьями, протянулись в море, отчего вода в бухте казалась тёмно-зелёной и маслянистой. Вёсла двух шлюпок, двигавшихся к берегу, погружались в неё с тихим плеском, а потом, поднимаясь, густо роняли капли и снова ныряли вслед за ними, словно в бесплодных стараниях вычерпать бухту до дна.
Человек в треугольной шляпе, сидевший на корме одной из шлюпок, оглянулся назад, на застывший невдалеке трёхмачтовый корабль с убранными парусами и с неудовольствием отметил про себя, насколько старым и потрёпанным он выглядит. Даже обвисший без ветра чёрный флаг на грот-мачте напоминал потемневшую от грязи тряпку. Человек в треуголке сердито дёрнул себя за вислый ус, выругался сквозь зубы и сплюнул за борт.
- Эй, живее там! Тащимся, как мясной жук по шныжьему навозу, - прикрикнул он на гребцов. Те зашевелили вёслами чуть бодрее.
Впрочем, берег уже был близко, скоро гребцы убрали вёсла, попрыгали за борт и выволокли шлюпку на красноватую гальку пляжа. Рядом уже суетился экипаж второй посудины.
- Вон там неплохое место для лагеря. Как думаешь, капитан? - произнёс подошедший к человеку в треуголке седой хромоногий тип, указав на широкую прогалину между скалами. - Сдаётся, там и вода должна быть неподалёку.
- Да становитесь хоть у Белиара на загривке! - раздражённо ответил тот. - Мы будто на пикник сюда приехали. Какого только демона я послушал тебя, Крыса, и разрешил высаживаться на ночь глядя?
- Не кипятись, Штек! Люди уже истомились в плавании, да и я сам, признаться, рад ощутить под ногами твёрдую землю. Я еле сумел уговорить нескольких ребят остаться сторожить корабль.
- А, Белиар с вами! Делайте что хотите, - махнул рукой капитан Штек. Обернувшись, он немедленно пнул молодого парня, тащившего от шлюпки здоровенную корзину, из которой выглядывали горлышки разнокалиберных бутылок. - Куда поволок, бестолочь?! Поставь сюда!
Бедолага лишь ценой невероятных усилий удержал равновесие и не вывалил свой хрупкий груз на твёрдую гальку. Остальные моряки, споро метавшие из шлюпок ящики, бочонки, тюки, связки инструментов и оружия, дружно заржали. Капитан выхватил из корзины одну из бутылок, зубами вырвал пробку и, дёргая кадыком, вылил не менее половины содержимого посудины себе в глотку. Он довольно крякнул, вытер свисавшие до подбородка усы и заметно повеселел.
- Штек открыл кингстоны, теперь подобреет, - подмигнул один из моряков другому, коренастому пожилому человеку в почтенных летах с лысой, как тыква, головой. Тот понимающе хмыкнул.
Не прошло и получаса, как в ложбине меж двух высоких скал, по краю которой струился едва приметный ручеёк, весело полыхал костёр, над ним один из прибывших уже пристраивал здоровенный котёл. Вокруг грудились кучи вещей, несколько человек тащили из ближайшей рощицы сухие сучья на дрова и жерди для палаток. Хромоногий Крыса, всё время заковыристо ругаясь, раздавал парням инструменты, приказы и затрещины.
Капитан Штек сидел среди всей этой суеты на свёртке парусины и время от времени прикладывался к бутылке.
- Эй, Йон! - позвал он одного из моряков - долговязого спокойного мужчину с короткой тёмной бородкой на рябом лице.
- Да, капитан, - отозвался тот и неторопливо приблизился.
- Думаю, нужно разослать разведчиков. Пусть осмотрятся, пока не стемнело. А то сидим тут как слепые щенки... Двоих пошли вдоль берега на восток, ещё пару ребят - на запад. Между теми скалами должен быть проход. Вон там, где деревья. А сам возьми ещё двоих парней покрепче и пройди на север, вверх по ручью. Если успеешь, переберись через ту гряду и посмотри, что там. Судя по карте, место, которое мы ищем, должно быть где-то неподалёку.
- Как скажешь, капитан, - меланхолично ответил Йон и направился к толпившейся у костра кучке моряков. По дороге он кому-то махнул рукой, кого-то окликнул по имени и вот уже семь человек, навесив на пояса сабли и топоры, закинув за спины луки и арбалеты, скорым шагом направились в разные стороны от бивака.
- Штек, твоя палатка готова, - доложил капитану незаметно прихромавший Крыса.
- Молодец, дружище, - похвалил своего верного помощника совсем уже размякший Штек. - Садись, пропустим по глоточку горлодёра. Эй, юнга!
Коловший дрова парень испуганно выронил топор и немедленно предстал перед капитаном, заискивающе пожирая его взглядом. Это был довольно высокий и широкий в кости, но сильно исхудавший молодой человек лет 17-18. Лицо его, с правильными чертами, но не отмеченное особым умом и силой духа, украшали несколько ссадин и синяков.
- Притащи-ка нам с Крысой пару бутылок рома и кусок ветчины. И поживее!
- Да, капитан! - срывающимся голосом ответил юнга и со всех ног бросился исполнять приказание.
Вскоре суета в лагере понемногу улеглась. Вокруг костра стояли несколько палаток из потемневшей от времени и морской воды, залатанной во многих местах парусины. Штек и Крыса мирно выпивали в сторонке. Моряки получили по миске с похлёбкой, куску ветчины и чарке рома, расселись, кто где, и принялись ужинать. Лишь двое часовых, увешанные оружием, зорко оглядывали окружавшие бивак скалы и деревья, ловя ноздрями приятные запахи, доносившиеся от костра.
Юнге, делавшему самую тяжёлую работу по обустройству ночлега и постоянно получавшему тычки и затрещины со всех сторон, тоже выпала, наконец, возможность перевести дух. Он уселся на обрубок древесного ствола рядом с пожилым лысым моряком, который, в отличие от других, проявлял к нему хоть какое-то дружелюбие, и принялся торопливо жевать свою порцию.
- Скажи, Оуэн, что это за место? - покончив с едой, спросил парень.
- Сам, что ли, не видишь? - невнятно пробухтел в ответ лысый, пытавшийся заскорузлым пальцем выковырять кусочек ветчины, застрявший между немногими сохранившимися у него зубами. - Остров какой-то, в самой заднице у Белиара. Капитан наш отыскал где-то плоский камень с нарисованной на нём картой, и демоны ему нашептали, что будто бы на этом куске грязи какой-то древний полудурок зарыл сокровище. А карта указывает к нему путь. Вот мы и припёрлись сюда через всё Миртанское и половину Гатийского моря. Лучше бы трясли торговые посудины возле Юрана, всё проку больше!
- А откуда ты знаешь про карту? Никто про неё вроде бы не говорил, - удивился юнга.
- Случайно услышал, как Крыса и Штек трепались об этом в каюте. Я как раз в это время болтался в люльке снаружи, под иллюминатором, и смолил корму. Эти молодые головорезы, которых капитан насобирал в самых вонючих кабаках Миртаны, даже простых вещей делать не умеют. Такие же криворукие, как ты. Вот и пришлось мне, старику, висеть на снастях и изображать из себя дрессированного гоблина, - начал ворчать Оуэн. - Это было ровнёхонько накануне того вечера, когда ты свалился нам на палубу прямо из воздуха... Доски на корме совсем рассохлись, а Йон - наш плотник - вместо того, чтобы делом заниматься, только скачет с саблей по палубе и грот-мачту дырявит из арбалета!
- Так ты думаешь, что никакого сокровища здесь нет? - поспешил вставить новый вопрос юнга, который уже знал, что Оуэн способен бухтеть часами.
- Да какой недоумок, будь он хоть сто раз древний, потащит золотишко в такую дыру? Деньги - они любят большие города, где полно богатых лавок, весёлых кабаков и борделей. Уж поверь моему опыту, малыш, - отмахнулся старик. - Пират должен выслеживать корабли с дорогими товарами и брать их на абордаж или грабить прибрежные селения, а не ковырять киркой какую-нибудь грязную кучу камней! Знавал я когда-то одного парня - юнгу вроде тебя. Он тоже любил искать клады, даже нашему старому капитану голову задурил...
- Штеку?
- Да какому Штеку! Штек в ту пору ещё пелёнки пачкал и у мамки титьку требовал. Того капитана звали Грег. Грег Одноглазый. Правильный был пират. Не то, что какой-нибудь живодёр вроде Мендозы или Гарта. Но и не любитель покрасоваться, как чистоплюй Скарфирт. А поди ж ты! И его потянуло искать сокровища...
- И что, нашёл он его?
- Ага, нашёл. Правда вместо золота и дорогих камешков там оказалась груда трухлявых свитков с непонятными закорючками. Нет, малыш, не наше это дело - ползать по пыльным подземельям и разбирать древние каракули! Пусть этим водные маги занимаются. Я, конечно, уважаю служителей Аданоса, как и все моряки, но всё же, думается, чтобы стать одним из них, надо уродиться малость повёрнутым на всю голову. - Выдав эту глубокомысленную тираду, Оуэн допил ром, с сожалением заглянул в опустевшую кружку и поудобнее устроился на бревне, бездумно пялясь на потемневшие скалы на западе, за которыми скрылось солнце.
- А что он вообще за капитан был? Ну, Грег этот, - вновь затормошил старого пирата юнга.
- Да правильный был капитан, говорю, - нехотя ответил тот. - Жил сам и давал жить другим. Напрасно не зверствовал, но если надо было кому-то оттяпать башку, то долго не раздумывал. И добычу делил по справедливости. Я когда в его шайку попал, молодой совсем был. Примерно как ты сейчас. И почти такой же глупый. Тоже за приключениями и сокровищами дурака потянуло! Если б знал тогда, что меня ждёт, никогда бы не стал пиратом!
- Но я не...
- Не перебивай! Так вот, меня назначили юнгой и помыкали, как хотели. "Оуэн, беги туда! Оуэн, сделай это!" А чуть что не так - сразу в зубы. Ну, не тебе это рассказывать, сам уже на своей шкуре почувствовал. Правда, это меня тогда и спасло.
- Как это?
- Послали с ещё одним парнем на берег, заготавливать брёвна. Поэтому я и не попал в тот злополучный рейд...
- За сокровищами?
- Нет, сокровища - это потом. А тогда Грег собрал почти весь молодняк, какой был в команде, и отправился в плавание вдоль берега Хориниса. Надеялся тряхнуть какой-нибудь рудовоз или что подвернётся. А большинство опытных парней остались на берегу.
- Почему? - удивился юнга.
- Да кто его знает. Может, потому, что старые морские волчары в тот день были все пьяные в дым и валялись на песке, как дохлые медузы. Не зря же Грег потом на целый месяц сухой закон ввёл. А, может, просто хотел подучить молокососов. Но кончилось дело тем, что они нарвались на королевский боевой корабль, и тот мигом пустил нашу развалину на дно неподалёку от Хоринисского маяка. Грег, конечно, и в тот раз сумел вывернуться и не попасть на рею. Вернулся в лагерь злой, как мракорис, да ещё какого-то чудного мужика с собой притащил...
- А сокровища?
- Да что ты заладил - "сокровища, сокровища"! Это позже было. Мы как раз отбили у орков здоровенный галеон, который они сами перед тем угнали у паладинов. Может, это был тот самый корабль, который пустил на корм рыбам наших парней, кто знает. Галеон был изрядно повреждён и не слушался руля. Мы едва затащили его шлюпками в укромную бухту возле Долины Зодчих. Знаешь, где это?
- Нет...
- Бестолочь! Так вот, плотник наш тоже погиб, поэтому Грег сманил нескольких рукастых парней с верфи и те принялись чинить корабль. А мы всё так же таскали им древесину с берега, - ударился в воспоминания Оуэн. - Вот тут и объявился у нас тот парнишка. Немного моложе, чем я тогда был, шустрый такой. И тоже, как и ты, с неба свалился. "Телепортирвался", говорит. Его сразу назначили юнгой, а меня перевели в матросы. Правда, от проклятых брёвен всё равно не отставили!
- Но хоть оплеухи теперь ему доставались... - вздохнул юнга.
- Да какие оплеухи! Он хитрый оказался, как гоблин, ловкий и дерзкий, к тому же. Но все поручения исполнял охотно. Недели не прошло, как все в нём души не чаяли. Вот он-то и притащил Грегу ту карту, тоже на каменной плитке и очень древнюю. Корабль к тому времени уже починили, Грег велел ставить паруса и мы отправились на какой-то заброшенный островок. Там этот юнга и нашёл старинное подземелье с кучей свитков. И, знаешь, удивительное дело, Грег на него нисколько не разозлился. Хотя другому за такую зряшную прогулку по не самым безопасным водам голову бы снял.
- А ты сам что делал, пока они сокровища искали? - полюбопытствовал юнга.
- Брёвна пилил. Для нового лагеря на берегу, - проворчал Оуэн.
Парень невольно ухмыльнулся, за что немедленно словил подзатыльник.
- Посмейся ещё над стариком! Ничего больше не расскажу.
- Прости, Оуэн! Я не хотел. Расскажи ещё что-нибудь, - заныл юнга, потирая ушибленное место.
- Ладно, так и быть. Но будешь ещё склабиться, то возьму вот это полено и всё его об тебя обломаю, клянусь Аданосом, - для виду покипятился лысый пират и снова погрузился в воспоминания. - Всё же то время, когда я ходил с Грегом, было не худшим в моей жизни. Правда, после одной заварухи меня бросили, решив, что мёртвый. Это на Южных островах было. Подобрала меня одна туземка и выходила. Горячая была девка, скажу я тебе! И готовила вкусно, только с перцем перебарщивала...
- А почему ты с ней не остался? В море потянуло?
- Какое там! Узнал меня один сукин сын и сразу сообщил в ближайшую крепость, что на острове прячется опасный пират. Пришлось уносить ноги. Немало я с тех пор поскитался! Полдюжины кораблей сменил, пока прибился к шайке Штека. - проговорил Оуэн и умолк.
- Наверное, кучу лихих капитанов повидал? - вновь потеребил его юнга.
- Да какие это капитаны! Так, шпана мелкая. Вот прежде были капитаны! Одноглазый Грег, Артуа Кровавая Рука, Мендоза, Гарт, Скарфирт...
- Это который чистоплюй?
- Да, он таким и был. Нападал в основном на королевские рудовозы. Любил изобразить великодушие, поиграть в светлого героя. Всегда отпускал моряков, которые сдавались ему добровольно или оставались в живых после абордажа. Раздавал часть награбленного жителям рыбацких деревушек. Спасал потерпевших крушение. В конце концов, кто-то из спасённых донёс на Скарфирта властям, и беднягу вздёрнули возле стены городской цитадели на острове Хорана. Доигрался в благородство, в общем. Впрочем, некоторые утверждают, что всё было иначе, и что Скарфирт погиб в бою с орками.
- А этот... Кровавая Рука?
- Суровый был капитан. И ребят в команду подобрал себе под стать. Но тоже дёрнуло дурня на старости лет заняться кладоискательством. Попёрся куда-то в горы Хориниса. Сам сгинул и остальных из его команды с тех пор тоже никто больше не видел, - покачал головой Оуэн. - А вот Гарта и Мендозу сгубила жестокость и жадность. Додумались - захватывать людей и продавать оркам в рабство! На такое правильный пират никогда не пойдёт. Убить, ограбить, взять в заложники ради выкупа или, по крайности, заставить пленников на себя работать - это одно. Но оркам людей продавать!.. Вот у нашего Штека много грехов на совести, но предложи ему заняться таким паскудным делом - враз головы лишишься.
- Получается, что все пиратские капитаны рано или поздно плохо кончают? - старательно морща лоб, сделал вывод юнга.
- И капитаны, и прочие из нашей братии. Кого не пустят на дно или не прирежут на берегу, тот повиснет на рее или сдохнет в нищете, надравшись дешёвого пойла, - вздохнул старый пират. - Хотя, конечно, бывают исключения, хоть и не часто. Вот взять, к примеру, Яспера. Мы с ним по молодости ходили с полгода на одном провонявшем кровью и сивухой гнилом корыте. И что ты думаешь? В прошлом году встречаю его в Ремве - это такой убогий городишко на материке. Глухой угол, но тихо там и стража вся прикормленная. Завёл наш Яспер лавку, нажрал морду, как у королевского судьи, важный такой ходит, все ему кланяются. Или тот юнга... Ну, о котором я рассказывал.
- Который с Одноглазым Грегом сокровища искал?
- Угу. Тот самый. Он, оказывается, забросил пиратское ремесло, обзавёлся собственным кораблём, сколотил команду из бывших греговых парней и ещё кого-то. Занимался всякими тайными поручениями от разных важных шишек. Контрабандой, конечно, тоже не брезговал, но с законом как-то ладил. И, говорят, даже клады продолжил искать, причём куда удачнее, чем в тот раз с Грегом. Бывает же! Правда, он тоже старый теперь должен быть, мы же с ним почти ровесники...
Юнга ещё долго бы сидел, развесив уши, но тут некстати заявился кок и пинками погнал его драить котёл.
Между тем уже совсем стемнело, и в лагере начали происходить всякие события. Налакавшийся рома капитан Штек едва не подрался со своим помощником Крысой, но их, хоть и не без труда, растащили в разные стороны. Затем один за другим вернулись дозоры, посланные вдоль берега на восток и запад. Ничего достойного внимания они не обнаружили. А ещё спустя полчаса вернулась посланная вглубь острова троица во главе с боевитым плотником Йоном. Разведчики очень спешили, ломились через заросли и скалистые расщелины, рискуя покалечиться в темноте. Когда они, переполошив часовых, ворвались в круг света от костра, выглядели все трое растрёпанными и обескураженными.
- Штек, там... там... - задыхаясь после бега, отчаянно жестикулировал всегда такой спокойный, а сейчас необыкновенно возбуждённый Йон.
Вокруг уже собралось всё население лагеря, вооружившееся как для сражения.
- Да говори ты толком, дери тебя тролль! - заплетающимся языком проорал капитан. - Что, демон тебя сожри, случилось?!
- Там... Мы их нашли. Развалины. Очень старые, заросли все. А в них... Не знаю, как объяснить. Свет такой. И его будто наш кок ложкой размешивает...
- Какой, к Белиару, ложкой?! Ты ч-чего несёшь, а? - возмутился Штек. - Опять накурился этой вар-р-рантской дури, волчий ты корм!
- Ты чего, Штек! Ни в одном глазу!
- Врёшь! А ну, дыхни!
Йон с недовольным видом наклонился к пьяной роже Штека и дыхнул.
- Ага! Да от тебя ромом несёт! - радостно заорал капитан.
- Это от тебя самого несёт - фитиль запаливать можно! - взъярился плотник. - Полбочки выжрал, не меньше?
- А-атставить подсчитывать ром за капитаном! - продолжал веселиться окосевший Штек. - А ну, веди к своим развалинам!
- Так ночь же! Мы на ногах еле стоим. Хоть пожрать дайте, - не снижая тона, ответил Йон.
- Договорились. Жри и веди!
Пираты загомонили, засуетились. Кто-то притащил связку факелов и принялся совать их в костёр. Кок сунул в руки Йону кусок ветчины и кружку с каким-то пойлом. Потом из палатки вылез злой и почти трезвый Крыса, обложил всех последними словами и принялся наводить порядок. Обида после ссоры с капитаном в нём ещё не улеглась, и потому он не стал оспаривать решение Штека о ночном походе. Но всё же внёс толику разума во всеобщее сумасшествие. Велел всем, кроме Йона, парням, ходившим на разведку, остаться в лагере. Оставил и кока с Оуэном, которые и сами не рвались ползать в ночи по заросшим дикой растительностью скалам. Кое-как распределил обязанности между остальными: кому нести факелы, кому - кирки и лопаты, назначил троих опытных пиратов в передовой отряд вместе с Йоном. К ним присоединился и капитан. Остальные участники похода потянулись следом. Всего набралось десятка полтора человек.
Обложив всех на дорожку забористыми морскими терминами, Крыса ухромал обратно в палатку.
Штек, размахивая факелом, повёл свой отряд в сумрак ночи. Пираты то и дело теребили Йона, выспрашивая подробности о его находке. Тот огрызался сквозь зубы и старался не сбиться с пути.
Миновав скалы и углубившись в лес, пираты были немедленно атакованы стаей кусачей. Проворные двуногие ящеры с сердитым урчанием бросались на людей из темноты, стараясь отхватить у кого-нибудь клок мяса полными опасных зубов пастями. Но пираты были людьми тёртыми и, несмотря на внезапность нападения, дали тварям достойный отпор. Кажется, живым не ушёл ни один из хищников. Потом извлекли из дуплистого пня юнгу, который забился туда от ужаса, снова взвалили ему на спину тяжеленный ящик, порученный парню при выходе из лагеря, и двинулись дальше.
До развалин пираты добрались далеко за полночь - все измученные, искусанные кровяными шершнями и злые до полного озверения. Едва не побили валившегося с ног Йона, который всё же потерял направление, но, к своему счастью, по чистой случайности наткнулся на искомые руины в самый последний момент.
Юнга, придавленный тяжестью ноши, трудно дышал и мечтал только о том, чтобы упасть и забыться. А лучше умереть. Однако парень прекрасно понимал, что просто так умереть ему не дадут, и потому, постанывая и всхлипывая, цепляясь за края неподъёмного ящика немеющими пальцами, переставлял одеревеневшие ноги. Спины он уже не чувствовал и пребывал в убеждении, что, даже если вдруг выживет, то всю оставшуюся жизнь будет ходить согнувшись.
Одному Штеку было всё нипочём. Время от времени прикладываясь к прихваченной с собой бутылке, он ломился сквозь заросли. Раз пять падал в колючие кусты и один раз - в русло пересохшего ручья, где, судя по запаху, любили купаться в грязи местные вепри. Но, вытащенный за шиворот одним из подчинённых, капитан размазал грязь по роже, отобрал у кого-то факел взамен потерянного ещё в начале пути, прикурил от него самокрутку с болотником и снова полез в заросли вслед за Йоном, мешая идиотский смех с грязными ругательствами. Свою треугольную шляпу он давно потерял где-то в лесу.
Но вот, наконец, продравшись сквозь колючие лианы, пираты оказались на краю площадки, окружённой замшелыми остатками стен и, судя по всему, некогда бывшей просторным помещением в недрах какой-то постройки. В середине этого пространства, будто варево в гигантском котле, клубилось нечто, напоминающее водоворот или крутящуюся воронку из мерцающего тумана.
- Вот, - сказал Йон и в изнеможении сел, где стоял.
Юнга с глухим стуком уронил ненавистный ящик на покрытый гнилыми листьями каменный пол и, постанывая, попытался выпрямить спину. Удалось это ему не сразу. На светящийся туман ему было сейчас глубоко наплевать.
Остальные пираты всё же проявили вялое удивление, выраженное в основном посредством невнятных возгласов и непечатных выражений.
- Что это за пакость?! - проворчал кто-то.
- Эй, а ну, посвети сюда! - приказал капитан одному из парней. Свой факел он уже снова где-то потерял.
В тусклом свете смоляного пламени Штек вытащил из-за пазухи плоский каменный предмет и принялся его изучать, картинно хмуря брови. Несколько косматых, лысых и повязанных косынками голов склонились к нему.
- Закорючки какие-то непонятные... - разочаровано выдохнул кто-то.
- Чушь! Якорь мне в глотку, если это не то самое место! - уверенно заявил капитан. - Должно быть, то, что мы ищем, спрятано под этой гадостью, - мотнул он стоящими дыбом от засохшей грязи усами в сторону непонятной воронки.
Пираты отшатнулись.
- Я туда не пойду! - заявил один из них. - Это магия!
- И меня туда даже якорной цепью не затащишь, - добавил второй.
- Капитан, а, может, нет тут никакого клада или что мы там ищем? - неуверенно спросил ещё один.
- А-а, чтоб вас! Проклятые трусы! - прорычал капитан. - Эй, юнга! Ко мне, бегом!
Ещё толком не разогнувшийся парень проковылял к капитану. Пираты почтительно расступились перед ним - впервые за всё время пребывания юнги в команде.
Штек сунул парню в руку табличку с картой.
- Смотри! Это же то самое место?
- Да, капитан, - мельком взглянув на карту, равнодушно отозвался тот. Ему сейчас всё было безразлично.
- Учитесь, олухи! - важно задрал усы капитан. - Малый совсем недавно в команде, а карты читает лучше вас всех. Почти как я.
В ответ кто-то хмыкнул с явным сомнением, но Штек хладнокровно его проигнорировал.
- Сходи, проверь, сынок, - ласково проговорил капитан и подтолкнул юнгу в середину помещения. Туда, где медленно вращалась воронка из светящегося тумана.
Тупо переставляя ноги, измученный до изнеможения и ещё во время кошмарного пути по ночным джунглям смирившийся с мыслью о смерти, парень вошёл в туман и сразу погрузился в него по пояс. Кто-то из пиратов испуганно ахнул. Однако ничего не произошло. Туман, как и положено этой субстанции, огибал тело. Если бы он ещё не светился и не вращался на одном и том же месте, ничего особенного в нём бы не было.
Сделав ещё несколько шагов, юнга оказался в центре воронки. И тут это произошло. Внутри клубящейся массы часто-часто засверкали маленькие молнии, и одна из них дотянулась до каменной плитки. Та в ответ засветилась и завибрировала. Парень, наконец-то ощутивший испуг, взмахнул рукой, чтобы отбросить плитку в сторону. Но было поздно. На том месте, где он стоял, бесшумно вспыхнул невыносимо яркий свет.
Когда ослеплённые вспышкой пираты вновь обрели способность видеть, они поняли, что в центре туманной воронки никого нет. Да и сам туман светился теперь намного слабее, чем прежде. Впрочем, это вполне могло им показаться после яркого света.
Толкаясь, натыкаясь на остатки древней кладки и топча упавших, пираты вырвались из развалин и бросились бежать. Остановились только на противоположном склоне попавшегося на пути лесистого холма.
- Надо сделать привал хотя бы до утра, - из последних сил прохрипел Йон.
- А юнгу нам придётся искать нового, - совершенно трезвым голосом произнёс капитан Штек.


Глава 2. Возвращение искателей сокровищ

- Благодарю вас, мастер Ультар, - с чувством произнёс Лерой и отвесил неглубокий, но церемонный поклон, ясно дававший понять, что парень получил неплохое воспитание.
- Оказывать помощь всем, кто в ней нуждается, - наш долг, - ответил пожилой маг. - Позволь дать тебе на прощанье несколько советов.
- Почту за счастье, почтенный Ультар, - вновь склонил голову Лерой.
- Полученная тобой рана была очень опасна. В первую очередь тем, что была нанесена когтями нежити, источавшими Тьму. Поэтому впредь постарайся избегать соприкосновений с нечистыми порождениями Белиара, в течение месяца ежедневно протирай место ранения настойкой целебного корня и не забывай возносить молитвы Инносу. Они лучше любых лекарств укрепят твоё телесное и душевное здоровье.
- Ещё раз позвольте выразить мою глубокую признательность. Обещаю неуклонно следовать всем вашим советам. Также прошу принять мой скромный дар на благо церкви Инноса, - с этими словами Лерой протянул Ультару кожаный мешочек, содержавший сотню золотых монет.
- Да освятит Иннос твой путь, сын мой! Твоя набожность делает тебе честь. Особенно после неслыханной щедрости, проявленной твоими друзьями ради твоего спасения, - озарилось доброй улыбкой лицо мага.
Лерой, борясь с нехорошим предчувствием, попрощался со своим спасителем и довольно бодрым шагом, лучше всяких слов подтверждавшим высокое качество лечения, направился к калитке в монастырской стене. Послушник, исполнявший обязанности сторожа, почтительно распахнул перед ним чуть слышно скрипнувшую створку, и Лерой покинул обитель магов Огня, в которой провёл больше месяца.
Оказавшись на вымощенной камнем площадке, отделявшей калитку от длинного моста через наполненное водами горной реки ущелье, Лерой немедленно попал в крепкие объятья своих друзей - Клифа и Эларда.
- Как же я рад видеть тебя живым и здоровым! - искренне воскликнул Клиф.
- Спасибо, что вовремя притащили меня в монастырь и оплатили лечение, - с чувством ответил Лерой. - Маг сказал, что ещё бы несколько часов - и меня бы уже ничто не спасло.
- Это тебе Эларда стоит благодарить, - ответил Клиф. - Он тебя на себе приволок из того подземелья. Ну и с попутным ветром повезло - мы домчались до Хориниса всего за пару дней.
- Клиф выжал из твоей посудины, что только можно, - вставил Элард. - Судно скрипело на волнах так, будто вот-вот развалится. А я двое суток без сна и роздыха вычерпывал воду из трюма и затыкал щели всем, что попадалось под руку!
- Вы молодцы! - воскликнул Лерой, когда они уже шли по мосту. - Мы все трое молодцы. Остались живы и привезли целую кучу золота. Мы ведь теперь богаты, понимаете вы это?
Ответом ему было смущённое молчание.
- Что такое? - с новой силой вспыхнувшим подозрением спросил Лерой, резко остановившись на середине моста.
- Боюсь, что насчёт богатства ты погорячился, - вздохнул Клиф. - Но, безусловно, наше положение теперь намного лучше, чем в тот день, когда мы ввязались в эту авантюру с поиском сокровищ.
- Но там же была целая гора! Она сверкала и переливалась! Я хорошо её разглядел, прежде чем проклятый скелет мракориса рванул меня когтями... - в растерянности горячился Лерой, двигаясь дальше. - А ещё там была приличная куча магической руды!
- Угу. Если бы ты поменьше глазел по сторонам, то эта тварь тебя бы и не достала, - проворчал Элард.
- Так вы что, сразу повезли меня на Хоринис, даже не погрузив наше золото в трюм?! - воскликнул Лерой.
- Нет же, мы всё погрузили, - возразил Клиф. - Тем более, поначалу твоя рана хоть и выглядела опасной, но не настолько. Мы же не маги, чтобы сразу понять, что нежить занесла туда какую-то гадость. Так что мы сначала погрузили всю найденную вами кучу сокровищ. Вот только руду пришлось оставить. Во-первых, она бы всё равно не влезла в трюм. Во-вторых, нам с Элардом пришлось её отдать в уплату за помощь в погрузке местным парням - Бэнни, Шейну, Деклану и Карверу. Знаешь, как у них глазки загорелись при виде нашей добычи? Благо, Эларда и его двуручник на острове все очень хорошо знают. Да и я при нужде легко могу разбить пару глупых голов... Ещё родителям Эларда нужно было кое-что оставить.
Лерой почесал затылок.
- Демон с этой рудой! - заявил он. - Но груда сокровищ действительно была здоровенная. За сколько вы всё это продали?
- Ну, почти сорок тысяч мы выручили. На самом деле, золота там оказалось не так уж много. Большую часть добычи составляли старинные медные монеты с непонятными надписями. Я их продал кузнецам на вес. Было несколько медных и свинцовых статуэток, лишь сверху покрытых золотом и серебром. Но кое-что ценное, конечно, тоже нашлось. Будь у нас время, можно было бы подождать более выгодной цены, но ты метался в бреду, Ватрас не смог тебе помочь и посоветовал как можно скорее доставить в монастырь, где есть необходимые зелья, инструменты и сведущие в исцелении магических ран люди. Поэтому деньги на лечение были нужны срочно, - терпеливо, будто говорил с капризным ребёнком, стал растолковывать Клиф. - Вообще, надо было руду грузить, а ту кучу старого хлама оставить землякам Эларда.
- Выходит, вся наша добыча ушла на моё исцеление? - приуныл Лерой.
- Не вся, но половина - точно. Из оставшихся денег пришлось заплатить налоги, а большую часть - потратить на ремонт твоего корабля. Иначе бы он просто затонул прямо возле причала. Зато теперь ребята с верфи Гарвелла привели его в порядок - починили и заново осмолили корпус, заменили снасти и паруса. Так что можно хоть сейчас отправляться в плавание. Бочонки для воды, запас сухарей, муки, солонины и вина я закупил. В этом году продовольствие довольно дёшево, - пояснил Клиф.
- Так что, у нас ничего не осталось?
- Почему ничего? На наши с тобой доли приходится почти три тысячи золотых наличности. Лично я раньше и таких денег в руках никогда не держал. А Элард свою долю взял не деньгами.
- А чем? - насторожился Лерой.
- Вот этим, - улыбнулся Элард и прикоснулся к торчавшей из-за плеча тёмной рукояти.
- Покажи! - потребовал Лерой.
Элард в ответ молча пожал плечами, снял со спины длинный двуручный меч и подал его Лерою рукоятью вперёд. Тот окинул оружие оценивающим взглядом.
- Рукоять простая. Похоже, из рога драконьего снеппера. А клинок хорош! Судя по цвету, сталь с большой примесью магического металла, - повертев меч так и сяк, с видом знатока заявил Лерой. - И баланс хороший. Правда, для меня такая игрушка тяжеловата. Но тебе, должно быть, в самый раз.
- Да я, как только в руки его взял, так сразу и понял, что нипочём с ним не расстанусь, - ответил Элард.
- Держи, - сказал Лерой, возвращая оружие. - Уж полутора тысяч он точно стоит. А, может, и больше. Не чета той ржавой железяке, которую ты таскал дома.
- Это точно, - ответил Элард, на ходу пристраивая меч за спиной, на его законное место.
- Зайдём в "Мёртвую гарпию"? - предложил Клиф, кивнув в сторону показавшейся впереди таверны.
- Нет уж, - мотнул головой Лерой. - Идём сразу в Хоринис. Хочу посмотреть, на что вы потратили остатки моего золота.
- Поверь, ты будешь доволен, - уверенно сказал Клиф.
И трое друзей двинулись дальше по дороге, строя планы насчёт ближайшего будущего. Клиф предлагал закупить на оставшиеся деньги шкур и пшеницы, отвезти их на Хорелиус и продать подороже. Потом закупить там местных товаров и... Лерой не соглашался, заявив, что ещё его покойный отец сокрушался по причине отсутствия у сына - наследника многовековой династии морских торговцев - склонности к семейному ремеслу. Поэтому им стоит поискать новых сокровищ или заняться охотой на редких дорогих зверей, обитающих на дальних островах. А Эларду было всё равно, его устраивал любой из предложенных вариантов. Главное, что у него были друзья, отличный меч, о каком совсем ещё недавно он не мог и мечтать. И ещё перед ним лежал огромный мир, полный загадок, борьбы и приключений. Мир, в котором крохотный островок, где он родился и провёл всю предыдущую жизнь, был всего лишь едва приметным пятнышком на карте.
Молодые люди ходко двигались по дороге на Хоринис, оживлённо беседуя и затевая споры. Больше всех говорил Лерой, уже оправившийся от неприятного известия о том, что весёлая беспечная жизнь, которую он уже нарисовал в своём воображении, ему в ближайшее время не светит. Этот парень привык быть душой общества, говорил цветисто и непринуждённо жестикулировал. И хотя ростом и телосложением он уступал своим спутникам, однако на их фоне совсем не терялся. Несмотря на только что перенесённую тяжёлую болезнь, двигался Лерой легко и ловко. Видно было, что учитель фехтования, к которому отец водил его с раннего детства, не даром ел свой хлеб. Одежда на парне тоже была приметная - довольно дорогая и подобранная со вкусом, хоть и далеко не новая.
Правда, странный контраст с манерами и одеждой Лероя составляло его лицо - обыкновенное, как стоптанный сапог, да ещё и покрытое сейчас многодневной щетиной. Невзрачные черты, ничем не примечательные редкие чёрные волосы, простодушный взгляд - таков был портрет этого отпрыска разорившегося купеческого рода.
Клиф и Элард были примерно одного роста - выше Лероя на полголовы. Оба мускулистые, широкоплечие и подвижные, они могли бы показаться родными братьями, если бы не их совершенно разные лица. Самой выдающейся чертой облика Клифа был крупный нос с горбинкой. Внешность его дополняли коротко подстриженные русые волосы, толстые губы и выпуклый лоб, из-под которого с подозрением глядели на мир небольшие, умные, голубовато-серые глаза. Элард же был темноволос, его лицо с чистыми соразмерными чертами светилось энергией и добродушием.
Единственным происшествием за всё время пути оказалась находка свежих волчьих следов. Они отчётливо отпечатались на влажной после недавнего дождя дороге. Но самих хищников нигде видно не было, да и дорога вскоре стала более оживлённой - обитатели ближайших ферм как раз возвращались по домам с городского рынка. А там, где дорога делала поворот и уже видны были стены и башни Хориниса, о чём-то беседовали двое монастырских послушников и стражники из дозора, что ежедневно обходили основные дороги этой части острова.
Стоявший у подъёмного моста стражник Пабло, завидев приближающихся к городским воротам парней, приветливо кивнул им и посторонился.
- С выздоровлением, Лерой! - окликнул он старого знакомого.
- А, Пабло! Всё торчишь тут дни напролёт? Не скучно? - отозвался тот.
- Ну, должен же кто-то трудиться, пока некоторые пролёживают бока на монастырских перинах, - засмеялся стражник.
Парни миновали рынок, на котором даже в этот предвечерний час было полно народа, прошли мимо казарм городской стражи и постоялого двора "Спящий толстосум". Пройдя через арку под кирпичной башней, попали на Ремесленную улицу и задержались перед кузней "Горячая наковальня". Её владелец - кузнец Харад - недавно вернулся с материка, где принимал участие на войне с орками. С войны он вывез массу впечатлений, в основном малоприятных, несколько ран, ненависть к оркам и фанатичную веру в Инноса. Вернувшись в родной Хоринис, кузнец снова разжёг свой старый горн, взял в ученики местного парнишку по имени Брайан и принялся за любимое дело - ковать топоры, косы, серпы, кирки, насадки для стрел, замки для сундуков и дверные петли.
Сейчас работа в кузне была закончена. Харад сидел на скамейке неподалёку от наковальни и потягивал кислое пиво из глиняной бутыли. А его ученик стоял напротив дома мастера и трепался с парой местных парней - племянником хозяина столярной мастерской Элврихом и сыном скорняка Роландом. И Лерой, и Клиф общались со всеми троими и прежде. Хотя ещё недавно сын купца из Верхнего квартала Лерой стоял выше них по своему общественному положению, а простой моряк Клиф - ниже, это им и тогда особо не мешало. А теперь все молодые люди были примерно в равных условиях, что ещё больше облегчало общение.
С появлением выздоровевшего Лероя раздались приветственные возгласы, его начали хлопать по плечу и засыпали вопросами. Этого простодушного и щедрого повесу многие любили. Харад же, считавший Лероя ни на что не годным бездельником, на что тоже имел определённые основания, недовольно отвернулся.
- Ну, парни, какие у вас новости? Сами знаете, меня сразу по возвращении упекли в монастырь, а там все разговоры только об Инносе, магических зельях и о том, за что Серпентес рассердился на Парлана.
- А за что? - спросил Роланд.
- Я так и не понял. Лучше расскажите, что здесь творится.
- Всё плохо, - сказал Элврих. - С нами теперь живёт моя сестрица. Вы же её знаете?
- А как же, - кивнул Клиф. - Я слышал, её муж не вернулся из плавания? Жаль, отличный был моряк.
- Да, но только самое страшное даже не в его гибели, а в том, что Гритта переселилась к нам с дядей Торбеном. Приволокла с собой три здоровенных сундука с платьями и прочим тряпьём, заняла ими половину дома и каждый день доводит нас своими придирками и нытьём, - развёл руками Элврих.
- Это мне знакомо, - усмехнулся Роланд, пощипывая короткую молодую бородку, которой очень гордился и считал, что она придаёт его облику мужественности. - Хотя у меня и нет сестры, но родители вконец выбесили своими нравоучениями. Поэтому я решил поступить на королевскую службу и стать паладином.
- Паладином? - удивился Лерой. - Когда ты в последний раз видел живого паладина на Хоринисе?
- Никогда. Как и мёртвого паладина, к слову. Поэтому и уезжаю отсюда. Через два дня отходит корабль с провиантом на остров Атанос. Там находится большая морская крепость. Оттуда переберусь в Венгард, - уверенно заявил Роланд.
- Родители уже знают? - спросил Брайан.
- Конечно. Отец ругается для порядка, но, похоже, в целом меня понимает. Мать, конечно, ревёт, - поморщился Роланд. - Но я уже больше не могу сидеть в этой дыре, мне нужны простор и настоящее большое дело.
- Ты прямо как наш друг Элард, - засмеялся Клиф. - Он тоже не усидел дома с родителями.
- Да? А ты откуда? - с любопытством обратился Роланд к Эларду.
- С острова Отшельников. Его ещё называют Маячным...
- Никогда о таком не слышал. И что, тебя тоже родители достали?
- Нет, что ты! Моя мать - добрейшая женщина, а с отцом мы просто лучшие друзья, - ответил Элард. - Но остров наш маленький, народу немного, каждый день одно и то же, ничего не происходит...
- Тогда, может, махнёшь вместе со мной на королевскую службу? - предложил Роланд. - Парень ты крепкий и меч у тебя, как я погляжу, висит не только для красоты.
- Нет, на службу я пока не хочу. Мне и в обществе Лероя и Клифа скучать не приходится, - широко улыбнулся в ответ Элард.
- Ну, как знаешь. Если надумаешь, приходи. Судно будет стоять в порту ещё два дня.
- Эй, Элард в нашей команде, ты его не сманивай! У короля и без него пушечного мяса хватает, - изобразил возмущение Лерой. - Лучше бери вот этих двух оболтусов и приходи, как стемнеет, в таверну Корагона. Надо же отметить моё возвращение.
- Я бы не прочь, но не смогу, - вздохнул Роланд. - У отца на рассвете встреча за городом. Охотники обещали доставить большую партию шкур. Выходить нужно будет затемно, так что лечь спать придётся пораньше.
- И я тоже никак, - вставил Элврих. - Дяде Торбену какой-то гад настучал, что меня видели в "Красном фонаре". Теперь старик требует, чтобы после заката я был дома. Через несколько дней он остынет, но пока мне не вырваться.
Парни дружно расхохотались.
- А ты, Брайан? - спросил Лерой.
- Приду, - коротко ответил ученик кузнеца.
Некоторое время спустя Лерой упруго взбежал по свежеструганному трапу на палубу своего судёнышка - последнего достояния, оставшегося у него от отца. Это был маленький двухмачтовый когг с пузатым корпусом и невысоким полуютом, скромно притулившийся у края пристани, в тени более крупных судов. Каждая из его мачт несла по одному парусу, которые можно было поднимать и ставить к ветру прямо с палубы. Это, а также оснащённый штурвальным колесом руль, заметно облегчавший управление, позволяло в коротких переходах при необходимости управляться с судном команде из двух-трёх человек. А для дальнего плавания посудина, даже после добротно проделанного ремонта, предназначена не была. Пушек на когге бережливый и не воинственный купец никогда не устанавливал.
- Да, починили всё на совесть! Не зря ты отвалил Гарвеллу добрую половину нашей добычи, - вынужден был признать Лерой после придирчивого осмотра когга.
- Кстати, у него так до сих пор нет имени, - заметил Клиф.
- У отца таких было три штуки и ещё два рудовоза. Он называл их по порядку - "Первый", "Второй"... Этот, последний из оставшихся, был "Четвёртый", - ответил Лерой. - Я думал, что сделаю на нём только один рейс, вот и не стал его никак называть.
- Что же, когг так и будет "Четвёртым"? - спросил Элард.
- Какой же он четвёртый, если он теперь единственный? - грустно рассмеялся начинающий судовладелец. - Так что, думаю, нужно придумать ему имя.
- "Искатель"? - предложил Элард.
- "Надежда", - не согласился Клиф.
- Нет, пусть он зовётся "Скатом", - сказал Лерой.
- "Скат"? Годится. Такой же широкий и неторопливый, - усмехнулся Клиф. - Завтра же попрошу старика Брахима написать название на борту.
- Почему Брахима? - спросил Элард.
- У него почерк красивый. Я на картах видел, - ответил Клиф.
Лерой взглянул на темнеющее небо.
- Ну что, идём в "Весёлую маску"? - предложил он. - У Корагона, наверное, уже и жаркое поспело. Одну хорошую пирушку мы можем себе позволить.
- Одну можем, - строго подтвердил Клиф. - Но завтра - за работу. Нужно начинать искать заказы на доставку груза.
- Ну да, надо же с чего-то начинать, - вздохнул Лерой. - Главное, этим же и не закончить.
Удалившись в каюту, служившую всем троим единственным жилищем (из обстановки - три койки, стол, пара рундуков и железная печь в углу), и наскоро приведя себя в порядок, Лерой хотел было уже отправляться в таверну, но его задержал Клиф.
- Погоди, тут у меня кое-что осталось из непроданного. Хочу, чтобы ты взглянул на эти безделушки.
- Показывай, - ответил Лерой, возвращаясь в каюту вслед за Клифом и Элардом.
Клиф порылся в рундуке и вернулся с небольшим мешком. Потянув завязку, он высыпал на стол несколько предметов из какого-то металла. Несмотря на жёлтый цвет, это было не золото - местами поверхность предметов покрывали бурые и зеленоватые пятна ржавчины. Все трое склонились над столом. Лерой перебирал предметы, среди которых нашёлся причудливой формы кинжал с обломанным остриём и рукоятью из полупрозрачного камня, два витых кольца, помятый кубок с выгравированной на нём сценой охоты на тролля, ещё изображающая зубастого, с перепончатыми крыльями демона статуэтка и непонятная плоская штуковина, поверхность которой сплошь покрывали какие-то символы.
- На переплавку их почти даром отдавать было жалко, а в качестве редкостей никто покупать не стал, - пояснил Клиф. - Я это барахло даже магам показывал - ничего магического тут нет.
- А эти знаки?
- Маги их не поняли. Ни Ватрас, ни Дарон.
- Ну и ладно. Может, потом получится всё это кому-нибудь загнать, - беспечно отозвался Лерой, сгрёб вещицы обратно в мешочек и засунул его в сумку на поясе. Поправил перевязь с узким мечом, с довольным видом провёл ладонью по свежевыбритой щеке и направился к выходу. Элард вышел следом, Клиф потушил прибитую к стене масляную лампу и тоже покинул каюту.


Глава 3. Случайное знакомство

В порту Хориниса, как обычно, царило оживление. Только если днём это была деловая суета, сопровождаемая стуком молотков, бранью грузчиков и скрипом подъёмников, то теперь, с наступлением ночи, народ принялся развлекаться. Над причалами неслась удалая моряцкая песня. Откуда-то из темноты возле складов долетали грязная ругань и звуки ударов. Двое оборванцев, остановившись напротив дома картографа, по очереди отхлебывали что-то из большой, оплетённой соломой бутыли. От таверны "У одноногого разбойника" или "Красного фонаря" доносился женский визг и чей-то истерический смех.
На причале под фонарным столбом скучали трое стражников. Им тоже явно хотелось развлечься или уж завалиться спать, но служба есть служба. Проходя мимо них, Клиф сунул старшему несколько золотых и попросил присмотреть, чтобы на корабль не пролез какой-нибудь бездельник. Стражник согласно наклонил голову. Всё равно им торчать на пристани до рассвета, так почему бы не получить за это несколько лишних монет?
Больше всего народа было на узкой, ярко освещённой улочке между портовой таверной и заведением Бромора. Здесь толпились успевшие подвыпить моряки со стоящих в гавани кораблей, жители Портового квартала - рабочие с верфи, нищие, рыбаки, грузчики, воры и тому подобная публика. Какой-то задиристый матрос заступил было друзьям дорогу, но их крепкие фигуры, оружие и решительные лица мигом отбили у него желание затевать ссору.
Когда троица уже миновала таверну, из тёмного проулка выбежал какой-то парнишка, споткнулся и рухнул бы им под ноги, если бы Элард не схватил его за шкирку и не поставил на ноги.
- Спасибо, ты настоящий друг! А как тебя зовут? А куда вы идёте? Можно я пойду с вами? А то этот дурак всё время меня дразнит и бьёт! - затараторил мальчишка, указывая в ту сторону, откуда прибежал.
Клиф взглянул в том направлении и увидел прятавшегося в тени ещё одного подростка, на вид чуть старше первого.
- Эй, а ну, иди сюда! - велел Клиф.
Парнишка с независимым видом вышел на свет фонаря и засунул руки в карманы рваных штанов.
- Ба, да это, никак, Рен! - узнал его Клиф.
- Что за Рен? - без особого любопытства уточнил Лерой.
- Местный оболтус. Его отец, Вильям, подрабатывает на погрузке кораблей, а иногда рыбачит вместе с Фаримом, пока этот вот оглоед бездельничает и суёт свой нос в каждую дырку.
- Неправда, я отцу помогаю! - возмутился Рен.
- В самом деле? Хвалю. Вот только зачем ты дурачка обижаешь, а? - строго спросил Клиф. - Ты же знаешь, что Мад не в себе.
- Я не дурачок! Это ты дурачок! И Рен тоже дурачок! А я умный, и Альвин говорит, что я умный! Он меня взял в главные помощники, навоз в загоне чистить! От овец всегда много навоза, а ты обзываешься! - возмутился Мад, вертясь в бесплодных стараниях освободить свой воротник из железных пальцев Эларда.
- А чего он пристал? "Тебе нужен друг, тебе нужен друг?!" - передразнил Рен Мада. Вышло очень похоже, так что все невольно заухмылялись.
- Нехорошо издеваться над слабыми, - продолжал свои нравоучения Клиф. - Если ты уже сейчас так себя ведёшь, то кем же ты станешь, когда вырастешь?
- Пиратом! - задрав нос, заявил Рен.
Все трое расхохотались.
- Ладно, Клиф, оставь их в покое, - отсмеявшись, сказал Лерой. - Элард, отпусти этого бедолагу.
Элард разжал пальцы, и Мад немедленно шлёпнулся задом на брусчатку.
- Ты мне не друг! - заявил он, хватаясь за ушибленное место.
- Да я, в общем, и не напрашиваюсь, - развёл руками тот.
Парнишка бессмысленно хлопал глазами - ответ Эларда явно оказался для него слишком сложным.
- Ты у Альвина ночуешь? - спросил Клиф.
- У Альвина. Альвин добрый, мы с ним друзья! Он разрешает спать на сушёной траве, которую едят овцы! Овцы тоже добрые и мы с ними друзья!
- Ну, ступай тогда к Альвину и ложись спать, - подтолкнул Клиф Мада в направлении дома мясника.
- А этот куда делся? - огляделся Лерой в поисках Рена. Но того уже и след простыл.
Друзья поднялись в Нижний квартал, свернули налево и, миновав арку, оказались в таверне "Весёлая маска".
Это было куда более приличное заведение, нежели "У одноногого разбойника". За чисто выскобленными столиками чинно восседали посетители - ремесленники, торговцы, пара свободных от службы стражников, наёмник из охраны торгового каравана. Брайан уже занял для друзей стол в углу и призывно махал им рукой. Приветственно кивнув возвышавшемуся за стойкой Корагону, друзья направились на свои места.
Когда все трое уселись на скамейки, рядом как из-под земли вырос худощавый вертлявый человечек, сияющий чисто выстиранным белым фартуком, угодливой улыбкой и смазанной маслом аккуратной бородкой.
- Чего подать почтенным господам? - приветливо осведомился он.
- Для начала жаркого, сыра, фруктов и красного монастырского. Пока пару бутылок, а там посмотрим, - велел Лерой. - Только учти, если на вкус и запах оно будет отличаться от того, которым меня не далее как сегодня утром угощал мастер Ультар, то клянусь твоей бородой - ты этой самой бороды тут же и лишишься. Уразумел?
- Ну что вы! Для вас всё только самое лучшее! - залебезил вертлявый и мигом испарился.
- Сурово ты с ним, - покачал головой Элард. - Старательный же малый.
- Грим-то? Что да то да, старательный, - усмехнулся Клиф. - Правда, старательность его до добра не доведёт.
- Почему? - удивился Элард.
- Да ходит слушок, что наш Грим наводит на подвыпивших клиентов с толстыми кошельками "работничков" Ночной гильдии, - ответил за Клифа Брайан. - За руку его, конечно, пока не ловили, но для подозрений есть все основания. Попомни мои слова, рано или поздно он окажется за Барьером.
- В наше время там кто угодно может оказаться, - вздохнул Лерой.
Помолчали.
Шустрый Грим притащил блюдо с дымящимся мясом и вино. Потом принёс крупно нарезанный сыр, хлеб, тарелку с яблоками и виноградом. Друзья приступили к пиру. Вскоре настроение их улучшилось, потекла оживлённая беседа.
В таверне меж тем появлялись новые посетители взамен уходящих. За соседним столиком пристроилась четвёрка охотников. Лесные бродяги свалили у стены свои сумки и длинные луки, расстегнули вороты потёртых кожаных курток и стали наперебой заказывать всякую всячину улыбчивому Гриму. Элард, сидевший лицом к охотникам, глядел на них во все глаза.
- Ты посмотри, Лерой, как этот парень похож на тебя! - воскликнул он.
Друзья обернулись.
- С ума сойти! - выразил своё изумление Клиф. - Похоже, отец Лероя был в молодости тем ещё ходоком!
- Попридержи язык! - шикнул на него Лерой. - У меня и без тебя такое чувство, словно я раздвоился.
- А вы что, не знаете его, что ли? - удивился Брайан. - Это же Гаан. Он всё время вместе с этими ребятами охотится. Тот, что слева - Драгомир. А эти двое - Никлас и Гримбольд. Они Хараду недавно новые ножи заказывали.
Охотники тоже заметили пристальное внимание, которое им оказывала компания за соседним столом. Тот, кого ученик кузнеца назвал Драгомиром, не стал играть в дипломатию, а попросту спросил:
- Эй, ребята, какого демона вам от нас надо? Чего вы на нас уставились?
Тут сидевший рядом с ним охотник со светлой бородой, которого звали Никлас, тоже обратил внимание на сходство своего молодого товарища и Лероя.
- Ого! Глянь, Гримбольд, похоже наш Гаан и этот малый - птенцы из одного выводка! - толкнул он локтем смуглого жилистого зверобоя с крючковатым носом.
- Бывает же такое! - поразился Гаан.
- Грим! - позвал Лерой разносчика, который как раз принёс охотникам закуски. - Притащи отважным зверобоям по бутылке вина за мой счёт. И нам ещё парочку.
Не прошло и получаса, как охотники и искатели сокровищ, сдвинув столы, пировали вместе. Со всех сторон сыпались шутки и предположения относительно причины сходства Гаана и Лероя. От некоторых из них краснели уши даже у всякое слыхавшего Грима, который бегал туда-сюда, едва успевая подавать еду и выпивку.
- Не знаю, родня мы или нет, но я должен сделать тебе подарок, - дружески похлопывая по спине Лероя, заплетающимся языком говорил Гаан. Он потянулся за валявшейся у стены сумкой, едва не упав при этом со скамейки, покопался там и извлёк отлично выделанную шкуру с лоснящимся чёрным мехом.
- Варг! Сам добыл. Чуть не сожрал меня, с-скотина. Дарю! - заявил охотник и повесил мех Лерою на плечо.
- Спасибо, брат! - едва не прослезился тот. - Я тоже должен тебе что-нибудь подарить.
Подарить было нечего, и тогда Лерой достал из сумки чёрный мешочек и вытащил из него первый попавшийся предмет. Это была та плоская штука с непонятными буквами.
- Вот, держи! На память, - положил он подарок перед Гааном.
- Это чего? - не понял тот.
- Откуда я знаю? Какая-то древность.
Гаан недоверчиво взял подарок в руки и принялся его разглядывать.
- А я уже видел такие закорючки, - заявил он.
- Не может быть! Где? - вскинулся Лерой.
- В пирамиде. Знаешь Долину Пирамид?
- Не знаю. Но слышал.
- Ну вот, там и видел. Точно такие же закорючки.
- Покажешь?
- Сейчас?
- А почему нет?
- Ну-у... - выпятив нижнюю губу, задумался Гаан.
- Эй, хватит там шептаться! Давайте лучше выпьем! - проорал над ухом Лероя Драгомир. - За удачу!
И все выпили за удачу. Затем за дружбу. Потом за что-то ещё...
Очухались Лерой, Гаан, Элард и Драгомир уже в городской тюрьме, помещавшейся рядом с казармами. Брайана, Никласа и Гримбольда нигде видно не было. Зато по другую сторону решётки обнаружилось хмурое лицо Вульфгара - начальника городской стражи.
- Как спалось? - ехидно осведомился он у заключённых.
- Жестковато тут у вас, - морщась от боли в голове, проворчал Лерой.
- А ты разве ещё не привык? Поди, не первый раз у нас ночуешь, - ухмыльнулся Вульфгар. - Давненько тебя тут не было. Говорят, болел? Вижу, вижу - поправился.
Позади Лероя раздался плеск воды и фырканье. Это Элард засунул голову в заботливо поставленную стражниками в углу темницы бадейку с водой. К его занятию немедленно присоединились остальные узники.
- Короче, Вульфгар, прекращай измываться, - простонал Лерой. - Или выпускай нас уже, или притащи пива. Башка раскалывается.
- Может, тебе ещё и музыкантов позвать? - продолжал глумиться начальник стражи.
- Не, музыканты вчера уже были... Кажется, - постарался припомнить Лерой.
- А как же, и музыканты, и девочки в "Красном фонаре". Это где вы драку устроили. Там вас и повязали мои ребята. Пришлось даже дневную смену поднимать, иначе бы не справились, - подсказал Вульфгар. - Вон того здоровяка с его двуручником еле скрутили. Руга уже предлагал его пристрелить, чтоб зря не маяться.
- И что? - тупо спросил Лерой.
- И ничего. Набуянили на полторы тысячи золотых. Сами заплатите или дружков своих попросите?
- Каких дружков?
- Ну, с вами же ещё Гримбольд с Никласом были? Седина, понимаешь, в бороду... Пили вместе, но у них-то ума хватило удрать до появления стражи.
- А Брайан? - уточнил на всякий случай Лерой.
- А что Брайан? Он с утра в кузнице молотом машет. Правда, бледный весь какой-то и синяк под глазом, - развлекался Вульфгар. - Так что, штраф платить он будет или ты?
- Я... наверное... - угрюмо ответил Лерой и обернулся назад. - Клиф! Слышишь, нет? У нас деньги остались?
- Если на корабль никто не забрался и не нашёл мой тайник, то остались, - скорбным голосом отозвался тот, кривя разбитую губу и ероша мокрые волосы.
- Вот и славно, - подытожил Вульфгар. - Выметайтесь отсюда, и чтоб к вечеру полторы тысячи были у меня. Или будете с судьёй разбираться, а у него разговор короткий. Мика, выпускай их!
Решётка с душераздирающим скрежетом сдвинулась в сторону и заключённые гуськом выбрались из темницы.
- Ведь обещал отцу, что буду сторониться хмельного... - печально проговорил Элард в пространство.
- Добришко ваше на столе, - сообщил Мика.
Освобождённые узники окружили заваленный вещами стол и принялись разбираться, что кому принадлежит, пристраивая на место пояса, сумки и оружие.
- Кажется, ты мне это вчера подарил, - поднял Гаан непонятный предмет.
- А ты мне кое-что обещал показать, - припомнил Лерой.
- Я от своих слов не отказываюсь, - ответил молодой охотник. - Только давай завтра.
- Да уж, сегодня у нас совсем другие заботы, - проворчал искатель сокровищ.


Глава 4. В Долине Пирамид

- Ну, вот мы и на месте, - радушно взмахнул рукой с зажатым в ней луком Гаан, как будто привёл друзей не в безлюдную низину между поросшими лесом утёсами, а в собственную охотничью избушку.
Они только что выбрались из узкой расселины, по дну которой пролегала одна из двух троп, что вели в это уединённое место. Правда, местные обитатели оказались не очень гостеприимными. Но теперь оба напавших на них глорха без движения валялись на каменистой почве, и у искателей сокровищ появилась возможность оглядеться.
Они стояли на краю довольно ровного, особенно по сравнению с окружающими нагромождениями скал, покрытого щебнем пространства, над которым царило огромное ступенчатое сооружение из крупных блоков серого камня - Большая пирамида. Слева, у самого края долины, стояла пирамида поменьше. А справа от путешественников щетинились разной степени сохранности колоннами руины какого-то более изящного здания. Этот вид, вкупе с тишиной, нарушаемой едва различимым шелестом ветра в кронах мрачных пихт и криком одинокого ворона, рождал меланхоличное и слегка тревожное чувство.
- Обалдеть! - восторженно выдохнул Элард. - Сколько же чудес на свете! Я и к Хоринису всё никак не могу привыкнуть, а здесь тако-о-ое...
- Всегда думал, что они поменьше, - постарался напустить на себя небрежный вид Лерой. Он неоднократно бывал во всех населённых местах Хориниса от фермы на Верхних пастбищах, что возле прохода в Долину Рудников, до портового городка Дракия, лежащего на южной оконечности острова, но в это глухое место никогда не заглядывал и сейчас тоже был изрядно потрясён.
- Вы только представьте, сколько веков, а, может, и тысячелетий они здесь простояли, - подлил масла в огонь донельзя довольный произведённым эффектом Гаан.
- Да уж, и за эти века их наверняка обшарили сверху донизу сто тысяч раз, - с сомнением хмыкнул Лерой.
- Разве в этом дело? Лерой, ты только взгляни - они будто пустили каменные корни до самого подземного мира! - продолжал восхищаться Элард.
- Это где царство Белиара, что ли? Умеешь ты обнадёжить, дружище. Я после прошлого знакомства с порождениями Тьмы еле жив остался, - проворчал Лерой.
- Жаль, Клиф всего этого не видит, - не слушая ворчания приятеля, вздохнул Элард.
- А почему вы его с собой не позвали? - спросил Гаан.
- Сказал, что сегодня Брахим обещал придти, чтобы красиво написать на борту "Ската" название, - отмахнулся Лерой. - Да и вообще, Клиф - натура не романтического склада. Ему восторги Эларда вряд ли будут понятны. Ещё, пожалуй, примется вычислять, сколько на эти сооружения камня пошло, да как много народа работало на строительстве...
- Ну, не знаю... - протянул Гаан. - Эти пирамиды редко кого оставляют равнодушным. Я сам, когда меня Гримбольд сюда в первый раз привёл, бегал тут полдня с круглыми глазами. Но чаще людей здесь охватывает суеверный ужас. Поэтому в этой долине мало кто бывает.
- Их можно понять. У меня, например, тоже мороз по коже, - поёжился Лерой. - А где знаки, о которых ты говорил?
- Там, наверху.
- На Большой пирамиде?
- Да.
- Ух ты! - обрадовался Элард. - Тогда побежали!
С этими словами молодой островитянин устремился к циклопическому сооружению, не оглядываясь на спутников.
- Шею не сверни, шальной! - крикнул ему вслед Лерой.
Они с Гааном скорым шагом пошли в том же направлении, но сильно отстали от нетерпеливого Эларда. Когда они одолели крутой подъём на пирамиды, ещё не восстановивший полностью силы после болезни, Лерой изрядно запыхался. Гаан же дышал ровно, лишь слегка раскраснелся.
Из входа в тесное помещение, устроенное древними строителями на вершине, навстречу им выбрался Элард.
- Темно там. Но я точно видел в углу какую-то каменную штуку вроде ящика, - заявил он.
- Так факел зажги, - отмахнулся пытавшийся отдышаться Лерой.
- А где они?
- Вот чудак! Ты же их всю дорогу на спине тащишь!
- О! Точно! - обрадовался Элард и сбросил с плеча мешок, из которого торчали рукоятки двух кирок. Он достал факел, зажёг его и подвёл спутников к стоявшему в углу помещения массивному сундуку.
Предмет этот был изготовлен из странного желтовато-бурого камня, отличавшегося лёгким металлическим блеском. Поверхность его покрывал загадочный узор, в углубления которого за те века, что он здесь простоял, набилась пыль, каменная крошка и Белиар знает, что ещё. Крышка сундука была плотно закрыта.
- Его кто-нибудь открывал? - спросил Лерой, указывая на сундук.
- Не знаю, наверное, - пожал плечами Гаан.
- А ты пробовал?
- Пробовал. Но я не умею взламывать замки.
- Так там и замок есть? - удивился Лерой. - Элард, посторонись, я попробую...
- А ты умеешь?
- Конечно. Я же искатель сокровищ, не забыл? - с этими словами Лерой извлёк из поясной сумки отмычку и принялся ковыряться ею в замочной скважине. Элард опустил факел пониже, чтобы взломщику было лучше видно.
Лерой пыхтел над замком довольно долго. Его уверенное заявление о том, что он умеет их вскрывать, основывалось на единственном уроке, который однажды дал ему Элврих. Тот, в свою очередь, сам едва научился этому у своего дяди - столяра Торбена, который снабжал замками свои сундуки, ларцы и комоды. Но немудрящие изделия кузнеца Карла из Портового квартала или более основательные изделия умельцев с материка всё же сильно отличались от хитрого запорного устройства, которым был снабжён древний сундук в пирамиде. К тому же, в нём уже не раз пробовали ковыряться и оставили в скважине обломки двух-трёх отмычек.
Наконец, Лерой был вынужден сдаться.
- Бесполезно, - сказал он. - Наверное, там всё окончательно окаменело за прошедшие века.
- Да чего голову ломать? Отойди-ка! - отстранил его от сундука Элард, уже успевший передать Гаану факел и извлечь из мешка кирку. - И-эх! - от души размахнулся он.
Раздался звонкий удар, кирка отскочила от крышки сундука и врезалась стену постройки. Только навыки, выработанные постоянными упражнениями с двуручным мечом, позволили парню удержать орудие в руках и сохранить равновесие.
- Ничего себе! - обескуражено произнёс он, разглядывая слегка расплющенное и искривившееся жало кирки.
- Думаешь, ты первый такой умный? - покачал головой Гаан. - Об этот сундучок, поди, не один заступ расколотили, а на нём ни царапины.
- Да, умели раньше делать... - поскрёб в затылке Элард.
- Брось ты его, - проворчал Лерой. - Его уже наверняка сто раз вскрывали и, если что и было, выгребли ещё когда Робар Первый "агу" кричал. Гаан, так где эти твои надписи?
- Вот здесь, - отвечал охотник, отойдя в противоположный угол и присев на корточки. Когда он ладонью смёл толстый слой пыли и нанесённых ветром сухих листьев, стало видно, что скрывавшаяся под ними плита отличается от других. Всю её поверхность покрывали надписи, очень похожие на те, что украшали подаренный Лероем Гаану предмет, который тот немедленно извлёк на свет факела.
- Ага, точно такие же знаки! - азартно закричал Лерой.
- И что? - спросил Элард.
Все трое переглянулись и замолчали. А действительно, что?
- Хм... - смущённо почесал нос Лерой. - Только зря время потеряли.
- Почему зря? Теперь я точно знаю, что твой подарок очень древний, - стараясь сгладить неловкое положение, пробормотал Гаан.
- Это и так было понятно, - вздохнул Лерой. - Мы его в таком месте нашли, куда никто тысячу лет носа не совал. И ещё столько же не сунул бы, если б не Элард.
- Не, это не я. Это Эмбериус, - покачал головой тот и пояснил на вопросительный взгляд Гаана: - Маг наш. Он мне советы подавал, как пройти сквозь магическую завесу и попасть в подземелье.
- Я смотрю, вы на самом деле заправские искатели сокровищ! - восхитился Гаан.
- На самом деле нам просто повезло, - скромно отмахнулся Элард. - Ну что, Лерой, побродим ещё то немного - и в город?
Но Лерой ничего не ответил. Он молча выхватил у Гаана факел и, упав на четвереньки, приник к самой плите, едва не уткнувшись в неё носом. Потом он достал кинжал и принялся ковырять им в середине плиты. Элард и Гаан склонились рядом, с любопытством наблюдая за работой приятеля.
Наконец стало видно, что в середине плиты имеется узкое отверстие. Но забившая его грязь и каменная крошка за века слежались так, что с трудом поддавались клинку. Однако Лерой, взявший верный след, проявил несвойственное ему в повседневной жизни упорство и продолжал отковыривать крупицу за крупицей, время от времени сильно дуя в отверстие, чтобы удалить мусор. Друзья жарко дышали ему в затылок.
- Вы ещё языки высуньте, как Зубастик! - на миг оторвавшись от работы, усмехнулся археолог-любитель.
- Кто такой Зубастик? - удивился Гаан.
- Собака Бэнни, - продолжая яростно скрести камень, буркнул Лерой.
- А-а... - закивал ровным счётом ничего не понявший охотник, слишком увлечённый наблюдением за раскопками, чтобы требовать объяснений.
Наконец, отверстие было освобождено от посторонней субстанции.
- Элард, вода есть? - спросил Лерой, не оборачиваясь.
Пока островитянин соображал, при чём здесь вода, Гаан нашёлся первым.
- Промыть надо? - спросил он. - У меня шнапс есть.
- Давай! - потребовал Лерой. - Это ещё лучше.
Он влил не меньше половины полученной от охотника фляги в отверстие. Помещение наполнилось резким запахом сивухи.
- Ну и пакость! - поморщился Лерой. - Как вы его только пьёте?
- Да я и не пью, - пожал плечами Гаан. - Держу при себе на всякий случай. Рану промыть или ещё что. А вот ты позавчера на спор целую бутылку всосал и не поморщился.
- Когда?! - подскочил на месте Лерой.
- Как это когда? Мы же после Корагона завалились к Кардифу, в "Одноногого разбойника". Вас с Никласом там ещё моряки косяками с болотником угощали. Никлас отказался, а ты взял две штуки... Ты что, ничего не помнишь? - вмешался Элард.
- Ну-у... - замялся Лерой. - Гаан, одолжи ненадолго ту штуковину.
Охотник протянул Лерою его подарок. Тот взял загадочный предмет, повертел в руках и решительно сунул более тонким концом в расчищенное отверстие. Нажал. Сначала ничего не происходило, а потом раздался глухой щелчок. Лерою показалось, что вещицу в его руках повело в сторону, и он разжал пальцы.
Раздался звук, будто вздохнул кто-то очень большой и страшно усталый. Плита повернулась и отъехала в сторону, открыв тёмное прямоугольное отверстие.
Факел уже снова был в руках Эларда, и тот не замедлил сунуть его в открывшийся лаз. Стало видно, что это всего лишь неглубокая ниша, наполовину заполненная какими-то не то палочками, не то косточками, и истлевшей ветошью. Чем это всё являлось ранее, понять было невозможно. Лерой решительно разгрёб этот хлам и нащупал какой-то твёрдый предмет, на поверку оказавшийся плоской каменной плиткой. Пошарив снова, он извлёк широкое металлическое кольцо. Больше в нише ничего не было.
- Не густо, - подытожил Лерой, разглядывая добычу.
- Смотри, здесь что-то нарисовано! - воскликнул Элард, поднося факел к каменной плитке.
- Карта? - предположил Гаан.
- Похоже на то, - согласился Лерой. - Надо вынести её на свет.
Он выпрямился и в этот миг снова раздался звук, похожий на вдох, глубоко под ногами что-то заскрипело, и каменная плита вернулась на своё место, плотно закупорив углубление в полу. Правда, теперь она была обращена кверху ровной поверхностью, лишённой любых надписей или иных знаков. Ключ, при помощи которого друзьям удалось отворить тайник, также скрылся внутри. Попытки вновь открыть углубление и извлечь подаренную Гану вещицу оказались тщетными.
- Да демон с ним! - отмахнулся охотник от сожалений Лероя. - Свою задачу он уже выполнил.
- Верно. Но я хочу, чтобы ты взял хотя бы это, - сказал тот и протянул Гаану найденное кольцо.
- Спасибо, - ответил охотник и немедленно сунул в кольцо палец. Замер, прислушиваясь к ощущениям. Помахал руками. Подпрыгнул на месте.
- Что это с ним? - прошептал Элард.
- Магическое. Кольцо магическое! - радостно заявил Гаан. - Я будто стал лёгким и упругим, как новый лук. Удивительное ощущение!
- Вот и отлично! - обрадовался Лерой. - Ты после этого похода точно не внакладе. И мы, надеюсь, тоже окажемся в выигрыше.
Лерой вынес табличку наружу и теперь смог рассмотреть её более подробно. Это действительно была карта, изображавшая остров, размещённый в центре таблички. С краю извивалась глубоко прорезанная линия, обозначавшая побережье ещё какой-то суши.
- Так понимаю, островок этот здесь неспроста нарисован. Ещё бы понять, где он находится. Тут есть какие-то закорючки, но что они означают, вряд ли кто теперь сможет сказать, - кусая губу, проговорил Лерой.
- Лично я в картах не силён, - пожал плечами Гаан.
- Ну-ка, - потянулся к находке Элард. Он внимательно рассмотрел карту и уверенно заявил: - Вот эта линия с краю - восточное побережье Хориниса.
Спутники уставились на него в немом изумлении.
- Ты что, настолько хорошо разбираешься в географии? - недоверчиво спросил Лерой.
- Не очень, - рассмеялся Элард. - Но у Эмбериуса в обсерватории есть карта Хориниса. Я ещё ребёнком часто её рассматривал, когда приносил для мага рыбу или приходил по какому-нибудь другому делу. И уж эту береговую линию я знаю не хуже, чем собственную ладонь.
- Тогда получается, что этот остров находится на юго-восток от Хориниса, - повертев карту и так, и сяк, заключил Лерой. - А вот расстояние...
- Вероятно, это не очень далеко. Клиф наверняка сможет вычислить точнее, - предположил Элард.
- Ты прав. Ну что, идём в город? - предложил Лерой.
- Я бы ещё тут побродил немного... - начал было Элард, но был прерван возгласом Гаана.
- А это ещё что такое?! - в недоумении проговорил тот.
Искатели сокровищ взглянули вниз, в направлении, которое указывал охотник, и увидели странную фигуру, невесть откуда возникшую у основания пирамиды.
- Статуя? - догадался Лерой. - Откуда она тут взялась?
- Может, из-под земли? - предположил Элард. - Когда механизм сработал и...
- Пойдём, рассмотрим вблизи! - С этими словами Лерой решительно двинулся вниз, прыгая с одной ступени на другую. Друзья последовали за ним.
Когда они спустились на покрытое щебнем дно долины, до статуи оставалось всего несколько шагов, и её уже можно было рассмотреть в подробностях. Высотой изваяние превышало полтора человеческих роста и представляло собой человекоподобную, но сильно утрированную и уплощённую фигуру. Всю её желтоватую, с лёгким металлическим блеском, поверхность, кроме грубо высеченного лица, покрывал причудливый узор.
- Золотая она, что ли? - подал голос Лерой. - Хотя нет, это тот же камень, из какого сделан сундук...
И в этот миг статуя ожила и решительным шагом, неся явную угрозу в каждом движении, направилась к друзьям.
Гаан нашёлся первым. Оттолкнув Лероя в одну сторону, он отпрыгнул в противоположную. Элард, промедлив лишь мгновение, отскочил назад, отшвырнул в сторону мешок и вырвал меч, всё это время висевший у него за спиной. Издав не то рёв, не то хруст, чудовище нанесло удар. Каменная рука столкнулась с клинком, раздался жалобный звон, полетели искры. Элард оказался отброшен на пару шагов, споткнулся о крупный валун, потерял равновесие и упал. Меч, вращаясь в воздухе, улетел куда-то к пирамиде.
Чудовище уже нависло над Элардом, а пущенная Гааном стрела отскочила от каменной шеи, не причинив вреда. Элард откатился в сторону, оказавшись рядом сброшенным мешком. Он вскочил на ноги, походя ухватившись за рукоять кирки. Стряхнул с неё мешок и, пластая воздух острым железом, двинулся на ожившее изваяние.
- Элард, беги!!! - завопил Лерой, прыгавший позади чудища с обнажённым мечом в руке. Узкий клинок его лёгкого оружия выглядел совершенно несерьёзно на фоне огромного противника.
Но молодой островитянин уже ничего не видел и не слышал, кроме врага. На него снизошло вдохновение боя. Раздался звонкий удар, и чудище пошатнулось. Могло показаться, что неподвижные черты его лица выразили лёгкое недоумение. Элард, не теряя времени, обрушил на изваяние новый удар. От туловища монстра во все стороны полетели мелкие осколки.
- Ага! - рявкнул Элард и насел на врага с новой силой.
Ещё несколько ударов - и вдруг чудище замерло, пошло трещинами и рассыпалось у ног тяжело дышащего победителя безвредной кучей камней. Запоздалая стрела Гаана, не найдя чаемого препятствия, просвистела у Эларда над самым ухом, но он этого, кажется, даже не заметил.
- Что это было? - простонал Лерой и, весь дрожа, опустился на щебень.
- Д-демон, чуть в Эларда не попал! - невпопад отозвался Гаан.
- Что-то мне расхотелось тут гулять, - заявил Элард. Отшвырнув измочаленную кирку, он пошёл искать свой меч...
Других приключений на долю отважной троицы в этот день, к счастью, не выпало. Завернув по дороге в "Мёртвую гарпию", чтобы, по выражению Лероя, "слегка успокоить нервы", уже в глубоких сумерках они добрались до причала, возле которого стоял "Скат". Свежую надпись на его борту было видно даже при недостатке света. Клиф стоял у трапа, уперев кулаки в бока.
- Ну что, бродяги, нагулялись? - весело приветствовал он друзей.
- Да уж... - буркнул Лерой, и все трое прошмыгнули мимо Клифа на палубу, скрывшись в рубке. Заинтригованный Клиф последовал за ними.
Уже глубоко за полночь, внимательно выслушав взволнованный рассказ друзей и изучив найденную ими карту, он вынес вердикт:
- Ваш остров лежит в Гатийском море, не очень далеко от Хориниса. От восточного побережья при благоприятном ветре мы доберёмся до него за пару-тройку дней. Конечно, потребуется ещё время, чтобы обогнуть Хоринис с юга. Я никогда раньше не слышал, чтобы на этих координатах была какая-то земля. Хотя, по правде сказать, в тамошних водах никого и не бывает, все основные пути лежат ближе к Хоринису или южнее. Так что мы можем сходить туда и посмотреть своими глазами. Думаю, плавание, да ещё, если повезёт, с небольшим штормом, здорово вас взбодрит. А то вы приуныли что-то. Гаан, ты с нами?
- Нет, мне в лес надо. Я со всеми этими делами и так опоздал с заказом на шкуры. Торбен меня уже завтра будет ждать, а я то по темницам, то по развалинам... - ответил охотник.
- На том острове может оказаться полно дичи, - сделал Лерой слабую попытку уговорить Гаана.
- Угу. Но только если он существует и вы его найдёте. И потом, меня в море страшно укачивает, - замотал головой тот.
- Ну, как знаешь, - не стал больше спорить Лерой. - Только на ночь глядя мы тебя всё равно не отпустим. У нас здесь не слишком просторно, но ещё один человек вполне поместится.


Глава 5. Ночной гость

Остров они обнаружили лишь на исходе второй недели плавания. Рано утром, когда Клиф уже взял обратный курс на Хоринис, глазастый Элард заметил на севере странное скопление облаков. После долгого вглядывания вдаль и горячих споров, Лерой всё же решил сменить курс.
Ветер упорно толкал "Ската" на запад, к Хоринису, поэтому к цели продвигались медленно, постоянно меняя галсы. Но всё же часов в пять по полудни стало ясно, что замеченные Элардом облака отмечают какую-то землю, усеянную острыми скалами. Ничем иным, кроме как искомым островом, она быть не могла. Клиф проделал вычисления их координат и изругал автора древней карты, который не удосужился соблюсти масштаб и изобразил остров много южнее и ближе к Хоринису, чем оказалось в действительности.
Ночь выдалась неспокойная, ветер посвежел и относил когг всё дальше к западу. Неповоротливое судно лавировало с трудом и, чтобы хоть как-то удержать его на курсе, пришлось работать всю ночь. Спали урывками - пока двое стояли на вахте, третий старался отдохнуть хотя бы час. Клиф снова ругался, кроя в три загиба Лероя, из-за которого они оставили в тавернах и у Вульфгара свои последние сбережения, так что нанять пару матросов на это плавание им стало не на что. Впрочем, ругал он и себя, что позволил Лерою втравить их во всё это. Досталось и Эларду, которого "демоны разожгли пялить зенки, куда не следует, и заметить эти проклятые скалы, будь они трижды неладны!"
К рассвету на море опустился штиль, волнение улеглось, паруса бессильно обвисли. Неизвестный остров виднелся уже на юго-востоке и казался ближе, чем накануне. Клиф и Элард, собрав последние силы, убрали паруса и уползли в рубку, где, беспокойно разметавшись на койке, дрых Лерой. Судно медленно дрейфовало в южном направлении под воздействием слабого морского течения.
Первым проснулся Элард. Он выбрался из рубки, доковылял до бочонка с водой, установленного возле бизань-мачты и с наслаждением напился из подвешенной здесь же деревянной кружки. Потом ополоснул лицо и огляделся. Из-за кормы светило низко висящее солнце, окрашивая редкие облака в красноватый цвет. Над мачтами со злыми криками носились чайки. А прямо перед бушпритом высилось нагромождение поросших лесом скал, о подножие которого разбивались мелкие, но частые волны, что нагонял невесть когда поднявшийся западный ветер. Споткнувшись о свёрнутый в бухту канат и едва не растянувшись на палубе, Элард бросился в рубку.
- Тревога!!! - закричал он. - Нас несёт на скалы!
Испуганный Лерой свалился с койки, а Клиф, мигом вскочив на ноги, бросился наружу.
- Парус ставить? - схватился за снасти Элард.
- А что толку? Не успеем развернуться! Слева буруны видишь? Там камни! - в отчаянии воскликнул Клиф.
- Смотри, а впереди что? Кажется, там проход между скалами! - указал рукой Элард.
- Где? Клянусь Аданосом, похоже на то! - обрадовался Клиф. - Эй, Лерой, продирай глаза уже! Нужно скорее спустить ялик, это наш шанс!
Крохотную деревянную скорлупку - единственное спасательное средство, которым был снабжён "Скат" - можно было легко поднять вдвоём, поэтому спуск её на воду не занял много времени. Как только ялик коснулся воды, Элард съехал в него по канату и стал звать Лероя. Тот несколько неуклюже, но не проявляя ни малейших признаков страха, последовал за товарищем. Парни дружно заработали вёслами, и Клиф бросил им закреплённый на носу когга конец, а сам побежал к штурвалу.
- Теперь моли всех богов, чтобы это действительно был проход между скалами или достаточно глубокая бухта, а не просто неровность берега, - пробормотал Элард.
- Угу, - буркнул Лерой и, пыхтя, приналёг на весло. Канат натянулся и когг, который до этого уверенно шёл на встречу с острыми камнями, мало-помалу стал отваливать в направлении широкой щели между скалами.
Лишь обогнув скалистый мыс, друзья убедились, что "Скат" спасён. Впереди и чуть левее, между берегом и отделённой от него большой скалой, открылось широкое водное пространство, за которым дышало открытое море. Здесь могли бы спокойно разойтись два огромных королевских галеона, а уж маленькому коггу была полная свобода. А справа в северный берег острова врезалась узкая и явно глубокая бухта, воды которой, прикрытые с запада мысом, были совершено спокойны.
Элард и Лерой издали радостный вопль, вскочили и обнялись, едва не опрокинув ялик. Но, услыхав ругань Клифа, которую не смог заглушить даже шум прибоя, вернулись за вёсла.
Вскоре "Скат" стоял в глубине бухты, всего в нескольких десятках саженей от берега, надёжно закреплённый якорями. Здесь можно было не опасаться, что судно сорвёт и унесёт в море. Да и отлив не грозил положить его на камни, поскольку глубина обещала остаться достаточной.
Трое искателей приключений наконец-то ступили на камни острова, к которому так стремились. Они споро выгрузили из ялика припасы и выволокли крохотное судёнышко на берег, отыскав достаточно пологое место между двумя большими валунами.
Дождя предстоящей ночью, по всем приметам, можно было не ждать, а потому решили ночевать под открытым небом. Расчистили от крупных каменных обломков небольшую площадку у основания скалы, натаскали валежника. Его поблизости хватало. Развели огонь, и Элард взялся за приготовление ужина.
Лерой и Клиф устроились возле весело потрескивающего костра и принялись разглядывать каменную плитку с картой острова.
- Вот это место, видишь? - ткнул пальцем Лерой.
- А почему тогда эта бухта не обозначена? - засомневался Клиф.
- Наверное, просто не заметили. Она же маленькая и прикрыта скалой со стороны моря. Зато на юге ещё какая-то бухта, побольше. Вот, видишь?
- Если бы мы не проспали ветер, могли бы сразу завести "Ската" туда. Смотри, эта твоя отметка немного ближе к южному берегу, чем к нашей бухте.
- Тут толком и не поймёшь, - пожал плечами Лерой. - Масштаб слишком мелкий. Да ещё и неизвестно, где местность удобнее. Может, с юга одни горы.
- А здесь что, равнина? - усмехнулся Клиф, обведя рукой окружающие бивак нагромождения скал, накрытые сверху усыпанным первыми звёздами небом. - И вообще, с чего ты взял, будто эта отметка обозначает клад?
- Ну, может, не сам клад, а древний храм, замок какой-нибудь или золотую шахту. В любом случае, там наверняка есть чем поживиться. Посуди сам, зачем иначе древним было так хорошо прятать эту карту?
- Например, чтобы поводить за нос таких идиотов, как мы, - ехидно предположил Клиф.
Спор был прерван Элардом, который позвал всех ужинать. Отдав должное его немудрящей стряпне, друзья стали устраиваться на ночлег. Было решено по очереди охранять лагерь на случай появления хищных зверей или ещё какой-нибудь опасности. Бросили жребий, кому сторожить первым. Выпало Лерою.
Когда Клиф и Элард уже крепко уснули на расстеленных возле костра шкурах, Лерой от нечего делать принялся расхаживать вокруг их маленького лагеря. Меч и лук он для всякого случая держал при себе.
Долгое время всё было тихо. Уже близился срок будить Эларда. Лерой подложил в огонь несколько поленьев какого-то местного дерева, перекрученного ветрами, плотного и тяжёлого. Его с трудом брал топор, зато горела такая древесина ровно, не разбрасывая искр.
За шипением разгоравшихся дров и негромким плеском волн Лерой не сразу услышал звук неровных шагов, доносившийся из темноты. А когда услышал, то немедленно вскочил на ноги, взял лук наизготовку и тихо отошёл от костра в тень скалы, куда не доставали бледные лучи недавно взошедшей луны. В зрачках после света пламени ещё бегали цветные пятна, и Лерой сначала не понял, почему шаги стихли. Подумал даже, что они ему примерещились. Но вот он, наконец, попривык к темноте и разглядел замершую человеческую фигуру, едва различимую на фоне камней, сейчас казавшихся серыми. Лерой поднял лук.
- Кто ты? Выйди и назови себя, иначе умрёшь! - не особенно громко сказал бдительный дозорный, но этого хватило, чтобы прятавшийся в темноте человек испуганно дёрнулся, а чутко спавший Клиф сел на своих шкурах, нащупывая лежащее рядом оружие.
- Лерой, ты какого демона разорался? Что происходит? - в полный голос спросил Клиф и тем самым разбудил Эларда, мгновенно вскочившего на ноги с двуручным мечом наперевес.
- Не стреляйте! - раздался из темноты жалобный голос. - Я один и не желаю вам зла.
- Оружие брось! - сурово приказал Лерой, не опуская натянутого лука.
Раздался звук забренчавшего от удара о камень сухого дерева.
- У меня только палка, а нож я потерял, - дрожащим голосом пояснил ночной пришелец.
- Подойди ближе! - велел Лерой.
Клиф разворошил костёр, чтобы тот горел поярче. Из темноты в круг света вступил молодой парень. Вид он имел жалкий. Грязная, порванная во многих местах небогатая одежда, всклокоченные волосы, бледное измождённое лицо, покрытое слоем грязи и ссадинами. Колени его заметно дрожали - не то от страха, не то от крайнего утомления.
- Ты кто такой? - строго спросил Клиф, приблизившись к нежданному гостю.
- Меня зовут Мартин. Я юнга в команде капитана Штека... - пролепетал тот.
- Какого ещё Штека? - нахмурился Лерой, уже опустивший лук, но всё же державшийся на расстоянии.
- Ну, он пират...
- Пират?! Элард, руби его, и быстро уходим отсюда! - вскричал Клиф, хотя сам держал в руке кривую абордажную саблю.
- Не надо, не убивайте меня! Умоляю! - упав на колени, взвыл назвавшийся Мартином парень. - Я здесь один, клянусь жизнью! На острове больше никого нет!
- А где твои дружки? - с подозрением спросил Клиф.
- Не знаю! Когда пришёл на берег, там никого не было! И корабль исчез! И следов, и лагеря, и кострищ, и срубленных деревьев - ничего не было! - истерично выкрикнул Мартин. По его грязным щекам ручьём лились слёзы.
- Какой-то он жалкий, - сказал Элард, забрасывая меч за спину. - Хочешь, сам его руби, а я с такими не дерусь.
- Всё же надо его сперва выслушать, а уж потом решим, что делать, - вынес вердикт Лерой.
- Хорошо, - согласился Клиф. - Только прежде нам стоит подняться на "Ската", чтобы дружки этого оборванца не взяли нас, как спящих падальщиков. Сворачиваем лагерь. Эй, ты, помогай! - прикрикнул он на Мартина. Тот, поняв, что убивать его пока передумали, принялся суетливо сворачивать шкуры.
- В кои-то веки думал выспаться на твёрдой земле... - проворчал Элард.
Друзья быстро потушили костёр, покидали вещи в ялик и, столкнув его на воду, погребли к коггу. Клиф зарядил прихваченный с собой арбалет и уселся на корме у руля, положил оружие рядом с собой и многозначительно посмотрел на Мартина. Тот, подтянув колени к подбородку, скорчился рядом с Лероем и Элардом, взявшимися за вёсла.
Быстро достигнув покатого борта судна, друзья подтянули шлюпку к трапу, и Элард ловко вскарабкался на палубу. Следом поднялись Лерой и Мартин, а Клиф начал подавать им груз. Затем завели шлюпбалку, втащили ялик на палубу и перевернули днищем кверху, надёжно закрепив его возле грот-мачты.
- Элард, посторожи тут, пока мы этого допросим, - мотнул головой Лерой в сторону пленника.
В ответ Элард только согласно пожал могучими плечами.
- Всё-таки жаль, что у нас пушек нет, - вздохнул Клиф.
- Сколько ты их сюда поставишь? Штуки две-три, не больше, - резонно возразил Лерой. - Всё равно против пиратского нефа или галеона мы с ними мало что смогли бы сделать. Или у твоего Штека бригантина? - обернулся он к Мартину.
- Я не знаю... - пробормотал тот. - Здоровенный такой корабль, с тремя мачтами и пушек много. Только старый очень...
- А как называется? - вставил свой вопрос Клиф.
- "Каракатица".
- Никогда о таком не слышал... А ну, идём в рубку.
Когда Мартина втолкнули в тесную каюту и Клиф зажёг лампу, друзьям представилась возможность лучше рассмотреть своего пленника. Это был довольно крупный, однако изрядно отощавший молодой человек. Его лицо, сделав скидку на грязь, ссадины и усталость, можно было бы назвать приятным, если бы не его безвольное и, пожалуй, несколько глуповатое выражение. Взгляд его растерянно блуждал по каюте, пока не остановился на забытой на столе сухой сырной корке. Парень громко сглотнул.
- Жрать хочешь? - обманчиво ласковым голосом осведомился Клиф.
- Да, очень! Я в последний раз ел прошлым вечером, - ответил Мартин.
- А что так? Решил поголодать, пока вы с вашим капитаном Штеком захватите наш корабль?! - рявкнул коварный Клиф.
- Я не знаю, где капитан Штек! Я сбежал от них! - испуганно вскрикнул Мартин и вдруг, закатив глаза, начал сползать на палубу.
- Эй, чего это с ним? Притворяется? - с подозрением спросил Клиф, оглянувшись на Лероя.
- Какое там... Ты что, не видишь, он же на ногах еле держится! - покачал головой тот. - И, похоже, сам готов выложить что угодно. А ты своим криком совсем его доконал. Давай-ка, приводи бедолагу в чувство, а я сейчас.
Пока Клиф, хлестнув несколько раз по грязным щекам, заставил Мартина очухаться и усадил его на стул, Лерой вернулся и разложил на столе узел с остатками ужина.
- Ты как, говорить можешь? - спросил он пленника, усевшись напротив. - Тогда ешь и рассказывай.
Мартин, протянув дрожащую руку, схватил кусок обугленной на костре солонины и жадно вгрызся в него зубами. Говорить парень смог, лишь когда насытил первый голод.
- Так, значит, ты был юнгой у капитана Штека? - начал допрос Лерой. - И не стыдно тебе было связаться с пиратами и грабить честных моряков?
- Я не хотел! Меня к ним телепортом забросило...
- Каким ещё телепортом? - вмешался возмущённый Клиф. - Хоть бы сочинил что-нибудь поправдоподобнее. Тоже мне, маг нашёлся!
- Погоди, Клиф, не перебивай. Пусть расскажет всё по порядку.
- У меня на самом деле был телепорт. Заклинание на свитке. Мне его мать принесла, от ведьмы... Она была такая бледная, даже губы посинели... - при этих словах по щеке Мартина скатилась слеза, проложив ещё одну дорожку в слое грязи.
- Кто была бледная? Ведьма? - уточнил Лерой.
- Нет, моя мать. Она за телепорт отдала часть жизненной силы... много.
- Что-то я ничего не понял. Твоя мать отдала ведьме свою жизненную силу, выменяла на неё свиток телепортации, чтобы ты мог попасть к капитану Штеку? - потряс головой Лерой.
- Да нет же! Я к нему случайно попал. Не знал, куда ведёт телепорт. Просто мне из тюрьмы сбежать надо было, чтобы не казнили.
- Час от часу не легче! В тюрьму-то ты за что угодил?
Вместо ответа Мартин разрыдался. Клиф скривил брезгливую мину. Лерой вылил в кружку остатки вина из бутылки, раскупоренной ими за ужином, и протянул её пленнику. Тот, всхлипывая, жадно осушил посудину и вновь обрёл способность связно говорить.
- Я очень плохой человек, - признался он. - Наверное, даже хуже, чем капитан Штек и его пираты. Они просто грабят, а я... я предал друга, который мне верил! И убил девушку, которая мне нравилась! И Тома дразнил... Он из-за меня чуть с маяка не спрыгнул! И мать... - Мартин снова уронил лицо в ладони, плечи его затряслись.
- Снова здорово! - сплюнул Клиф. - Девка какая-то, а не пират.
- Подожди, Клиф... Эй, Мартин! Объясни всё по порядку. Кого ты там убил? Кто такой Том?
- Это сын Мэрис, стряпухи из таверны Пита. Он дурачок, постоянно верит всем на слово и картавит к тому же.
- Ага. Ты едва не довёл его до самоубийства и он хотел спрыгнуть с маяка, но не спрыгнул, - заключил Лерой. - Хоть что-то прояснилось. А где всё это происходило?
- На нашем острове. Он называется Ардамос. Это один из мелких островов к югу от Юрана. Правда, люди с материка чаще называют его Адармос...
- Врёшь! - со злорадным удовлетворением в голосе заорал Клиф. - Бывал я на Ардамосе два раза. Нет там никакой таверны! И маяка тоже отродясь не было! Только дом землевладельца Вальдемара, несколько крестьянских и рыбацких хижин и ещё часовня на дальнем мысу. Обмануть нас решил, грязный пират?! Думаешь, мы такие же доверчивые дурачки, как твой выдуманный Том?
- Никакой он не выдуманный! - закричал в ответ Мартин. - И маяк у нас есть! Его в конце войны построили, мне Альфред рассказывал! Только потом он стал не нужен, потому что перемирие заключили. А Вальдемар твой лет сорок как помер, и дом его пьяные наёмники сожгли. На его месте теперь таверна Пита стоит.
- Что ты несёшь? Какие сорок лет? Я Вальдемара в прошлом году видел как тебя сейчас! - навис над столом разъярённый Клиф. - Мы ему вино и шкуры с Хориниса привозили!
Привлечённый криком, в каюту заглянул Элард и вопросительно посмотрел на Лероя.
- Всё в порядке. Разговариваем, - ответил тот на невысказанный вопрос. - А ты гляди в оба, а то нас и в самом деле врасплох застанут.
Элард кивнул и скрылся за дверью. Мартин и Клиф, тяжело дыша, поедали друг друга сердитыми взглядами.
- Вы похожи на двух кабанов во время гона, - усмехнулся Лерой.
- Я его сейчас вообще пришибу и за борт выкину, раз он правду говорить не хочет! - процедил Клиф.
- Да, странно всё как-то... Послушай, Мартин, о каком перемирии ты толковал?
- Перемирии с орками! Его генерал Ли заключил. Это уже после смерти короля Робара Второго было, - там маг Терион рассказывал, ещё когда мы маленькие были. А потом короновали короля Арданариха Первого, - волнуясь, принялся объяснять Мартин. - Вы что, разве этого не знаете? С луны свалились, что ли?
- Что-то у тебя не сходится, - задумчиво потёр лоб Лерой. - Насколько я знаю, король Робар жив и здоров. Был, по крайней мере, ещё совсем недавно. А генерал Ли уже много лет, как брошен за барьер, на каторгу в Долине Рудников. А оттуда ещё никто не возвращался.
- Какой барьер? Его давным-давно разрушил Безымянный герой, которого ещё называют Победителем Драконов! Это каждый ребёнок знает. Вы где все эти годы были? Спали, что ли, как орочий демон в Долине Рудников? - с искренним изумлением проговорил Мартин.
- О, боги! - схватился за голову Клиф. - Я понял! Этот парень сумасшедший. У него крыша съехала от одиночества на этом острове, вот он и несёт всякую чушь! Ну какой ещё Арданарих Первый, а? Откуда ты взял эту байку? Сам придумал?
- Я сумасшедший?! - взвился Мартин, которого от возмущения, похоже, даже усталость покинула. - Да сам ты... Сейчас... я докажу! - с этими словами он принялся лихорадочно рыться в своей рванине. - Где же они... А, вот! Пираты их не нашли.
С этими словами он водрузил на стол заскорузлый комок бумаги и развернул его с торжественным видом. Внутри оказались четыре монеты. Одна из них, сильно потёртая, была обычным миртанским золотым с изображением короля Робара Второго, стоящего в полный рост в парадных доспехах. А вот три другие...
- Король Миртаны Арданарих Первый, - взяв одну из монет, с удивлением прочёл Лерой надпись, которая огибала чьё-то вычеканенное в профиль лицо.
- Ну и рожа! - заглянув ему через плечо, изрёк Клиф. - На этого пиратского юнгу похож, только выражение не такое придурочное... Эй, пират, ты сам их чеканишь? Сумасшедший пират-фальшивомонетчик, надо же! Кому рассказать - не поверят.
- Постой... - отмахнулся от него Лерой и потянулся за бумагой, в которую были завёрнуты монеты. - "Нынче у нас очередной юбилей: вышел в свет 550-й нумер..." Это что такое?
- Газета, - равнодушно пожал плечами Мартин.
- Какая ещё "газета"?
- "Вечерний Хоринис". Там же написано сверху. Её в Хоринисе печатают и к нам иногда привозят, а Пит продаёт в своей таверне.
- Что такое "газета"? Вроде летописи? - сделал попытку осмыслить новое для него явление Лерой.
- Ну да. Только в летописях написано, что было давным-давно. А в газетах пишут, что произошло недавно. Их покупают, читают, а потом выбрасывают, - пояснил, как сумел, Мартин.
- Смотри, Лерой, тут про тебя написано! - ткнул Клиф пальцем во вторую страницу, угол которой был оборван или обожжён. - "Знаменитый на всю Миртану путешественник Лерой..."
- Где? - удивился Лерой и углубился в чтение. - Жаль, окончания нет. Что там за берег он открыл?
- Не он, а ты, - нервно хохотнул Клиф.
- Так тебя тоже зовут Лерой? - спросил Мартин. - Я однажды видел у ведьмы книгу про этого Лероя. Там было написано, что его отец был купцом, но разорился и умер. И тогда он взял последний оставшийся корабль, отправился на какой-то остров, нашёл сокровище, но был ранен и...
Клиф и Лерой уставились на Мартина в немом изумлении.
- Демон знает, что тут происходит! - выдохнул Лерой. - Откуда ты про меня узнал? Ну, про моего отца, про сокровище и что я был ранен? Хотя об этом во всех тавернах Хориниса болтают... Значит, ты был на Хоринисе и приплыл сюда раньше нас?
- Да я сроду не был на Хоринисе! - воскликнул Мартин. - Говорю же, я у ведьмы в шкафу книгу нашёл! Ждал, пока она зелье сварит, которым... от которого... Шейла...
- Шейла? - вопросительно поднял бровь Клиф.
- Да. Такая красотка... была. Она умерла. Я её отравил! - снова схватился за голову Мартин.
- Так-так... Нет, не может быть! - бормотал меж тем Лерой. - А если?.. Нет, не складывается... Но... Белиар! Не может быть! Но другого объяснения я не вижу...
- Ты о чём? - удивлённый странным поведением друга, спросил Клиф.
- Всё сходится! Он из другого времени! - возбуждённо откликнулся тот.
- Кто?
- Мартин! Вот смотри. Он говорит, что барьер давно пал, Робар умер, Ли заключил перемирие с орками и теперь правит другой король. Монеты это подтверждают. Ты говоришь, что на Ардамосе нет маяка, но живёт землевладелец Вальдемар. Мартин говорит, что Вальдемар давно умер, а маяк там теперь стоит! И ещё этот "Вечерний Хоринис", в котором написано, что я совершил какое-то открытие! - принялся излагать свои доводы Лерой.
Мартин, разинув рот, плюхнулся обратно на стул. Клиф задумчиво посмотрел на друга, будто тоже усомнившись в его душевном здоровье.
- Лерой, но это же невозможно! Разве можно перемещаться во времени?
- Откуда мы знаем, что в этом мире можно, а что нет? В точности этого, наверное, и высшие маги не знают. Если можно мгновенно перемещаться в пространстве, то почему нельзя переместиться во времени? - возразил Лерой.
Клиф нахмурился, задумчиво потёр нос. Глаза его заблестели.
- Значит, проклятая ведьма отправила меня в прошлое своим телепортом? - округлив глаза, проскулил Мартин.
- Похоже на то, - подтвердил Лерой.
- Никакая это не ведьма! - озарённый догадкой, воскликнул Клиф. - В смысле, наверное, ведьма. Но это не она тебя отправила в наше время. Повтори, что ты там бормотал про исчезнувший корабль и лагерь пиратов!
- Ну, мы высадились на берег, разбили лагерь, а потом вернулся из разведки Йон и мы пошли к каким-то развалинам. Уже была ночь, но капитан Штек опять напился и ему было на всё наплевать. Потом...
- Что потом?
- Там, в развалинах, был какой-то туман. Меня послали туда, я вошёл...
- И что?
- И всё! Все исчезли. Мне даже показалось, будто деревья сдвинулись, и всё стало каким-то другим. Я очень испугался, стал звать на помощь, но никто не откликнулся. Тогда я залез в какую-то яму и уснул. А утром пошёл к той бухте, где мы высадились. Пришёл, а там ни корабля, ни лагеря. Даже следов никаких нет! Я сначала подумал, что вышел к другой бухте, но там скала такая красная, как башня. Я её хорошо запомнил... А тут появилась эта огненная ящерица, я перепугался и бросился бежать. Заблудился, целый день проплутал по лесу, а когда стемнело, вышел к берегу и увидел ваш костёр, - подытожил Мартин.
- Выходит, ты переместился во времени, когда вошёл в те руины. Ну-ка, взгляни! - с этими словами Лерой достал найденную в Долине Пирамид каменную табличку с картой и положил перед Мартином. - Видишь отметку? Здесь эти твои развалины?
- Не знаю. Я не умею читать карты, - сконфуженно отозвался пленник.
- Да ну? - опять влез Клиф. - Ты же говорил, будто учился у мага! Врал?
- У Териона? Да, он нас с детства учил читать, писать, считать и другим премудростям. Но мне это быстро надоело и я бросил учиться. Ирвин с Арвином ещё раньше ушли, они даже читать не выучились. Только девчонки и Том продолжили ходить на уроки Териона. Правда, Том всё равно так дурачком и остался, - пояснил Мартин.
- Ладно, в любом случае мы туда идти собирались, где отметка, - проговорил Лерой. - Так что ложимся спать, а завтра поглядим на месте.
- А если это всё брехня, и проклятый пират нам ночью глотки перережет? - снова впал в сомнения Клиф.
- Запрём его до утра в трюме на всякий случай. И будем нести вахту по очереди, как договорились. Тебе, кстати, скоро Эларда сменять.

***

На следующий день, после полудня, все четверо стояли посреди окружённых лесом старинных развалин и смотрели на туманную воронку, медленно вращавшуюся в середине того, что некогда являло собой просторное помещение с каменными стенами.
- Ты говоришь, вошёл туда, и все изменилось? - вновь уточнил Лерой.
- Да, когда до серёдки дошёл, - кивнул Мартин.
- Нет, байки всё это! - рассмеялся Элард, так и не поверивший в реальность рассказанной ночным пришельцем истории.
- Элард! - предостерегающе крикнул Клиф, но было поздно. Сын рыбака решительным шагом вошёл в туман, утонув в нём по пояс, и направился к центру воронки. Его друзья и Мартин с ужасом ждали, что будет дальше.
Но Элард благополучно достиг середины помещения, попрыгал на месте и помахал руками, чтобы показать, что ничего необычного с ним не происходит.
- Я так и знал, что пират всё это выдумал, - заявил Клиф. - Наплёл с три короба, чтобы подсесть к нам до Хориниса, а по дороге обокрасть.
- Ничего подобного, всё так и было! - окрысился Мартин.
- Может, и было, - примиряюще сказал Лерой. - Но теперь эта штука не работает. Пошли, посмотрим.
Он первым направился к Эларду, Мартин и Клиф с опаской последовали за ним.
Когда Лерой достиг середины воронки, туман потемнел и начал вращаться быстрее, в глубине его засверкало что-то вроде крохотных молний. Мартин в ужасе взвизгнул и прянул назад, но опоздал. Язычки молний вцепились в сумку Лероя, в которой лежала старинная каменная карта, и все четверо путешественников исчезли.
Туманная воронка медленно успокаивалась.


Глава 6. Затерянные во времени

Чудовище с пыхтением и свистом втягивало свою громадную тушу в южную бухту. Размером оно было, наверное, немногим меньше королевского галеона, но с более узким, чем его корпус, телом и гладкой шкурой светло-серого цвета. Из торчащего вверх хобота вырывались в небо клубы пара или дыма, а многочисленные широкие ласты настойчиво баламутили воду.
- Должно быть, оно в родстве с огненными ящерами или драконами, - предположил Лерой шёпотом, хотя до монстра было больше полумили.
- Да, тварюга знатная, - согласился Клиф.
- Никогда не видел ничего подобного! - восхитился Элард.
Мартин промолчал. Сил у него не оставалось уже ни на что.
После происшествия в развалинах, все четверо вернулись в северную бухту, где должен был оставаться "Скат". Но судна там не обнаружилось, да и весь берег заметно изменился. Там, где прежде росли деревья, теперь их не было. А где были голые камни, зеленели пышные кроны. Даже одна из прибрежных скал, довольно приметная и высокая, подточенная волнами, рухнула в море. Это говорило о том, что переместились они в будущее, а не в прошлое.
Друзья, посовещавшись, решили вернуться в руины и попробовать войти в туманную воронку ещё раз, чтобы возвратиться в своё время. А Мартину посоветовали идти к южной бухте и встретиться там с пиратами Штека. Но парень упёрся и заявил, что лучше останется с искателями сокровищ. На него махнули рукой, так как были озабочены совсем другим.
Сколько бы раз они не входили в туманную воронку - сначала все вместе, а потом, чувствуя подступающее отчаяние, и по двое-трое, и в одиночку, - ничего не менялось, перемещение не происходило. Между тем стемнело и путешественникам пришлось озаботиться поиском места для ночлега и обеспечением прочих насущных нужд.
На рассвете Лерой предложил идти к южной бухте, чтобы попытаться договориться со Штеком и его людьми. Никому это предложение не понравилось, но иного не было, и все приняли его с угрюмой обречённостью.
Однако ни пиратского лагеря на берегу, ни "Каракатицы" в бухте не оказалось. Только нашли в полосе прибоя странной формы якорь, до половины утонувший в песке, и дырявую бочку. Друзья с удивлением убедились, что она сделана из железа. Но их размышления о причинах такой расточительности были грубо прерваны прибытием громадного чудовища, появившегося со стороны моря и уверенно направившегося к острову.
Четвёрке путешественником ничего не оставалось, как укрыться в поросших деревьями скалах к западу от бухты и наблюдать за неуклюжей громадиной.
- Мне одному кажется, что оно похоже на корабль? - спросил Клиф.
- Конечно, похоже. Размерами, - согласился с ним Элард.
- Да нет, я не о том. Это как будто вообще не животное. Смотри, вон бушприт, сверху - палуба...
- А на палубе - люди! - воскликнул Лерой. - Смотрите! Неужели не видите?
- Точно, там кто-то есть, - согласился Клиф.
- Только не похоже, что это люди, - напрягая зрение, привстал Элард. - Больше на орков смахивают. Кто-нибудь из вас видел живого орка?
В ответ все отрицательно замотали головами.
- На картинках только, - сказал Лерой.
- Не высовывайся, заметят! - предостерёг Эларда Клиф.
- Да ну, далеко же. Нас сквозь ветки оттуда всё равно не разглядеть, - отмахнулся тот. - Мне вот что непонятно. Если это корабль, то откуда тогда столько дыма?
- Из камбуза? - предположил Мартин, тоже начавший проявлять интерес к происходящему.
- Целого носорога они там жарят, что ли?!
- Может, и носорога. Орки же...
Тем временем корабль - а теперь друзья точно убедились, что это не животное - перестал шлёпать по воде ластами и бросил якоря. Дым из торчащего над палубой хобота стал пожиже. Команда на палубе засуетилась, начала спускать шлюпки. Вскоре три из них направились много восточнее того места, где прятались путешественники во времени, а четвёртая принялась кружить по бухте. Видимо, с неё делали какие-то замеры.
- Может, нам стоит уйти подальше? - с тревогой предложил Клиф, глядя на высадку неизвестных существ на берег.
- Меня уже ноги вообще не держат, - простонал Мартин.
- Уйти всегда успеем, они нас не заметили, - ответил Лерой.
Часть высадившихся на берег моряков цепочкой скрылись за скалами в восточном направлении, а остальные начали выгружать из шлюпок какие-то вещи. Друзья с любопытством наблюдали за их действиями и потому шорох позади себя услышали слишком поздно. Первым, вырывая меч из-за спины, обернулся Элард. Клиф и Лерой схватились за оружие лишь на миг позже. И только безоружный Мартин прижался спиной к скале и немо разевал рот от ужаса и неожиданности.
Среди подкравшихся к ним существ оказалось несколько человек и орков, одетых в одинаковые мундиры. Разумеется, покроем и размером они отличались, но светло-серый цвет ткани и прикреплённые к ней металлические значки делали их похожими. В руках и лапах нападавшие держали оружие, похожее на арбалеты, но с какими-то трубками вместо луков. Они широким полукольцом обступили незадачливых путешественников, ловко используя для опоры и укрытия камни, стволы деревьев и с нескрываемым любопытством разглядывали оружие и одежду готовой дорого продать свои жизни четвёрки. Вернее, троих и Мартина, который сопротивляться, похоже, не собирался.
Вперёд вышел один из людей - высокий черноволосый мужчина с гладко выбритым лицом. Оружия у него в руках не было, лишь в кожаном чехле на поясе висел какой-то короткий предмет.
- Я - лейтенант морской пехоты Боевого флота Миртанской Конфедерации Сейфер Дрок, - представился он на вполне понятном миртанском языке, но с незнакомым акцентом. - А вы кто такие? Потерпевшие крушение? Вам нужна помощь?
- Мы просто путешественники. Сбились с пути, - оценив решающий перевес морских пехотинцев в численности, вступил в переговоры Лерой. - Мы подданные короля Миртаны Робара Второго. Я - Лерой, а это Клиф, Элард и Мартин. Прибыли с Хориниса на когге "Скат"...
- Но я не из Хориниса, а с Ардамоса! И подданный Арданариха Первого, а не Робара Второго! - совсем не кстати встрял Мартин.
Орки и люди в серых мундирах принялись озадачено переглядываться и перешёптываться, хотя оружия не опускали.
- Адармос? - морща лоб, переспросил Сейфер Дрок. - Знаю это остров. Но там нет никакого короля, только местный староста и директор рыбозавода. Про Робара Второго и Арданариха Первого я читал. Нам о них рассказывали в школе, на уроках истории. Но они жили сотни лет назад.
- Сотни лет? - озадаченно покачал головой Лерой, понявший далеко не всё из речей лейтенанта, но последние слова разобравший совершенно отчётливо. Его рука, сжимавшая рукоять меча, безвольно опустилась. - Выходит, мы переместились в будущее на сотни лет вперёд.
Ответом ему был лишь удивлённый взгляд Сейфера Дрока. За спиной шумно дышали Элард и Клиф, по-прежнему готовые к неравному бою.
- Кан лейтенант, - подал голос один из пехотинцев - здоровенный косматый орк - и, склонившись к начальству, что-то зашептал ему на ухо, едва не задевая его жёлтыми клыками. Лицо Сейфера разгладилось.
- Очень может быть, морр капрал, - ответил он и вновь обратился к Лерою: - Так вы ролевики?
- Э-э... Прости? - не понял вопроса искатель приключений.
- Ну, такие странные парни, которые любят воображать, будто живут в какой-нибудь древней эпохе, - стараясь подбирать слова попроще, принялся объяснять лейтенант. - Одеваются в старинные наряды, говорят по-старинному, обучаются бою на мечах и древней магии... Ну, это вроде игры. Так вы разве не из их числа?
- Нет, - с грехом пополам уяснив, о чём идёт речь, возразил Лерой. - Мы не эти ваши... роевики. А также не сумасшедшие, не сектанты и не любители болотника. Мы действительно попали сюда из прошлого. Мы трое - из времени Робара Второго, а Мартин - из той поры, когда правил Арданарих Первый. Во всяком случае, он сам так утверждает. И поверьте, достойный воин короля Конферация, нам сейчас совсем не до игр.
- Конфедерация - это не король. Это свободное объединение дружественных государств, - машинально поправил его Сейфер Дрок, пытаясь уложить в голове сказанное.
- Кан лейтенант, да они же просто издеваются! - не выдержал один из пехотинцев - сухощавый темнокожий парень, похожий на уроженца Южных островов.
- Отставить встревать в разговор, рядовой Омар! - прикрикнул на него Сейфер. - Я, конечно, читал о перемещениях во времени, но исключительно в фантастических книгах. Однако древняя магия до сих пор толком не изучена... - раздумчиво добавил он. - Думаю, стоит отвести их к капеллану Рациусу. Это по его части.
- Может, они лазутчики восточников и только того и ждут, - прорычал давешний орк.
- Сам ты лазутчик! - звонко выкрикнул ему в ответ Элард. - А ну, выходи на честный бой, волосатая морда!
- Ты кого это так назвал?! - взъярился орк.
- Капрал Шак, отставить пререкания! - негромко приказал лейтенант Дрок, и мохнатый громила стушевался, отступив назад.
Орк сердито сопел, глядел исподлобья, но пасть больше не раскрывал. Такое проявление покорности орка перед человеком друзей впечатлило. Видимо, этот Сейфер Дрок был великим воином.
- Извольте убрать оружие и проследовать с нами, - предложил путешественникам лейтенант. - Поверьте, мы можем вас очень легко обезоружить и даже убить, но не хотим причинять вам вреда. Просим быть нашими гостями.
Лерой и сам прекрасно понимал, в каком они положении. Из гостей могут моментально превратиться в пленников, а то и покойников. Ему оставалось лишь подчиниться, но сохранив при этом лицо.
- Хорошо, - сказал он. - Только пусть твои воины уберут оружие первыми. Вас намного больше, и потому так будет честнее.
- Согласен, - весело улыбнулся Дрок и кивнул воинам. Те дружно закинули своё странное оружие за спины. Тогда и путешественники во времени убрали клинки, хотя с лица Клифа так и не сошло выражение крайнего недоверия.
- Веди, - сказал Лерой. - Если я правильно понял, этот ваш Рациус - маг?
- Скорее учёный, - охотно пояснил лейтенант, направляясь к пляжу кратчайшей дорогой. - Вам знакомо значение этого слова? А, кроме того, он служитель трёх богов и исполняет на "Драконе" обязанности капеллана.
- Вы поклоняетесь всем трём богам одновременно? И Белиару? - подал голос Клиф, и тон его выражал явственное осуждение.
- Да, и Белиару тоже. Только соединение сил и слов всех трёх божественных братьев может привести наши народы к миру и гармонии, - пояснил Сейфер Дрок. - Белые маги строго следят, чтобы ни одному из богов не отдавалась предпочтения перед другими. Впрочем, в наше время многие люди вообще не верят в богов.
Пришельцы из прошлого, для которых существование богов было не предметом сомнений, а данностью, равно как и дарованные ими людям магические силы, озадаченно переглянулись.
- А маги Огня, Воды и некроманты у вас есть? - осторожно спросил Лерой.
- Есть. Но их немного и это маргиналы, - пожал плечами лейтенант.
- Кто?
- Ну, отщепенцы, сектанты... - постарался объяснить Дрок.
Лерой задумался, да и не до разговоров тут стало, так как в этот момент под ногами их захрустела нервная каменистая осыпь. И лишь когда они вышли на песок пляжа, искатель приключений продолжил свои расспросы.
- А в войне с орками, выходит, победили люди? - подал он голос.
- С чего ты взял? Мы ведь на "ты", да? - уточнил лейтенант.
- Не знаю как у вас, но у нас на "вы" обращаются только к магам, лордам и королю, да и то не все, - ответил Лерой. - Или ты лорд?
- Нет, я простой офицер морской пехоты, - улыбнулся Дрок. - Так почему ты решил, что орки были побеждены?
- Они же тебе подчиняются. Значит, люди главнее, - оглянувшись на идущих сзади и по бокам пехотинцев, ответил путешественник.
И орки, и люди весело заухмылялись.
- Всё не так однозначно, на самом деле, - старательно пряча улыбку, отозвался лейтенант.
Тем временем они приблизились к месту высадки. Шлюпки за время всех этих событий успели сделать ещё по одному рейсу, и на берегу стало многолюднее, если здесь было применимо данное слово. Люди и орки устанавливали палатки, таскали ящики и бочонки. А чуть в стороне суетились возле какой-то громоздкой конструкции несколько людей-ящеров, за которыми присматривали бритоголовый тучный человек в белой мантии и важный седой орк богатом мундире. Лейтенант, сделав знак Лерою и его спутникам следовать за ним, направился к этой страной группе.
- Кан капитан, разрешите доложить, - чётко проговорил Сейфер Дрок, вытянувшись перед орком и, дождавшись благосклонного кивка, продолжил: - Перед высадкой нами были замечены на берегу люди. Мы совершили обходной манёвр и обнаружили четверых человек. Они одеты в старинные одежды, вооружены холодным клинковым оружием, луком и арбалетом, говорят на архаичном миртанском языке. Уверяют, что прибыли из прошлого. Явной опасности не представляют.
Орк с любопытством окинул путешественников внимательным взглядом.
- Накормите их первым делом, а потом поговорим, - велел он.
- Будет исполнено, кан капитан. Вы позволите обратиться к кан капеллану?
- Обращайтесь, морр лейтенант.
- Кан капеллан, эти люди говорят, что явились сюда из эпохи королей Робара Второго и Арданариха Первого. Насколько понимаю, они использовали какую-то древнюю магию. Я подумал, что вы тоже захотите поговорить с ними.
- Спасибо, Сейфер, - мягко отозвался толстяк в белой мантии. - Я непременно побеседую с этими молодыми людьми, но прежде вам всё же следует выполнить приказ нашего доброго капитана и накормить бедняг. Они выглядят голодными и измученными.
Лейтенант Дрок прижал руку к груди, а потом скинул вверх. Лерой отметил про себя, что хоть воинское приветствие за минувшие века (века? не укладывается в голове!) в Миртане не изменилось.
Путешественников передали на попечение рядового Омара и ещё одного воина, который открытым лицом, прямым взглядом и широкими плечами напоминал Эларда, но, в отличие от него, был светловолос и голубоглаз.
- Ладно, ролевички, валим на камбуз, - весело сказал друзьям Омар.
- Слышь, друг, тебе же объяснили, что мы никакие не роевики, - строго посмотрел на него Элард.
- Да-да, вы пришельцы из прошлого! А я тогда верховный жрец в Иштарском храме!
- Гоблин ты, а не жрец, - ласково сообщил ему Элард, на всякий случай сжимая кулаки.
- Эй, ты кого гоблином обозвал! - взвился Омар.
Но между задирами встали Клиф и белокурый пехотинец.
- Тихо, парни! Бен, ты что, на гауптвахту захотел? - урезонил он Омара.
- А разве его зовут не Омаром? - удивился Лерой.
- Нет, его зовут Бен. Омар - это родовое имя. У любого человека есть своё имя и есть родовое. Я, например, Торквиль Молот, потому что мои предки происходят из нордмарского клана Молота. У вас разве не так? - спросил светловолосый.
- У нас родовые имена бывают только у вельмож. Укары, Зорны там всякие. А у простых людей - только собственные. Ну, могут ещё сказать, например, что Элард - сын Фредерика. Или Клиф из Хориниса, - чинно пояснил Лерой. - Или, хотя бы, Мартин, сын... Эй, Мартин, чей ты там сын?
- Не знаю, - грустно буркнул в ответ бывший пиратский юнга. - Но если это для тебя так важно, можешь звать меня Убийца с Ардамоса или Подай-Принеси из команды Штека.
Торквиль озадаченно потряс головой.
- Извините, парни, я был не очень внимателен на уроках древней истории, - вздохнул он. - Поэтому мало что помню о ваших временах. Только то, что тогда все со всеми воевали, продавали друг друга в рабство и колдовали напропалую.
- Да, в общем, самое главное ты уяснил, - засмеялся Лерой.
Элард весело подмигнул Бену Омару и тоже заржал.
- Слушай, Бен, так ты из очень знатного рода, раз у тебя два имени? - спросил он.
- О, да! - ответил вместо Омара Торквиль. - В детстве он, как и все его предки, знатно пас овец в Южном Варанте.
- Смейся-смейся, нордмарский кочегар! - осклабился в ответ Бен. - Чтоб вы знали, мои предки по материнской линии гоняли караваны через всю пустыню, а по отцовской - владели плантациями красного перца на Южных островах.
- А сам ты кончил тем, что нанялся рядовым в морскую пехоту, потому что твои пять баранов никак не могли тебя прокормить, - снова поддел его Торквиль.
Однако Бен на подначку больше не поддался и перевёл речь на более практические вещи.
- Кстати, о прокорме, - сказал он. - А чего, собственно, мы здесь стоим? Нам вроде было приказано накормить этих чудаков от пуза, а не развлекать вымороженными нордмарскими хохмами.
Они и в самом деле уже какое-то время стояли возле длинной палатки, позади которой дымила переносная печь.
- Идёмте, парни, - подтолкнул Торквиль Лероя и Клифа к входу в палатку. - Эй, Грых, старый пожиратель мясных жуков! Я тебе гостей привёл! - заорал он, входя следом за пришельцами из прошлого.
Грых - приземистый рыжий орк в белом колпаке и фартуке - приветливо осклабил кривые клыки.
- Моя шибко рад видеть новый человеки! - заявил он. - Моя такой ещё не кушай.
- Слышь, Грых, кончай придуриваться, твои шутки уже всем надоели. Жрать ребятам давай - приказ капитана! Да и мы с Молотком тоже не откажемся, - плюхнулся на скамейку Бен.
- От меня голодным ещё никто не уходил, - нормально, насколько позволяла ему клыкастая пасть, но, во всяком случае, уже не коверкая миртанскую речь, заявил орк. - Правда, каша по-флотски ещё не поспела - до ужина далеко. Но консервов у нас завались и есть компот из сухофруктов. Если два бездельника и дармоеда - чёрный и белый - поднимут ленивые задницы и помогут старому орку, то я мигом всё подам.
Бен и Торквиль скрылись вместе с Грыхом за парусиновой перегородкой, а четверо усталых путешественников расселись возле длинного складного стола.
- Весело тут у них, - заметил Элард. - Я бы, пожалуй, даже остался и послужил немного в этой их морской пехоте, если бы не зарёкся поступать на королевскую службу.
- Как бы нам всем не пришлось здесь остаться, - мрачно изрёк Клиф. - Неизвестно, сможем ли мы вернуться в наше время. Да и вообще, отпустят ли нас?
- А мне всё равно, - сказал Мартин. - Здесь хоть не бьют и не заставляют чистить гальюн.
- Это потому, что ты у них в гостях, а не на службе. А то бы непременно отведал и того, и другого, - хмыкнул Клиф.
С шумом вернулись пехотинцы и повар, притащив здоровенные миски с подогретыми мясными консервами, крупно нарезанный хлеб и кружки с тёмной жидкостью. Измученные путешественники накинулись на еду, которая показалась им королевским пиром. Омар и Молот тоже отсутствием аппетита не страдали. А Грых поспешил к печи, присматривать за кашей.
- Можно вам задать несколько вопросов? - спросил Лерой, едва утолив голод.
- Конечно. Вы вообще очень не любопытны для пришельцев из прошлого, - ехидно подмигнул Бен.
- Просто голова уже кругом от новых впечатлений... Я так понял, ваш корабль называется "Дракон"? Как он вообще движется? На нём же нет ни парусов, не вёсел. Только те две круглые штуки по бортам. Магия?
- Да какая магия! Просто паровая машина, - вновь ответил за Бена Торквиль. - Перегретый пар давит на поршни, они вращают вал, соединённый с гребными колёсами, и наш пироскаф при благоприятных условиях легко выжимает восемнадцать узлов.
- Неплохо, - кивнул Лерой. - И против ветра тоже?
- Против ветра - чуть поменьше. Но вообще-то паруса у нас тоже есть. Они ставятся на съёмные мачты, когда нужно экономить уголь.
- Послушайте, а те красные чешуйчатые существа, которые что-то там делали возле вашего капитана и мага - они кто? - встрял Клиф.
- Люди-ящеры, - пожал плечами Бен. - Я думал, в ваше время их много было.
- Мы с такими не встречались. Не слышали о них даже, - ответил Лерой.
- А я слышал и на картинках видел, - заявил Мартин. - У нашего мага Териона книга была, где про всяких существ написано. Они как-то там с драконами связаны, но я не понял толком. Да и скучно было.
- Они действительно связаны с драконами. Их с нашей экспедицией отправил один учёный дракон. Ему нужны какие-то сведения о морских течениях, но сам он, говорят, редко из кабинета выползает - стар очень, - пояснил Торквиль. - Скучные они ребята - эти ящеры, и не поговоришь с ними толком. Хорошо, что в морпехи их не принимают.
- Так у вас и драконы есть? - изумился Лерой.
- А у вас нет разве? Вообще-то вы о драконах должны знать больше нашего, - сказал Бен Омар. - Ведь легендарный Безымянный герой, Победитель Драконов или, как его называли орки, Священный Враг, жил в ваше время?
- Нет, - ответил Лерой.
- Да! - одновременно с ним сказал Мартин.
Договорить им не дали. В столовую заглянул капрал Шак и бросил:
- Уже поели? Вас вызывает кан капитан Ыг. - Потом он перевёл взгляд на Бена и Торквиля. - А вы двое - бегом работать! Расселись тут...
- Так точно, кан капрал! - вскочив на ноги, хором проорали морские пехотинцы и выскочили наружу.
Путешественники во времени были немедленно препровождены в капитанскую палатку, перед входом в которую их вежливо, но твёрдо попросили сдать оружие, клятвенно пообещав вернуть на выходе. Повздыхав, друзья нехотя расстались со своими мечами, луком Лероя и арбалетом Клифа. А Мартин в очередной раз сообщил, что свой нож он потерял.
В палатке стоял раскладной стол и шесть стульев. Напротив входа сидели капитан Ыг и капеллан Рациус. Путешественники устроились напротив них. Капитан свою клыкастую пасть открывал редко, говорил в основном Рациус. Он просто засыпал друзей вопросами об их прежней жизни, родне, друзьях, занятиях, местах, где они бывали, о военном деле, ремёслах и магии их времени, о том, как оказались на острове и почему решили, что совершили переход в иное время, и многом другом. Длилось это, наверное, часа три или четыре. Во всяком случае, снаружи уже стало темнеть, и неслышно вошедший матрос зажёг лампу, после чего немедленно удалился.
Друзья пытались задавать встречные вопросы, но выяснили не много. Только то, что Миртана, Варант, Нордмар, Южные и другие острова Миртанского моря, Гатия и государство орков в бывших Неизвестных землях, а также маленькая высокогорная Страна Драконов, объединились в мощный союз - Миртанскую Конфедерацию, которой управляет совет выборных королей. Что Конфедерация не слишком ладит с государствами Восточного материка, среди которых наибольший вес имеют Кадуонская Империя и Королевство Ахсун. Что наука и ремёсла за минувшие столетия шагнули далеко вперёд, а магия, за исключением телепортации, целительства и воздействия на сознание, наоборот, угасла и отошла в область преданий. Причём из ответов Мартина Лерой, Клиф и Элард тоже узнали немало интересного о ближайшем, с их точки зрения, будущем Хориниса и Миртаны, даже несмотря на то, что этот парень был довольно ленив, не любознателен и постоянно всё путал.
- Ваши ответы показывают удивительное знание подробностей об эпохе Робаридских войн, - сказал Рациус. - Должен признать, что ваш рассказ о прыжке во времени в свете этого выглядит достаточно убедительно. Я уже послал людей-ящеров почтенного профессора Фиртагорнара обследовать упомянутые вами руины. И, вероятно, смогу вам помочь вернуться в ваше время. Во всяком случае, мне так кажется.
А когда приободрившаяся четвёрка уже встала и направилась к выходу, капеллан с оттенком несвойственной ему нерешительности в голосе окликнул парней:
- Молодые люди! Ведь великий поэт и мыслитель древности Феофил Миртанский жил в ваше время? Может быть, вам даже посчастливилось встречаться с ним?
Лерой в ответ только недоумённо пожал плечами, Клиф и Элард отрицательно покачали головами, а Мартин наморщил лоб, силясь вспомнить, где мог слышать это имя. Но так и не вспомнил.

***
Следующие несколько дней друзья провели довольно насыщенно, впитывая новые впечатления и перезнакомившись со всем экипажем "Дракона", морскими пехотинцами и бригадой учёных, занимавшихся в этих водах уточнением карт, наблюдением за течениями и установкой электрических маяков. Правда, что такое это самое электричество, пришельцы из прошлого так и не уяснили. Поняли только, что оно чем-то сродни магии.
Но вот настал час, когда их привели к руинам, где всё так же лениво вращалась туманная воронка. Вокруг неё были расставлены какие-то непонятные устройства, за ближайшей стеной шипел и плевался паром доставленный с пироскафа локомобиль с генератором, от которого к воронке тянулись толстые кабели. Вокруг всего этого хозяйства суетились люди-ящеры, несколько человек и один старый орк в больших круглых очках. Рядом, выделяясь белой мантией, стоял маг Рациус с заложенными за спину руками и управлял всем этим бардаком.
Морские пехотинцы во главе с лейтенантом Дроком, которые сопровождали Лероя и его спутников, почтительно отошли в сторону, а путешественники во времени направились к магу.
- Капитан не хотел вас отпускать. Собирался сначала свозить на материк, чтобы с вами могли поработать контрразведчики, а потом историки. Но я убедил его, что ваше скорейшее возвращение назад во времени необходимо для сохранения мирового равновесия и баланса сил между богами. Капитан Ыг - глубоко верующий орк, поэтому не нашёл, что возразить, - заметив появление четверых путешественников, через плечо сообщил им Рациус.
- Спасибо, - сказал Лерой. - А мы точно попадём в своё время?
- С высокой степенью вероятности. Дату, в которую нужно отправить Мартина, я вычислил совершенно точно благодаря газете, которая имелась у него при себе. С вами же троими всё немного сложнее, но, полагаю, ошибка может составить самое большее несколько суток или, при самом неудачном стечении обстоятельств, недель. Конечно, в случае даже малейшей ошибки могут возникнуть некоторые нежелательные казусы. Однако согласно современным данным о природе времени, один и тот же человек не может находиться в одном и том же отрезке времени в нескольких, так сказать, экземплярах. Так что даже если вы попадёте в тогда, когда вы уже есть, то просто замените себя предыдущих. Конечно, это всего лишь теория, ведь на практике ничего подобного ещё никто не делал, но это всё, что у нас есть, - развёл руками учёный капеллан. - Каменная табличка с картой, которую вы мне предоставили для исследований, очень мне помогла разобраться в механизме действия этого феномена, - кивнул он в сторону воронки. - К сожалению, после того, как я верну вас назад, он угаснет. То есть, в прошлом, в вашем времени, он будет действовать по-прежнему, но здесь и сейчас - прекратит своё существование. Кстати, табличку я вам возвращаю, вот она...
- А я опять попаду к пиратам? - жалобно спросил Мартин.
- Нет, я учёл этот момент, - отозвался Рациус. - Моё оборудование позволит сместить не только ваши временные, но и пространственные координаты. Остров Адармос, который вы упорно именуете архаичным названием Ардамос, вас устроит, молодой человек?
Мартин нервно сглотнул.
- Да, - сказал он. - В конце концов, нужно когда-то отвечать за свои поступки.
Все посмотрели на него с невольным уважением.
- Кстати, вас я тоже могу переместить сразу на Хоринис, - сказал маг, обращаясь к Лерою.
- Нет-нет! - запротестовал тот. - Тогда наш когг останется на этом острове, а он - самое ценное и нужное, что у нас есть.
- В таком случае, наша задача несколько упрощается, - округлил Рациус толстые щёки в довольной улыбке. - Сейчас мои помощники закончат настройку, и можно будет отправляться. Сначала Мартин, а потом остальные.
Один из людей-ящеров подал знак, что всё в порядке. Рациус тщательно проверил положение каких-то рычагов и рукояток, после чего велел Мартину войти в центр воронки. Парни, которых общие приключения если не сдружили, то, во всяком случае, сплотили, крепко обнялись на прощанье.
- Навести нас, когда мы будем дряхлыми развалинами, - улыбнулся Лерой.
- Ну, ты-то в моё время, если верить статье в газете, ещё вполне крепок. Даже новые земли открываешь, - ответил Мартин. - Если вдруг случиться чудо, и меня не вздёрнут, непременно напрошусь к тебе в команду.
- Буду ждать, - серьёзно ответил Лерой.
Мартин повернулся и, испуганно вздрагивая, по пояс погрузился в медленно двигающийся по кругу туман. Рациус взмахнул рукой, и на кабели подали напряжение. Какие-то обмотанные медными проводами стеклянные штуки, расставленные вокруг воронки, начали гудеть и разбрасывать синие искры. Туман завращался быстрее, вокруг Мартина заплясали уже знакомые молнии... и вдруг парень исчез. Не было ни хлопка, ни вспышки, просто Мартин перестал быть здесь и сейчас, появившись, как все надеялись, когда-то ещё.
- Ну, теперь ваша очередь, - сказал маг троим друзьям, когда его ассистенты закончили перенастройку оборудования и он сам убедился в её точности.
Поблагодарив Рациуса, попрощавшись с Сейфером Дроком и его парнями, все трое вошли в центр воронки. Снова гудение медных катушек, голубые искры и вот вместо трёх застывших в напряжённых позах фигур - пустота.
А туман уже больше не закручивается воронкой, а хлопьями и ошмётками расползается по утопающим в диких зарослях развалинам древнего храма...


Глава 7. Ещё одна миссия капитана Рена

Корабли гатийского узурпатора Беренгара попытались перехватить "Гарпию" к западу от пролива между южной оконечностью Хориниса и Гортаром. Будь у врагов чуть больше времени - и они устроили бы засаду в самом проливе. В этом случае шансов спасти свою каравеллу, её команду и пассажиров у капитана Рена по прозвищу Морской Дракон оставалось немного. Но, к счастью, погоня едва успела выйти к проливу, когда "Гарпия" его уже почти миновала. С борта каравеллы вовремя заметили опасность - три мощных гатийских каракки, норовивших пересечь курс каравеллы.
- Попытаемся уйти на север, вдоль побережья Хориниса? - быстро оценив обстановку, спросил Риордиан у Рена, напряжённо замершего на мостике с подзорной трубой в руках. Стоявший рядом Ардарик тоже всматривался вдаль и нервно покусывал нижнюю губу, сам не замечая этого. Попасть в руки самозваного правителя Гатии он хотел меньше всего.
- Не думаю, что нам стоит это делать, - ответил Морской Дракон. - Во-первых, ветер меняется на южный, а каракки Беренгара под ветер ходят ничуть не медленнее, чем мы. А вон та, что слева, так и вовсе наверняка быстроходнее "Гарпии". И пушки у них, в отличие от миртанских, пока ещё могут стрелять. Во-вторых, Беренгар недавно заключил соглашение с Онаром - таким же узурпатором, как и он сам. Боюсь, наш толстячок в самодельной короне будет очень рад оказать небольшую услугу новому приятелю и вышлет на перехват все лоханки, которые окажутся в порту Хориниса...
На дальнейшие рассуждения времени не оставалось, Рен прервался на полуслове и дал команду к развороту. По палубе бодро застучали босые пятки моряков и зацокали когти Кушрока. Заскрипели длинные косые реи, рулевые дружно налегли на румпель и "Гарпия", обратившись кормой к далёкой Миртане, устремилась в обратном направлении - на восток.
- Если они запрут пролив ещё и с той стороны... - пробормотал Ардарик. Ладонь его непроизвольно легла на рукоять меча, с которым молодой повстанец не расставался, кажется, даже во сне.
- Не запрут, - усмехнулся Рен. - Нет у Беренгара кораблей вблизи берегов Этайна. Он и так отрядил за нами лучшую и едва ли не основную часть своего флота. Но при боковом ветре у нас преимущество в скорости и манёвре. За это я и предпочитаю каравеллу кораблям с прямым парусным вооружением. Сейчас пройдём пролив и повернём на север, в обход Хориниса. А если эти беренгаровские кусачи от нас не отстанут, то возьмём ещё дальше на восток.
Расчёт Морского Дракона оказался верным. В проливе лёгкая каравелла заметно увеличила разрыв между собой и преследователями. Но в открытом море к востоку от Хориниса погоня вновь стала приближаться. Рен приказал сменить курс на северо-восточный, но каракки это не особенно задержало. Пришлось вновь поворачивать на восток, надеясь оторваться от гатийцев во всё густевшей темноте близкой ночи.
Однако утром, как только рассвело, команда "Гарпии" вновь увидела преследователей. И они оказались ближе, чем рассчитывал Рен, хоть пока и не могли настигнуть вёрткую каравеллу. Пришлось снова отложить смену курса на северную оконечность Хориниса и уходить всё дальше на восток.
Окончательно сбить преследователей со следа "Гарпии" помог сильный шторм, разразившийся на третьи сутки погони. В этих условиях каравелла вновь проявила себя лучше, чем высокие многопалубные каракки. Чтобы сохранить остойчивость, их командам пришлось убрать все паруса, кроме грот-марселей, и думать лишь о собственном спасении. В то время как "Гарпия", то и дело захлёстываемая волнами, но каждый раз упрямо выпрямлявшаяся, уходила всё дальше и дальше, увеличивая разрыв.

***

- Как там наши спасённые? - спросил только что вышедший на палубу Рен у стоявшего на вахте Дариона.
- У них сейчас Риордиан. Думаю, с ними всё будет в порядке, - ответил старший помощник. - А вон и Шан, он как раз относил им завтрак. Эй, Шан, подойти сюда!
Смуглый, одетый в одни лишь короткие штаны из парусины, костяное ожерелье и украшенный бесчисленными татуировками туземец Южных островов, исполнявший на "Гарпии" обязанности повара, легко взбежал на мостик.
- Те люди, которых мы вчера выловили из воды, уже проснулись? Как они себя чувствуют?
- Их проснуться и хорошо кушать. Большой шаман давать им хитрый зелья, им от них совсем хорошо, - заулыбался Шан.
- Тогда пойду, поприветствую заново рождённых, - решил Рен. Он быстро сбежал по трапу и нырнул в люк.
Лишившийся во время недавнего шторма паруса и безвольно дрейфующий плот они заметили накануне, в уже сгущавшихся сумерках. Лишь способность Кушрока видеть в темноте позволила заметить терпящих бедствие. Иначе "Гарпия" прошла бы мимо, не заметив плота.
Рен подвёл каравеллу как можно ближе к жалкой кучке брёвен, за которую судорожно цеплялись три измученных человека. В спасательную партию вместе с Сегорном и Рагдаром напросились Ардарик, отмахнувшийся от предостережений Риордиана, мастер Гомер и Калед, который к тому времени думать забыл о своём полученном в Этайне ранении и стосковался без дела. Быстро спустили на воду шлюпку, погрузили на неё людей с плота, которые, кажется, уже не осознавали толком, что с ними происходит, и погребли обратно к каравелле. Благо, волнение к тому времени уже почти улеглось. Потерпевших крушение подняли на палубу и быстро отнесли в кубрик, где ими занялся Риордиан. Вот так и вышло, что Рен, который вскоре после завершения спасательной операции передал вахту старому Спиро - своему второму помощнику, до сих пор не видел своих гостей.
Когда молодой капитан спустился в кубрик и глаза его привыкли к полумраку, то он, наконец, смог разглядеть лицо одного из лежащих на подвесной койке людей.
- Лерой! - в изумлении воскликнул Морской Дракон. - А это кто с тобой? Клиф и Элард, я полагаю? Неразлучная троица!
- Мы знакомы? - удивился Лерой. Он ещё оставался очень слабым, но, как было заметно с первого взгляда, уверенно шёл на поправку.
- Лерой, ты что? Это же я, Рен!
- Рен? - непонимающе пробормотал Лерой, вглядываясь в украшенное тёмными усами и шрамом лицо молодого мужчины, кого-то смутно ему напоминавшее. - У меня только один знакомый с таким именем. Но он намного моложе тебя, совсем ещё мальчишка...
- Риордиан, что это с ним? Ему память отшибло? - в недоумении спросил Рен у мага, который как раз закончил поить целебным зельем Эларда.
- Насколько я могу судить, рассудок этого молодого человека, как и его спутников, в полном порядке, - ответил служитель Аданоса. - Они всего лишь ослаблены вследствие голода и обезвоживания.
- А тогда какого морского демона он меня не узнаёт? - возмутился Рен.
- Лерой, не тупи! - подал со своей койки голос Клиф. - Ясно же, что мы опять попали не в своё время.
- Я думал, всего лишь на несколько недель вперёд... - пробормотал незадачливый искатель сокровищ.
- Думал он... А то, что от нашего лагеря возле северной бухты следов почти не осталось, тебя так и не насторожило?
- Их могло смыть прибоем, - продолжал упрямо отрицать очевидное Лерой.
- Погодите, а это не тот парнишка, которого мы как-то раз встретили в порту Хориниса? Он ещё какого-то дурачка дразнил, - подал голос Элард, заметно взбодрившийся от зелья Риордиана.
Маг и Рен переглянулись в полнейшем недоумении. Речи спасённых ими парней казались болезненным бредом.
- Элард, ты сдурел, что ли? - возмутился Морской Дракон. - Мы с тобой не "как-то раз", а сто раз встречались! Вспомни, как в прошлом году на Хорелиусе ты остался ждать Лероя и Клифа в одной прибрежной деревушке и между делом завёл шашни с дочкой тамошнего старосты. Местные навалились на тебя целой оравой, а твой меч остался в комнате девицы... Вспомнил? У тебя ещё шрам над бровью остался после того случая. А мы в тот день зашли в ту деревню пополнить запасы воды...
- Какой ещё шрам? Слушай, дружище, я тебе верю, но всё же прекрати рассказывать то, что произойдёт со мной через несколько лет. А то жить станет неинтересно, - ответил Элард.
Рен внимательно вгляделся в его лицо.
- Риордиан, это у него после твоего лечения шрам со лба исчез? - спросил он у мага.
- Мне кажется, что у него вообще не было шрамов на лице, когда я его вчера осматривал, - развёл руками маг.
- Да и вообще они все трое как-то странно выглядят... Будто изрядно помолодели.
- Это не мы помолодели, а ты постарел! - воскликнул Клиф. - Если вы, наконец, соизволите нас выслушать, то мы всё объясним.

***

Рен, Риордиан, а также Ардарик, Фиск, Калед и несколько членов команды "Гарпии", набившиеся в кубрик во время рассказа путешественников во времени, поражённо молчали, пытаясь уложить в головах только что услышанное.
- Невероятно... - выдохнул, наконец, маг. - Нет числа чудесам на землях Аданоса!
- А мне всё больше кажется, что это по наущению Белиара мы полезли в этот проклятый туман, - сокрушённо пробормотал Клиф. - Наверное, теперь всю оставшуюся жизнь будем скитаться по разным временам.
- Это же так интересно! - восторженно воскликнул Ардарик.
- Да уж... - вздохнул Лерой.
- Уверен, что нам стоит попробовать ещё раз, - бодро возразил Элард.
- Так, погодите! - почесал затылок Рен. - А посреди открытого моря вы как оказались?
- Воронка перестала работать, - ответил Лерой. - Мы и с табличкой в неё входили, и без - всё оказалось бесполезно. Тогда вернулись на берег и решили добраться до Хориниса на плоту. Там не так уж далеко, если точно знать направление. Компас у Клифа всегда с собой, так что... В общем, смастерили плот и отправились. Ветер сначала был попутным, но нас сильно сносило на юг морским течением. Потом ветер переменился, а на следующий день начался шторм. Воды и пищи у нас было мало, да и что оставалось, унесло волнами...
- Думали, что уже всё, смерть, - проговорил Клиф. - А тут вы. Выходит, Рен, пиратом ты так и не стал?
- Ну почему же, - под ухмылки команды, ответил Рен. - Был и пиратом. Да и сейчас за нашей "Гарпией" охотятся флоты Гатии, Хораны, Ахсуна, Араксоса и ещё полудюжины королевств и вольных городов. Однако простых моряков или рыбацкие деревни мы не трогаем, да и вообще никого не грабим.
- А чем же вы занимаетесь?
- В основном контрабандой. Дело это в наше время очень опасное, но и довольно выгодное. А ещё ищем старинные клады, рыскаем по древним развалинам на дальних берегах и вообще не упускаем случая встрять в любое приключение, когда представляется такая возможность, - подмигнув своим товарищам по команде, ответил Рен.
- Знаешь, что я скажу тебе, Рен? Хоть ты и отрастил усы, а лицо твое загрубело от морских ветров, но как ты был сумасшедшим дерзким мальчишкой из Портового квартала, так им и остался.
Эти слова Клифа вызвали у Рена весёлую усмешку.
- Ты прямо как Роланд. Он мне сказал примерно то же самое, когда мы встретились с ним несколько лет назад, - ответил молодой капитан.
- Роланд? Сын Боспера-лучника? - вмешался Лерой.
- Он самый. Говорят, большим человеком стал. Дослужился до паладина, а после роспуска Ордена Света стал одним из ближайших помощников генерала Ли, спасителя Миртаны. Правда, когда мы виделись с ним в одной глухой бухте на северо-востоке Хориниса, он ещё был что-то вроде морского пехотинца или разведчика на галеоне "Альбатрос". Начальство гоняло его на берег с опасными заданиями... - ударился в воспоминания Рен.
- Кажется, я понял! - неожиданно воскликнул Риордиан.
- Что вы поняли? - спросил Ардарик, а остальные удивлённо воззрились на мага.
- Я сопоставил факты из рассказа этих молодых людей и понял, почему временной портал не сработал, - морща лоб, ответил тот. - Мне кажется, этой вашей "туманной воронке" нужно время, чтобы зарядиться.
- И как долго? - приподнялся на своей койке Лерой.
- Не знаю. Несколько дней, должно быть, - пожал плечами Риордиан. - Зависит от того, где именно она находится.
- Если бы ещё знать, как попасть именно в нужное время, - подал голос Элард.
- Я видел немало сооружений, возведённых древними, и у меня есть кое-какие догадки на этот счёт. Но, чтобы сказать точно, нужно осмотреть всё на месте. Правда, это пока совершенно невозможно.
- Но почему?
- Не могу сказать. Но наше плавание очень важно для судеб всей Миртаны. Очень важно! - строго покачал головой маг.
- Если этот остров действительно недалеко от Хориниса, то мы вряд ли потеряем много времени, если зайдём туда, - задумчиво проговорил Рен. - Он лежит близ нашего курса.
- Мастер Риордиан, - взмолился Ардарик, - Мы просто обязаны помочь этим людям! К тому же, я сам хочу увидеть временной портал, о котором они рассказывают.
- Но... - начал было маг, однако его возражения утонули в хоре голосов. За то, чтобы посетить удивительный остров, были все его спутники без исключения, не говоря уже об экипаже капитана Рена и самих путешественниках во времени.
- Делайте, что хотите! - в конце концов сдался служитель Аданоса. - Но если что-то пойдёт не так, то знайте - все моря нашего мира покажутся тесными для "Гарпии".
- Не волнуйтесь, почтенный Риордиан, - ухмыльнулся Рен. - Мы только туда и обратно. Насколько понимаю, нам всего лишь нужно немного изменить курс и взять южнее. Так, ребята?
Лерой в ответ молча потянулся к своей поясной сумке, висевшей возле койки вместе с его одеждой, и извлёк из неё каменную табличку с картой. А Клиф принялся объяснять, в чём именно карта неверна и где на самом деле расположен остров.

***
Посланные в разведку Хон и Кушрок весть принесли нерадостную. Оказалось, что их преследователи находятся неподалёку. Две из трёх гатийских каракк бросили якоря за гористым мысом у западного берега острова. О существовании укромной северной бухте, вход в которую указал "Гарпии" Клиф, враги явно не подозревали. Однако между берегом и кораблями сновали шлюпки, перевозившие древесину для ремонта и бочонки со свежей водой.
- Там точно две каракки, а не три? - озабоченно уточнил капитан Рен.
- Да, капитан, - уверенно рыкнул Кушрок, уже много раз доказывавший свои исключительные способности к разведке. Хон согласно склонил худощавое смуглое лицо, подтверждая слова орка. Лерой и Ардарик, также присутствовавшие на совещании в капитанской каюте, переглянулись с хмурым видом.
- Должно быть, третья каракка отправилась на разведку вокруг острова. Мы же здесь как в ловушке! Нужно немедленно уходить, - взволнованно воскликнул Риордиан.
- А как же хвалёная окхтак вхаак-панчаку?* - дерзко блестя глазами, осведомился Рен. - У вас ведь тоже считают водных магов бесстрашными, а, Кушрок? - обратился он к орку, с бесстрастным видом внимавшему перепалке.
- Да. Но ещё у нас говорят: укарр варроку-оккар,** - весело оскалил свои страшные клыки тот. - А иногда добавляют, что рхак улу-ур.***
- То есть ты тоже предлагаешь всё бросить и удирать отсюда без оглядки? - коварно уточнил Рен.
- Морра назвать Кушрока трусом?! - нарочито коверкая произношение, в притворной ярости рявкнул орк.
- Вот таким ты мне куда больше нравишься! - одобрил капитан. - Что предлагаешь?
- Расставить посты на скалах к западу и востоку от бухты. На "Гарпии" оставить достаточно парней, чтобы они смогли при опасности выйти в море, а потом забрать остальных в условленном месте. К развалинам идти только Лерою с его людьми, Риордиану и Ардарику с Каледом, - уже на вполне правильном миртанском ответил орк. - Чую, что третий корабль гатийцев пошёл ко дну или далеко отстал во время бури. Это была самая толстая и медленная каракка с очень высокой кормой.
- И мы должны положиться на то, что ты там чуешь, любезный Кушрок? - с сомнением осведомился Риордиан.
- Не скажите! - покачал головой Рен. - Чутьё Кушрока не раз выручало нас из беды. Так что, пожалуй, сделаем, как он советует. Только с одним исключением - я всё-таки тоже пойду к развалинам. Дарион, если что, не хуже меня сумеет оставить гатийцев с носом.
Риордиан ещё пытался возражать, но его уже никто не слушал. На каравелле поднялась суета, Кушрок и трое парней вновь умчались в разведку, Лерой, Клиф и Элард собирали свои немногочисленные пожитки, а также кое-какие припасы, одежду и другие нужные вещи, подаренные людьми Рена. А так как Ардарик твёрдо вознамерился тоже идти вглубь острова, то Риордиану не оставалось ничего иного, как присоединиться к экспедиции. Оставлять без своего чуткого присмотра молодого человека, от которого так много зависело в это неспокойное время, он не мог ни при каких обстоятельствах.

***
Развалин достигли без происшествий. Не считать же таковыми нескольких сшибок с диким зверьём, да ещё дупло с дикими пчёлами, в которое неугомонный Элард не преминул засунуть любопытный нос. Риордиан немедленно заморозил рассерженный рой прямо на лету, что позволило избежать крупных неприятностей. А оказавшееся на пути заклинания ухо Эларда хоть и оказалось слегка подмороженным, но не опасно.
Солнце едва только перевалило за полдень, когда они достигли древних руин и Лерой со спутниками, в который уж раз, вновь увидел туманную воронку.
- Так-так, - одобрительно покачал головой Риордиан, пока Рен, Ардарик и даже видавший виды Калед стояли с разинутыми ртами. - Как я и предполагал, магическая энергия портала уже полностью восстановилась.
- А откуда он вообще её берёт? - заворожённо отозвался Ардарик.
- Очень хороший вопрос, ваше... кх-м... мой юный друг! - на миг смутившись, сказал маг. - Дело в том, что это сооружение - храм, по всей видимости, - был выстроен в точке истечения силы. Подобные есть и в Гатии, и, скажем, на Хоринисе. В одной из таких точек, к примеру, до сих пор находится очень древнее сооружение из стоячих камней, так называемый Круг Солнца. Здесь я тоже ощущаю сильные токи магии, которые и питают временной портал.
- Но как всё это связано с нашей картой? - спросил Лерой.
- Могу предположить, что эта каменная плитка, как и сам портал изготовленная древними яркендарцами или, что вероятнее, ещё их предшественниками, своего рода ключ. Временной переход активируется только при её наличии. А карта просто-напросто указывает, где нужно искать то, что должен открывать этот ключ, - пояснил Риордиан.
- А что вы говорили насчёт возможности точно определить время назначения перехода? - вмешался практичный Клиф.
- Всё так, как я и думал. Видишь остатки колонн, установленных вокруг воронки?
- Да. Они как-то...
- Ничего необычного не замечаешь в их расположении? - перебил молодого моряка маг.
- Нет. Хотя... - завертел головой Клиф и вытащил из кармана свой верный компас.
- Их двенадцать! - воскликнул Лерой. - Двенадцать часов - двенадцать колонн.
- В самом деле! - подхватил Клиф. - И они ориентированы строго по сторонам света! Вот та, самая южная, должна обозначать полдень, верно?
- Именно так, - подтвердил довольный их сообразительностью Риордиан. - Эти колонны и есть указатель времени. Сейчас я сделаю необходимые расчёты, чтобы точно определить направление, с которого вы должны войти в портал...
С этими словами маг извлёк свиток с каким-то заклинанием, извлёк перо и походную чернильницу, после чего принялся что-то вычислять, занося цифры на чистую сторону свитка. Длилось это примерно полчаса. Остальные тем временем расселись в стороне на замшелых обломках стены и тихо переговаривались, чтобы не мешать служителю Аданоса. Тот, между тем, кажется, зашёл в тупик и впал в задумчивость.
Но вот лицо Риордиана просветлело, и маг попросил у Рена моток крепкого линя, который тот повесил на плечо для всякого случая, когда они сходили на берег. После произведённых при помощи верёвки измерений расчёты Риордиана пошли веселее, и вскоре он с довольным видом приблизился к своим спутникам.
- Ну что ж, молодые люди, теперь я точно могу отправить вас обратно. Разумеется, если вы точно сообщили мне дату, когда началось ваше необычайное путешествие. Конечно, ошибка на несколько часов в любом случае вполне возможна, но не более, - заявил маг.
- Угу, - с сомнением буркнул Лерой. - Нас и в прошлый раз в этом уверяли.
- На этот раз всё получится как надо, уж можете мне поверить!
- А что нам ещё остаётся, - вздохнул искатель сокровищ. - Так откуда надо входить?
- Вон из той точки, которую я пометил камнем. Чуть левее тени от колонны, обозначающей два часа по полудни. Но идти нужно строго по прямой к центру воронки. Если собьётесь, то за последствия я не ручаюсь, - развёл руками Риордиан.
- Может, линь натянуть, чтобы они шли вдоль него? - предложил Рен.
- Дельная мысль, - одобрил маг.
Рен схватил поданный служителем Аданоса моток верёвки и с опаской шагнул в туман, который слегка светился в тех местах, где на него падали тени от руин и деревьев.
- А меня точно не засосёт? - на всякий случай уточнил он.
- Не бойся, ничего не случится, - ободрил его Элард. - Если без лероевой плитки заходить, то портал не работает. Давай помогу.
Вдвоём они растянули линь от сдвинутого Риордианом камня через середину портала, где туман скручивался тугим завихрением.
- Ну что, нам пора? - с надеждой взглянув на мага, спросил Лерой.
- Да, лучше поспешить. А то солнце уйдёт и придётся корректировать вычисления, чтобы ошибка не достигла нескольких суток, - ответил тот.
- Несколько суток - это не страшно. Если что, подождём, пока появится "Скат". Или он нас немного подождёт, - ухмыльнулся Клиф.
- А если вы прибудете на несколько часов раньше и встретитесь сами с собой? - с любопытством спросил Ардарик.
- С собой встретиться невозможно. Нам это ещё Рациус объяснял. Ну, помнишь, мы рассказывали?
- Ну да, ты говорил. Правда, если он и во времени ошибся на несколько лет, то... - с сомнением покачал головой неугомонный гатиец.
- Об этом лучше даже и не думать, - вздрогнул Клиф.
- Глупости! - уверенно заявил Лерой. - Мы же себя в прошлый раз не встречали? Значит, и теперь прежних себя не встретим.
- Браво, юноша! - хлопнул в ладоши Риордиан. - Где ты обучался логике?
- Покойный отец очень хотел, чтобы я получил хорошее образование и кого мне только не нанимал.
- И всё дурню впрок не пошло! - подтолкнул его Клиф. - Иначе ты бы не стоял тут и не терял время.
- Да, вам действительно пора! - засуетился Риордиан.
Путешественники во времени попрощались с новыми друзьями и цепочкой втянулись в светящийся туман портала. Когда они уже почти достигли центра, их окликнул Рен:
- Эй, парни! Встретите меня в прошлом, передавайте привет из будущего!
- Обязательно, - улыбнулся Лерой, а Элард утвердительно кивнул головой.
Вокруг них уже плясали маленькие молнии.
- Как ты думаешь, они действительно передадут тебе там привет? - задумчиво спросил Риордиан.
- Да, - уверенно кивнул головой Рен.
- Откуда ты это знаешь? - удивился маг.
- Помню.
Неожиданно раздались крики, лязг оружия и из-за обломков стены высыпали несколько человек в доспехах гатийских воинов. Рен и Калед мгновенно выхватили клинки и прикрыли собой Ардарика, а в ладонях Риордиана уже рассыпало зловещие голубые искры какое-то боевое заклинание.
Элард было сделал шаг в сторону назревающей схватки, нащупывая рукоять висевшего за спиной меча, но Клиф дёрнул его за плечо. В тот же миг все трое исчезли, будто их никогда здесь и не было. Только всколыхнулся и померк туман, а вращение воронки замедлилось. Но оставшимся возле неё людям было уже не до наблюдений - они сражались не на жизнь, а на смерть.

----------------------------------------------------------
Примечания:
* "Окхтак вха-панчаку" - "храбрость водных магов" (оркск.).
** "Укарр варроку-оккар" - "Безумец - самый большой смельчак" (орочья поговорка).
*** "Рхак улу-ур" - "Осторожность - брат мудрости" (орочья поговорка).


Глава 8. Жемчужная банка и краденый фолиант

- Надеюсь, они сумели отбиться! - уже в десятый, кажется, раз, вздохнул Элард.
- Да успокойся ты, наконец! - проворчал Лерой и отложил ложку. - Всё с ними будет в порядке. Точно тебе говорю.
- Как ты можешь это знать? У Рациуса в книжке прочёл?
- Не давал он мне никаких книжек, - отмахнулся Лерой. - Просто всё и так понятно.
- Откуда тебе понятно? - не понял Элард.
- Оттуда! Помнишь, монеты, которые Мартин показывал?
- Ну, помню...
- А портрет чей был на тех монетах?
- Ты думаешь, что Ардарик?.. - с сомнением оборвал себя на полуслове сын рыбака.
- Вот именно! А раз он доберётся до Венгарда и станет королём Миртаны, то и сопровождающие его остались... останутся живы. Ну, может, не все...
Клиф, который на всём протяжении разговора молча хлебал уху, отодвинул пустую миску и проговорил:
- Рен и Калед - ребята крепкие, да и маг с ними. Отобьются. Меня больше беспокоит, что станет с Мартином. Похоже, дел этот оболтус там у себя в деревне наворотил!
- Наворотит, - мрачно поправил его Элард.
- Да какая разница...
Дружная троица вновь находилась на борту "Ската", привычного и родного до последнего гвоздя. Круглобокое судно, лениво переваливаясь на волнах, несло их к Хоринису, а остров с руинами, среди которых всё также переливался и закручивался воронкой магический туман, остался за кормой. Этот таинственный клочок каменистой суши, где искателям сокровищ довелось пережить столько опасностей, тревог, неожиданных знакомств и удивительных открытий, становился всё меньше с каждым часом. А ведь ещё накануне им казалось, что они никогда не расстанутся с треклятым островом.
Когда они в последний раз переместились во времени, стоял полдень. Повернувшись спиной к туманной воронке, замедлившейся и пригасшей, как обычно бывало после очередного скачка во времени, они направились к северной бухте и достигли её ближе к вечеру. Здесь друзей ждало страшное разочарование - ни лагеря на берегу, ни "Ската" в бухте не было и в помине. Не нашлось ни единого следа, который мог бы подтвердить, что они здесь когда-то были.
Лерой в сердцах забросил каменную плитку с картой в воды бухты. Остановить его друзья не успели. После суматошной беготни по берегу, криков, проклятий в адрес всех богов вместе взятых и каждого по отдельности, они, утомлённые, раздавленные, отчаявшиеся и едва не подравшиеся, решили устроить лагерь.
Расположились всё на том же пятачке у основания скалы, так как другое подходящее место поблизости отыскать было нелегко. Да и незачем. Кое-как перекусили прихваченными с "Гарпии" скудными припасами, а потом, не глядя друг на друга и не разговаривая, стали устраиваться на ночлег. Кое-как убрали крупные обломки камня, притащили по охапке веток и улеглись спать, когда на западном краю неба, над тёмными скалами, всё ещё догорал багровый закат.
Элард и Клиф проснулись от дикого вопля Лероя. Повскакивали на ноги, судорожно хватаясь за оружие и пытаясь понять, что происходит. Ни врагов, ни хищных зверей поблизости не было, а Лерой с радостными криками, сумасшедшим хохотом и песнями бегал... вокруг рдеющего углями костра. Костра, который они перед сном вообще не разводили!
Клиф попятился назад и едва не упал, споткнувшись о кучку ящиков и каких-то свёртков. А когда поднялся, Элард уже скакал и орал вместе с Лероем, указывая на тёмный силуэт когга, отчётливо видимый на фоне серебрившейся от лучей восходящей луны воды бухты.
Грузились в страшной спешке, будто опасались, что возникший из небытия "Скат" снова исчезнет, подобно насланному каким-нибудь коварным некромантом наваждению. Едва не утопили ялик, торопясь достигнуть такого знакомого и надёжного борта, сколоченного из крепких, недавно заново осмолённых досок. И более-менее успокоились, лишь оказавшись на палубе.
Едва лишь начало светать, Клиф вывел "Ската" из бухты и взял курс на запад, к берегам Хориниса. Ветер, задувший с северо-востока, им благоприятствовал. И только когда безымянный остров остался за кормой, друзья решили перекусить. Элард отправился в камбуз и быстренько сготовил привычное рыбацкое блюдо. Притащил также распаренных над котлом сухарей, сыра и последнюю бутылку вина. Ели, расположившись прямо на мостике, возле штурвального колеса.
- Не могу поверить, что мы всё-таки смогли вернуться в своё время, - радостно проговорил Лерой.
- А я больше всего боюсь, что мы придём на Хоринис, а там всё совсем по-другому, незнакомые люди с их непонятными делами... - проворчал Клиф.
- Чтоб у тебя язык отсох! - едва не подавившись очередным куском, воскликнул Элард. - Напророчь нам ещё такое!
- Нет, теперь ничего подобного быть не может, - убеждённо ответил Лерой. - Вы разве не поняли, что произошло? Мы переместились на полдня раньше того времени, когда впервые прибыли на этот Белиаров остров. А пока спали, время совпало, и появились "Скат", костёр и всё остальное...
- Хочешь сказать, мы прежние привели когг в бухту, когда мы нынешние дрыхли на берегу? - почесал в затылке Элард. - А куда мы прежние потом делись?
- Вы разве забыли, что говорил тот маг, Рациус? - принялся объяснять Лерой. - Одни и те же люди не могут повстречаться сами с собой, даже если дважды побывают на одном и том же месте в одно и то же время.
- Это что же - мы прежние слились с нами нынешними или что? - решил уточнить Элард.
- Да нет никаких прежних нас! - рассердился Лерой. - Мы - это мы. Единственные и неподражаемые.
- Угу, - отозвался Клиф. - Особенно ты у нас неподражаемый.
- Редкий экземпляр, как говаривал старина Эмбериус, - засмеялся Элард.
- Да ну вас! - проворчал Лерой и принялся доедать уху, отчаянно скребя ложкой по дну миски.
- Эмбериус - это маг с твоего родного острова? - уточнил Клиф. - Я ведь из-за этого вот недогрызенного нежитью авантюриста так и не сходил тогда в обсерваторию, - кивнул он в сторону Лероя. Тот сделал вид, что полностью поглощён поеданием засохшего сыра.
Элард потянулся за своей кружкой, но палуба накренилась и посудина заскользила по доскам прочь. Шустрый сын рыбака, вытянувшись во весь немалый рост, едва успел поймать её у самого трапа, умудрившись не расплескать ни капли красного монастырского.
- Ты смотри, волны какие пошли! - отметил Лерой.
- И ветер усиливается. Как бы шторм не разыгрался, - вставая на ноги и озираясь проговорил Клиф. - Все демоны Тьмы! - воскликнул он миг спустя.
Лерой и Элард вскочили и обернулись в том направлении, куда смотрел их шкипер. Впереди, норовя пересечь курс когга, с севера на юг шло какое-то низкое, длинное, зловещего вида судно.
- Это ещё что такое? - удивился Элард.
- Не знаю... Правда, читал, что на подобных кораблях в старину хаживали морские разбойники из Нордмара, - растерянно ответил Лерой.
- Да из какого ещё Нордмара?! - тряхнул головой Клиф. - Эта штука больше похоже на орочью галеру!
- В Гортар идёт? - предположил Лерой.
- Может быть... Проклятье!
- Что такое?
- Они меняют курс! Кажется, хотят нас перехватить! - вскричал Клиф. - К снастям! Живо!
Сам он бросился к штурвалу и, вращая неподатливое колесо, принялся отдавать приказы. И хоть владельцем когга был Лерой, но во всём, что касалось навигации и управления парусами, авторитет Клифа был непререкаем. Вскоре паруса ненадолго заполоскали на ветру, который всё усиливался, а потом наполнились вновь, накренив судно на правый борт. "Скат", норовя оторваться от неизвестного преследователя, уходил на юг, встав так круто к ветру, как только позволяли его прямые паруса.

***
Солнце немилосердно раскаляло палубу и жгло обнажённые спины троих парней, возившихся на палубе с кучей двустворчатых моллюсков, только что извлечённых из воды.
- Ага, ещё одна! - воскликнул довольный Элард, показывая друзьям чуть сплюснутую розовато-серую жемчужину.
- А у меня опять пусто, - проворчал Клиф.
Лерой с сосредоточенным сопением молча вскрывал остриём ножа раковину за раковиной, отбрасывая пустые скорлупки за борт. Ему пока тоже не особенно везло.
- Стояли мы однажды на Юране, - не прерывая работы, пустился в воспоминания Клиф. - Капитан ждал, когда доставят груз, а мы отпросились на берег. Ну, как водится, первым делом завернули в таверну, а потом принялись бродить в порту. Он там куда меньше, чем в Хоринисе, да и сам городок размером с Онаров двор, но поглазеть есть на что. Парни пошли к плавильне - она там рядом с верфью устроена...
- Железо плавят? - уточнил Элард, которому жемчужины тоже перестали попадаться.
- Нет, магическую руду. У них там шахта рядом с городом. Правда, руда не чета нашей, больше на синюю грязь похожа. Пока один слиток магической меди выплавят, воза три этой грязи изведут, а угля - так и вовсе целую груду. Я потом тоже полюбопытствовал, когда парней искал... - утерев вспотевший лоб, ответил Клиф. - А сначала заглянул в пару лавок и разговорился с местными рыбаками. Они там что только не ловят! Не одну селёдку, треску, тунца и рыбу-меч, как наши хоринисские ребята, но и ещё всякую всячину. Морских черепах, скатов... Так вот, показывали они мне здоровенную такую раковину. Размером прямо как сундук у ростовщика Лемара! Говорили, будто местный маг Воды называет такие "тридакнами" или как-то так. А рыбаки их зовут "пасть морского демона".
- Почему?
- Если ныряльщик ногой или рукой в эту раковину попадёт, она с такой силой сжимается, что вырваться невозможно. И тогда всё, конец... А сама она ребристая такая...
- Чёрная! - невпопад вставил Лерой.
- С чего ты взял? Сверху тёмная, конечно, а внутри...
- Да я не о твоей "морской пасти", а об этом, - объяснил Лерой, разжав ладонь, на которой матово поблёскивал крупный угольно-чёрный шарик.
- Вот это да! - восхитился Элард, а Клиф ойкнул - увлёкшись созерцанием добычи Лероя, он порезал палец.
- Несколько сотен за такую выручить можно, если знать, кому предложить, а не отдавать первому перекупщику, - любуясь жемчужиной, проговорил Лерой.
- Смешно! Ведь если бы та длинная посудина нас сюда не загнала, так бы и вернулись в Хоринис с пустыми карманами, - сказал Элард.
- Ты сначала вообще-то туда вернись, - больше для порядка проворчал Клиф.
Несколько дней назад, стараясь оторваться от неизвестного корабля, "Скат" ушёл далеко на юг, а потом, когда ветер переменился ещё раз и разыгрался-таки шторм, Клиф положился на волю Аданоса и взял восточнее. Их мотало по морю двое суток, а потом шторм стал утихать. Встреченное на пути к Хоринису судно давно отстало. Кажется, оно и не собиралось их преследовать, а меняло курс по каким-то своим причинам. Но это не слишком приятное приключение помогло друзьям заметно поправить дела.
А началось всё тоже не слишком радостно. Вымотанный борьбой с волнами и ветром Клиф завалился спать, как только убедился, что опасность быть опрокинутым или разбитым "Скату" больше не угрожает. У штурвала остался Элард, который в свой черёд передал вахту Лерою. А тот, задремав или замечтавшись по своему обыкновению, не заметил песчаную банку и благополучно посадил на неё когг.
Потом, под проклятия не выспавшегося Клифа, завозили якорь на более глубокое место, при этом чуть было не проломив днище ялика его острой лапой. Напрягая все силы, вращали тяжёлый ворот, звено за звеном выбирая якорную цепь. Повезло ещё, что трюм был пустой и не пришлось вытаскивать груз, но всё равно провозились до ночи. Когда, наконец, освобождённый "Скат" закачался на тёмной воде, друзья заметили, что волнение почти прекратилось, а ветер утих.
Элард решил воспользоваться штилем, чтобы поставить у края отмели сеть и наловить свежей рыбы, так как кроме сухарей, подпорченной солонины и воды у них уже ничего не оставалось. А когда с утра отправился проверять снасть, то увидел сквозь пронизанную солнечными лучами воду, что вся банка усеяна жемчужницами. Не сговариваясь, все трое занялись промыслом. Благо, плавать и нырять выросшие возле моря парни научились едва ли не раньше, чем ходить.
Штиль продержался трое суток, и это время искатели сокровищ потратили с толком. А когда снова задул ветер, с сожалением оставили своё занятие и стали ставить паруса. Вода и продовольствие на "Скате" подходили к концу, а всё усиливавшийся ветер вполне мог сорвать когг с якоря и снова зашвырнуть на отмель. Поэтому, не мешкая больше, друзья взяли курс на Хоринис, которого и достигли спустя неделю. Первым делом зашли в Дракию, где пополнили запасы продовольствия и воды, но надолго задерживаться не стали, а, совершив краткое и спокойное плавание вдоль юго-западного побережья острова, достигли Хоринисского порта.

***
Клиф остался доволен произведённым осмотром "Ската", пришвартованного напротив верфи Гарвелла.
- Корпус в полном порядке, воды под стланью почти нет. Но паруса, конечно, придётся заменить и часть снастей тоже, - сказал он Эларду.
- Пустяки! Жемчуг Лерой продал удачно, так что хватит на всё и ещё останется, - ответил тот. - Где он сам, кстати?
- Опять рыскает где-то. Знаешь, я его вообще не узнаю в последнее время.
- Почему?
- Сколько его помню, этого малого интересовали только три вещи - девки, вино и безделье. Его отцу немалого труда стоило заставить своего шалопая посещать наставников, - засмеялся Клиф. - Лерой и то плавание на твой остров затеял только для того, чтобы быстренько найти клад и вернуться к привычной жизни. Сейчас золота у него довольно. Казалось бы, наш приятель должен первым делом на неделю завалиться в "Красный фонарь", а потом месяц шляться по тавернам с толпой таких же бездельников. А он чем занимается? Не успел перевести дух и продать добычу, как отправился сначала к Брахиму, а потом к Цурису, Игнацу и Маттео и скупил у них всё, что хоть как-то похоже на старинные карты и книги. А теперь целыми днями не вылезает из ратуши и роется в пыльных архивах времён Робара Первого или ещё более старых, если там есть такие. Во вкус вошёл.
- Ну, не знаю... Я с ним раньше знаком не был, а когда вы появились на нашем острове, он вёл себя примерно так же, как и сейчас. Тоже рыскал везде и доставал всех дурацкими вопросами, - улыбнулся Элард. - Наши все над ним за глаза откровенно ржали. Но в присутствии Лероя принимали важный и таинственный вид, норовя поиметь чего-нибудь с "городского дурня". Потом, правда, чуть с ума не сошли, когда мы и в самом деле нашли пещеру с сокровищами. Всю жизнь там прожили, но и представить не могли, что спрятано почти что у нас под ногами!
По трапу простучали торопливые шаги, когг чуть заметно качнулся и перед друзьями предстал Лерой. Его простоватое лицо горело, глаза сверкали лихорадочным блеском. Он крепко прижимал к груди простую кожаную сумку, которую распирало что-то прямоугольное.
- Та-ак, - протянул Клиф. - Наш искатель сокровищ в очередной раз напал на след. Похоже, дружище Элард, на спокойную жизнь мы с тобой в ближайшее время можем не рассчитывать.
- А я разве против? - легко улыбнулся тот. - Если бы хотел покоя, то оставался бы на своём острове, днём ловил рыбу, а по вечерам дрался в корчме с Декланом... Так что там у тебя, Лерой?
- Старые бумаги, из монастыря! Послушник один выкрал. Знаете, сколько золота я за них отвалил? - воровато оглядевшись по сторонам, возбуждённым шёпотом сообщил Лерой. - Идёмте в каюту, незачем тут маячить!
Клиф сокрушённо вздохнул, а Элард, услышав о таком святотатстве, вознёс краткую молитву Инносу. Но тот и другой, донельзя заинтригованные, проследовали вслед за своим неразборчивым в средствах товарищем.
Заперев дверь и подозрительно оглядев все углы, Лерой свалил свою сумку на стол и достал из неё здоровенный фолиант в покрытой фиолетовой кожей обложке.
- Вы даже не представляете, что я узнал! - не в силах более сдерживаться, воскликнул он. - Здесь, на Хоринисе, есть целая затерянная долина с покинутым замком! А под ней - огромное подземелье!
- Тоже мне новость! - скептически ответил Клиф. - Да добрая половина нашего острова - это дикие горы, затерянные долины и никому не известные подземелья. Я ещё в детстве слышал легенды о Долине Рассвета, о забытой золотой шахте, укрытых где-то в неприступных горах древней обсерватории и затерянном горном монастыре Аданоса, о кишащих нежитью пиратских бухтах и таинственных огнях, что пляшут по ночам среди старых развалин. Мы же веками топчемся на южной оконечности острова, не зная здесь ничего, кроме окрестностей города, Рудниковой долины и юга с Дракией. Да и в той за свою жизнь хоть раз довелось побывать разве что десятой части жителей Хориниса. А остальные и знать ничего не хотят кроме своей фермы, лавки или мастерской. Я уже молчу о северо-востоке острова, куда с моря не подойти из-за бесчисленных мелей, скал и морских чудовищ...
- Но мы-то с вами люди совсем иного склада! - перебил его Лерой, обхватив друзей за широкие плечи. - Мы ж куда угодно заберёмся. Главное - знать, куда именно.
- Пыльный весь, - потянулся к фолианту любознательный Элард. - Эх, почерк какой старинный! И слов незнакомых полно...
- Да всё там понятно, - отмахнулся Лерой. - Не зря же мой покойный отец отвалил кучу золота разным учителям, кое-что полезное из их уроков я всё же усвоил.
- Так что ты там выяснил? - соизволил, наконец, поинтересоваться Клиф. - Только учти, "Скат" нуждается в замене парусов и такелажа, так что в ближайшие дни в море мы выйти не сможем.
- А нам пока и не надо, в подземелье можно попасть прямо из долины Хориниса! Во всяком случае, можно было попасть ещё лет сто назад, - ответил Лерой. - Тут написано, что в те времена островом правил не избранный губернатор, а наместник - лорд Максимилиан. Если верить этой книге, то богатством он мало уступал самому королю Миртаны, который его сюда и назначил. Наместник владел половиной рудников Хориниса, целой флотилией кораблей и выстроил себе огромный замок в уединённой долине. А однажды рудокопы в одной из его шахт пробили проход в какое-то древнее подземелье, доверху наполненное сокровищами. Но тут что-то произошло... Я не понял, что именно, как-то невнятно описано. Судя по всему, случилось извержение какого-то вулкана, а вслед за тем - землетрясения, обвалы в шахтах... Из-под земли полезли умертвия и демоны, началась паника и мятежи. В итоге вход в подземелье оказался завален, долину с замком наместника отрезал обвал, а подземелье маги Огня объявили проклятым и приказали засыпать вход в шахту, которая к нему вела. Да и сами эти события были преданы забвению, даже упоминать о них запрещалось под страхом жестокого наказания.
- А лорд Максимилиан? - уточнил слушавший с открытым ртом Элард.
- Не знаю. Помер, наверное, - пожал плечами Лерой.
- История, конечно, занимательная, - вновь подал голос Клиф. - Но что эти столетней давности байки дают нам?
- Как это "что"?! Смотри, вот здесь упоминается телепортационная плита, то ли устроенная, то ли обнаруженная перед самым землетрясением. Если получится её найти и привести в действие, то она поможет нам попасть в Проклятую шахту! А там, возможно, удастся и вход отыскать!


Эпилог

- Мартин! Вставай, бездельник, - полдень на дворе! - прозвучал у него над ухом голос матери - грозный, но такой родной и привычный.
Мартин радостно улыбнулся, не размыкая век, затем сладко потянулся и вскочил на ноги.
- Прости, мама! Кажется, я действительно заспался, - пробормотал он, протирая глаза.
- Есть будешь? Я уху сварила, - ворчливо спросила эта рано постаревшая женщина с добрым, изрезанным морщинами лицом.
- Обожаю твою уху! - с чувством заявил Мартин. - Сейчас, только умоюсь, наколю дров и принесу воды.
Мать с недоверием проводила взглядом своего сына - известного на весь Ардамос лентяя, наглеца и неряху.
- Воды я уже принесла, - сказала она в его спину, на миг закрывшую дверной проём их бревенчатой хижины.
Парень, как ни странно, действительно первым делом направился к бочке с водой и тщательно умылся. Затем взялся за топор и не слишком умело, но старательно, принялся колоть дрова. Прислушиваясь к стуку топора, женщина удивлённо покачала головой.
Навалив изрядную кучку поленьев, Мартин вернулся в хижину, уселся за стол и приник к миске с ухой, поданной матерью. Завершив трапезу кружкой молока и куском свежего хлеба, он убрал и вымыл посуду, а потом чмокнул мать в щёку.
- Спасибо, мамочка! Ты чудесно готовишь.
- Странный ты сегодня какой-то... Опять что-то натворил? - даже отстранилась от неожиданности женщина.
- Я теперь всегда такой буду. Привыкай, - пожал плечами Мартин.
- Ох, рада бы поверить, да не верится что-то. Но раз уж у тебя сегодня такое благодушное настроение, то не отнесёшь ли вот этот свёрток старику Альфреду?
- Да, разумеется. Я мигом! - ответил Мартин и, схватив свёрток, умчался.
Жили они с матерью не в самой деревне, а за её пределами, в выстроенной на самом морском берегу небольшой хижине. Низкий утёс, на котором стояло это непритязательное сооружение, во время штормов сотрясался от ударов волн, а солёные брызги нередко доставали до крыши, отчего на потемневшей драни оставались пятна белёсого налёта.
Деревня располагалась недалеко. Нужно было лишь миновать группу вдававшихся в море скал, что защищали деревушку от разгула водной стихии. Путь до ворот в невысоком тыне из вкопанных стоймя неокорённых брёвен Мартин проделал быстро.
На скамейке у ворот, надвинув на лоб щеголеватого вида шляпу, дремал пастух Арчи. Вид он имел солидный, так как Дариус - староста деревни - на случай нападения хищников или какого-нибудь сброда выдал ему старые доспехи, какие во времена орочьих войн носили ополченцы и королевские пехотинцы. Пастух одним глазом присматривал за пасшимися неподалёку овцами, а второй открыл, только когда Мартин поравнялся с его скамейкой.
- Привет, Арчи! - окликнул его парень.
- Здорово! Эй, погоди!
- Чего тебе?
- Не окажешь ли мне одну услугу?.. - начал пастух.
- Дай угадаю, - засмеялся Мартин. - Тебе не даёт покоя ворон, который орёт на том большом дереве?
- Да... А как ты догадался?
- Он тут единственный, кто не даёт тебе спать.
- Так ты поможешь? Заберись на дерево и прогони проклятую тварь!
- Я ещё с ума не сошёл, туда лезть. Есть способ попроще.
С этими словами Мартин положив свёрток на траву, поднял с земли камень, взвесил его в руке и, примерившись, запустил в густую крону дерева. Большая чёрная птица с хриплым криком сорвалась с ветки и, тяжело взмахивая крыльями, полетела к опушке недалёкого леса.
- Спасибо, приятель! - крикнул Арчи вслед Мартину, который уже подхватил свой свёрток и скрылся за воротами.
Там он приветливо поклонился нанятому вскладчину стражнику - жилистому смуглому ветерану войны с орками. Миновал, с тревогой оглянувшись на потухший горн, дом кузнеца Барнса и напомнил себе, что тот болен и необходимо попросить для него лекарство у деревенского мага Териона. А затем нос к носу столкнулся с Арвином и Ирвином - двумя задиристыми братьями, не отличавшимися большим умом, но считавшими себя первыми на деревне парнями.
- Эй, Мартин! - протягивая раскрытую ладонь, на которой что-то шевелилось, окликнул его Ирвин. - Видишь этих личинок? Если сожрёшь их, дам двадцать золотых.
Арвин гаденько хихикал, предвкушая представление.
Мартин остановился и, глядя прямо в глаза Ирвину, спокойным голосом объяснил, куда тот может засунуть своих червяков. Рожи братьев побурели от злости и они немедленно кинулись в драку.
Стражник подоспел, когда уже Арвин, скорчившись, валялся на земле, а Мартин, разбрызгивая кровь из разбитого носа, теснил Ирвина и осыпал его жестокими ударами.
- А ну, хватит! - закричал стражник, хватая драчунов за воротники и растаскивая в стороны. Развернув Ирвина спиной к себе, он дал ему хорошего пинка пониже поясницы.
Арвин тем временем кое-как поднялся на ноги, простонал "Ох, моя голова!" и, то и дело с испугом оглядываясь и держась за отбитые рёбра, поковылял к своему дому вслед за братом.
- Неплохо ты этих недоумков, - сказал стражник, с любопытством оглядывая Мартина, который прижимал порванный рукав к разбитому носу. - Думал, так и будут они тобой помыкать. А ты, оказывается, не такой уж никчёмный, каким кажешься. Если хочешь, приходи завтра вечером, покажу тебе парочку правильных ударов и объясню, как подкачать мышцы.
- Спасибо! - пробормотал Мартин.
- Не за что. Это ты потерял? - протянул он поднятый с земли свёрток.
Мартин, благодарно кивнул и, чуть прихрамывая, направился дальше. Наблюдавшая за всем этим безобразием Шейла - девица одних с Мартином лет и обладательница выдающихся из низкого выреза платья достоинств - проводила его оценивающим взглядом.
Возле каменной лестницы, которая вела к расположенным выше деревни полям, Мартин едва не столкнулся в Томом, сыном кухарки Мэрис. Парень, вместе с матерью подрабатывавший в таверне Пита, как раз выплеснул ведро с грязной водой и возвращался обратно в заведение.
Сверстники считали робкого и работящего Тома дурачком. Он, в свою очередь, сторонился их, стесняясь своего дефекта речи.
- Привет, Том! - сказал ему Мартин.
- Пливет, Малтин, - отозвался тот.
- Не окажешь мне услугу? Нужно передать этот свёрток старику Альфреду.
- А сто там? - с подозрением спросил Том.
- Понятия не имею. Еда, наверное. Мать просила передать, - пожал плечами Мартин.
- А поцему сам не пеледашь? Опять издеваисси?
- Нет, что ты. Просто у меня времени нет, нужно к Териону забежать за лекарством для Барнса. А заодно свитки с заклинаниями ему отдать. Я их в прошлый раз у него взял, а вернуть забыл. Вот, возьми это, больше у меня нет, - протянул Мартин две золотые монеты Тому. - Было три, но одну потерял где-то.
- Не нузно, я и так отнесу, - сказал всё ещё не верящий в искренность Мартина парень. - Но если ты опять сказес пло свою волону, я тебя по голове стукну! Хоть ты и так побитый...
- Нет-нет, я уже ухожу. Спасибо, Том! - с чувством проговорил Мартин. Меньше всего он хотел сегодня видеть злоехидного и хитрого старикашку Альфреда, который больше всего на свете любил делать пакости соседям. Сейчас парень и сам удивлялся, как мог раньше уважать этого ничтожного человека.

***
Домой Мартин вернулся затемно, валясь с ног от усталости. Его руки ныли - костяшки пальцев он разбил в драке, а на ладонях натёр мозоли, когда решил помочь в поле старику Монти. Мартин поставил в угол принесённый с собой лук, положил на стол пару толстых книг и уселся сам, утомлённо опершись локтями о столешницу.
- Это откуда? Украл? - с подозрением спросила мать, указав на оружие и книги. - И почему лицо всё разбито?
- Ничего я не крал, - ответил парень. - Охотник Фэйн свой старый лук дал. Потренироваться. А книги я взял у Териона. Почитаю - отдам.
- А синяки откуда?
- Да так, пустяки. Поучил кое-кого вежливому обращению... О, чуть не забыл, - с этими словами Мартин потянулся к карману и выложил на стол несколько монет. - Пит заплатил. За то, что я разносил обед работникам на поле, - ответил он на немой вопрос матери. - Поесть нечего?
- Когда это у меня ничего не было сготовлено? - ответила женщина и принялась сноровисто подавать ужин.
Мартин жадно накинулся на еду, хотя изысканностью и разнообразием поданные блюда не отличались, что прежде его всегда выводило из себя.
- Знаешь, мам, - говорил он, глотая едва разжёванные куски, - я завтра опять пойду помогать в поле старику Монти. Он, оказывается, потрясающий дед. Столько всего повидал! И на Хоринисе у землевладельца батрачил, и на верфи работал, и на каторге несколько лет провёл. А потом даже у пиратов побывал корабельным плотником, но всё равно домой вернулся в конце концов...
"Прямо как я", - едва не прибавил Мартин, но вовремя прикусил язык.
Поев, он рухнул в постель и мгновенно уснул. А женщина, убрав со стола, долго сидела возле сына и при тусклом огоньке свечи с каким-то новым чувством рассматривала его лицо. Мартин сейчас куда больше, чем обычно, напомнил ей своего отца.
Она была тогда ещё совсем молодой девчонкой. Рано осталась без родителей, помогала жене тогдашнего деревенского старосты со стряпнёй - тем и жила.
Однажды возле деревни бросила якорь потрёпанная каравелла. Она и теперь помнила, что судно носило хищное имя "Гарпия". Прибывшая на ней шумная разношёрстная компания, которую составляли весёлые и обветренные морские бродяги, туземцы с Южных островов, почтенный маг Воды, огромный молчаливый воин, тощий пронырливый торговец, пожилой плотник и даже говорящий орк, взбудоражила и поставила с ног на голову размеренную деревенскую жизнь. Капитаном каравеллы был добродушный молодой мужчина с пересекавшим лицо косым шрамом. А в числе пассажиров оказался парень, который сразу же потряс воображение ни разу не покидавшей родной деревни девчонки. Он был ещё очень молод, но успел повидать немало дальних стран и морей, не раз и не два участвовал в смертельных битвах, а теперь спешил на материк по какому-то очень важному и тайному делу.
Быстро покинуть Ардамос команде "Гарпии" не удалось. Каравелла оказалась потрёпана после штормов, мелей, встречи с военными кораблями какого-то заморского правителя и других превратностей пути. Так что пришлось устраивать ремонт, который занял недели три. И всё это время будущая мать Мартина провела с Ардариком. Когда он уезжал, то обещал прислать за ней.
Она сначала ждала, потом отчаялась, а после привыкла и забыла. Из деревни её выгнали, объявив развратницей. Хорошо ещё, нашлись добрые люди, которые помогли построить хижину, а потом время от времени подбрасывали то мешок пшеницы, то кусок холста...
Теперь об Ардарике женщина вспоминала редко. Но сегодня Мартин живо напомнил ей его. Того, чьим лицом ныне была украшена каждая вновь отчеканенная монета Миртанского королевства.


--------------------------------------------------------
Фанатские произведения, персонажи, местности и события из которых так или иначе использованы или упоминаются в рассказе:

Тексты:
"Долгий путь в Миртану", автор: Дикарь;
"Миссия капитана Рена", автор: Дикарь;
"Хроника эпохи робаридских войн", автор: Kraw.

Модификации для игр серии "Готика":
"В поисках сокровищ";
"Похождения Мартина";
"Жизнь пирата";
"Диккурик";
"Народ Миненталя";
"Одиссея";
"Пакт зла - Предыстория";
"Юран";
"Хорана - Пролог";
"Легенда Ахсуна";
"Долина Рассвета";
"Тёмная сага";
"Кадуон";
"Наследие" (в разработке).
А также карты и скриншоты из так и не вышедшего мода "Следы Тьмы".
Дикарь вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Пелагея (11.11.2015), Шепот (13.10.2016)
Старый 16.12.2015, 21:59   #5
Дикарь
Старожил
Боцман
Посол мира Готики
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 15.12.2009
Сообщений: 286
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 98

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Дикарь: "Долгий путь в Миртану"

Ещё один рассказик.

Сказки старого Диего
Спойлер:

Такие дни у почтенного хоринисского купца Диего выпадали нечасто. С тех пор, как он покинул опостылевший Варант и вернулся в Хоринис, всё его время без остатка поглощали торговые сделки, судебные тяжбы, наблюдение за погрузкой кораблей в порту, наём носильщиков и охранников для караванов, присмотр за приказчиками в лавках, ведение приходных книг и другие заботы, конца и края которым не предвиделось. Обычно Диего всё это только радовало, поскольку дело своё он любил и отдавался торговле со всем пылом души. Азарт, риск и вкус удачи после очередной хитро задуманной и проведённой сделки радовали его куда сильнее, чем доходы. Золота у него давно уже было больше, чем нужно человеку для безбедной жизни.
Однако изредка возникало неодолимое желание приостановить эту бешеную гонку и уделить толику времени на размышления, чтение старых хроник и общение с сыном. И то сказать, Эрнан с младенчества остался без матери, кроме отца у него не было никого. Шестилетний парнишка надолго бывал покинут на попечение няньки — взятой с фермы доброй, но довольно бестолковой женщины, да олухов-слуг. Чему у них мог научиться будущий наследник самого крупного торгового дела Хориниса, а может и всей Миртаны?
Вот и сегодня Диего спозаранку отдал необходимые распоряжения, послал к Белиару суетливых приказчиков и самодовольных капитанов торговых судов, после чего вернулся домой. Выкинув из головы неотвязные мысли о делах, он отправился с сыном на прогулку.
Потолкавшись на рынке, убелённый посеребрившими черноволосую голову и длинные усы сединами купец и его подвижный, всюду норовящий сунуть нос сынишка вышли из города и неспешно направились по дороге, что вела к маяку. Впрочем, идти на сам маяк им нужды не было, и вскоре Диего с Эрнаном свернули в негустую рощицу, раскинувшуюся возле самой городской стены. Мальчишку приводило в восторг всё, что встречалось им на пути. Он ловил пылинки в солнечных лучах, пробивавшихся сквозь древесные кроны. Побежал за бабочкой, вспорхнувшей с цветка серафиса. Но тут же оставил погоню, наткнувшись на большой гриб, который пробил себе дорогу из-под узловатых корней старого дерева.
Диего оттаивал сердцем и забывал о прожитых годах, любуясь сыном. Впрочем, он не забывал прислушиваться к доносившимся из-за шершавых стволов звукам и время от времени внимательно оглядывал окрестности, непроизвольно поглаживая рукоять дорогого меча. Особой опасности так близко от городских ворот быть не могло, но ребёнку может хватить одного укуса гигантской крысы или укола ядовитого жала кровяной мухи.
— Отец, что это?! — радостно закричал малыш. — Это корабль, да?
Сквозь прорезное покрывало папоротников, будто рёбра мёртвого зверя, действительно торчали шпангоуты небольшого судна. Древесина их потемнела от времени, покрылась глубокими трещинами и разноцветной коркой лишайников, но всё ещё оставалась достаточно прочной, чтобы сохранить приданную плотницкими орудиями форму. Кое-где на шпангоутах даже сохранились остатки истлевшей обшивки.
— Да, сынок, это корабль, — усмехаясь в усы, важно кивнул Диего.
— Но как он оказался в лесу? — удивлению Эрнана не было предела.
— О, это очень давняя история! — напустил на себя загадочный вид купец. — Об этом корабле даже сказка есть.
— Расскажи! — потребовал сын.
— Хорошо, слушай!

Дурак и чародей

Давным-давно жил в Хоринисе один маг Огня. Звали его... Грантус. И не было во всём белом свете мага более могущественного и умудрённого древними чародейскими знаниями. Такое могущество позволяло Грантусу делать всё, что только приходило ему на ум. Захотел — и вот уже готово заклинание, позволяющее превратить груду камней в чистое золото. Взбрело в голову — и там, где сейчас находится Верхний квартал, раскинулся огромный замок из белого камня, со множеством слуг, позолоченной мебелью и сверкающими всеми цветами радуги фонтанами.
Во дворце Грантус обычно развлекался и предавался всяческим излишествам, а также принимал посетителей — многие жители Хориниса ходили к нему на поклон, униженно выпрашивая милостей, и магу это очень нравилось. Если его уговаривали сделать что-нибудь особенное или ему самому приходила в голову очередная блажь, Грантус отправлялся в свою башню. Она одиноко возвышалась в диких горах на севере острова, где было тихо, безлюдно и никто не мешал работать.
Конечно, Грантус мог перемещаться из башни в замок и обратно при помощи телепортации, но ему нравилось парить над островом подобно дракону. Поэтому он приказал плотникам построить себе маленький, но роскошный корабль с широкими крыльями из самой лучшей парусины. И когда заказ был готов, поместил внутрь корабля магический камень юнитор. Теперь корабль мог летать, величаво взмахивая крыльями.
Вот однажды Грантус в сопровождении множества разряженных слуг, наложниц и подхалимов гулял по городу. Все встречные низко кланялись ему, велеречиво прославляли его ум и могущество.
Один торговец кинулся Грантусу в ноги, распростёршись на камнях, которыми была вымощена рыночная площадь.
— О, величайший из магов! — закричал он. — Никто не может тягаться с тобой в мудрости и искусстве чародейства. Без сомнения, ты уже сравнялся с самим Инносом и стал всемогущим!
— Да, это так, — милостиво улыбнулся Грантус. — Я действительно могу всё.
Толпа подхалимов согласно закивала.
— Нет, не всё! — раздался вдруг хриплый крик, немедленно сменившийся глупым смехом.
— Кто это посмел сказать мне такое?! — возмутился маг. — А ну, выходи!
Из толпы выбрался Ганс — местный дурачок, который жил тем, что собирал на площади подаяния и помогал торговцам разгружать повозки. Был он немыт, космат, а рванина, заменявшая ему одежду, мерзко воняла. Люди шарахались от него в стороны.
— А, так это ты, недоумок! — засмеялся Грантус. — Почему же ты решил, будто я не всемогущий? Да знаешь ли ты, что я вот прямо сейчас могу превратить тебя в крысу?
— В крысу любой дурак может! А ты попробуй сделать меня умным, — заржал Ганс и отвернулся, принявшись искать насекомых в своих лохмотьях.
Грантус впервые в жизни не нашёл, что возразить. Он замер на месте с открытым ртом. А ведь и верно, никому ещё не удавалось сделать дурака умным! Даже Инносу. Вот умный иной раз превращается в дурака. Но чтобы наоборот — такого ещё не случалось.
Ничего не сказал Грантус. Он быстрым шагом покинул площадь, сел в крылатый корабль и умчался в сторону своей горной башни.
Долго мага не видели в городе. Прежде он никогда не пропадал на столь долгий срок. Но вот, наконец, крылатый корабль приземлился прямо на рыночной площади, разметав по сторонам прилавки испуганных торговцев. С корабля сбежал усталый, с ввалившимися глазами, но довольный собой Грантус и остановился перед Гансом. В руке чародей сжимал три свёрнутых в трубку магических свитка.
Дурень сидел прямо на мостовой и с тупой ухмылкой ковырял в носу.
— Сейчас вы все убедитесь, что для меня нет ничего невозможного, — гордо заявил Грантус и развернул один из свитков. Он прочёл заклинание, над головой Ганса вспыхнул зелёный свет, зеваки испуганно попятились. А дурак продолжал всё так же сидеть на заплёванных камнях и выковыривать грязь из носа.
— Ничего не понимаю! — пробормотал Грантус. — Я же всё рассчитал верно.
Он развернул второй свиток и вновь наложил заклинание. А потом использовал ещё один — всё так же без всякой пользы. Больше свитков для превращения дураков в умных у мага не было.
— Ничего ты не умеешь! — засмеялся Ганс, показал чародею язык и заковылял прочь.
Вокруг стали раздаваться приглушённые смешки. Грантус оглянулся и заметил глумливые ухмылки даже на лицах тех, кто ещё недавно перед ним раболепствовал особенно старательно. Лицо мага побагровело от гнева.
— Ах, вот вы как! Ну ладно! — прорычал он. — Пусть я не сумел сделать дурака умным. Но уж всех вас, кто считает себя умными, превратить в полных дураков я сумею! Это куда легче.
Сказав так, Грантус вскочил в свой корабль и умчался в башню. Народ приуныл. Все знали, что чародей помогал людям не слишком охотно, заставляя подолгу пресмыкаться и вымаливать милостей, а потом часто забывал выполнить свои обещания. Но вот наказывал тех, кто вызывал его недовольство, Грантус быстро и с большим удовольствием. Так что никто не сомневался, что свою угрозу он непременно воплотит в жизнь.
Крылатый корабль появился в небе над северными горами уже на следующий день. Видно, Грантус работал всю ночь, заготовив по свитку на каждого горожанина. А, может, сразу записал заклинание на рунный камень.
Несчастные жители города толпились на улицах, угрюмо ожидая своей участи. Лишь дурачок Ганс сидел возле установленного на городской стене камнемёта и посмеивался с глупым видом, а потом зачем-то принялся крутить ворот, взводя рычаг машины. Дурак, что с него взять!
Когда корабль мага был уже перед самой городской стеной и начал снижаться, рычаг камнемёта с гулким звуком распрямился и в небо устремилось каменное ядро. От корабля в разные стороны брызнули щепки, он закувыркался и с треском рухнул неподалёку от стены. Горожане испуганно ахнули в один голос, а потом толпа устремилась к воротам и дальше — к обломкам корабля.
Грантуса отыскали под обломками. Он был мёртв. Всё его могущество не смогло спасти чародея от удара о камни. Видно, ему и в голову не приходило, что кто-то на него посмеет поднять руку.
Горожане возвращались подавленными и растерянными, но при этом чувствовали облегчение, ибо спаслись от ужасной участи и навсегда избавились от тщеславного и недоброго мага.
— Ты смотри-ка, а ведь Ганс всех нас спас! — заметил один из жителей города. — Даром что дурак!
— Не глупее тебя, — ответил спустившийся со стены Ганс. Он с прищуром оглядел толпу и мало кто смог выдержать его умный насмешливый взгляд и не отвести глаз в сторону.
— Что же это значит? — растерянно спросил кто-то.
— То и значит, что умный всегда может прикинуться дураком, а дурак умным притвориться не сможет, даже если станет самым могущественным магом на свете, — ответил Ганс. — А Грантус и впрямь был силён. Заклинание его с первого раза подействовало, а он меня ещё дважды заколдовал.
Люди озадаченно примолкли.
В тот же день бывший дурак Ганс пошёл в башню покойного мага и надолго там поселился, он изучил его книги и сам стал великим чародеем, известным как магистр Иоганнус. Он основал Хоринисский монастырь, возглавил Круг Огня и запретил магам накапливать богатство, вмешиваться в повседневные дела простых жителей и выставлять напоказ своё могущество. Вместо этого он заповедал жить скромно, все силы употреблять к получению новых знаний и служению Инносу. Да только не все маги его заветам следовали.
А обломки крылатого корабля так и остались лежать в лесу возле городской стены.


***

— Вот это да! — восхитился Эрнан. — А я думал, это просто какой-то гнилой корабль...
По лицу Диего блуждала хитрая улыбка. Всё-таки сочинённая им на ходу сказка вышла куда интереснее правды. Но не рассказывать же сыну, как много лет назад сам Диего, Гербрандт и ещё несколько бездельников шестнадцати-восемнадцати лет отроду на спор тащили из порта через весь город брошенный кем-то из рыбаков дырявый баркас. Ну и напились они тогда на выигранные деньги!
Погрузившись в воспоминания, Диего и не заметил, как они приблизились к городским воротам. Эрнан взбежал на перекинутый через ров мостик и принялся прыгать на нём, радостно ощущая под ногами пружинящие доски. Торчавшие в воротах стражники с добродушными усмешками наблюдали за забавой.
— Хорошо погуляли, господин Диего? — вежливо осведомился один из них.
— Спасибо, замечательно, — искренне ответил купец. — Эрнан! — обернулся он к сыну. — Идём домой, обедать пора.
— Сейчас, только ещё один разок! — отозвался тот и, от души подпрыгнув ещё раза три-четыре, побежал за отцом.
Полчаса спустя Диего и Эрнан сидели за столом в своём доме — одном из лучших особняков Верхнего квартала. Кухарка споро подала рыбный суп с пряностями, выдержанный сыр, жареное мясо, свежий хлеб с хрустящей корочкой, вазу с зеленью и фруктами, а также молоко для Эрнана и бутылку вина для Диего. Нагулявшие аппетит отец и сын отдали должное её стряпне и с благодушным видом расположились у камина. Эрнан, подражая отцу, маленькими глотками потягивал молоко из кружки и хмурил тонкие бровки, глядя на рдеющие поленья.
— Отец, а сказки про всё бывают?
— Конечно!
— И про огонь?
— Да, и про огонь.
— Расскажешь?
— Ну, за такими сказками тебе лучше к магам Огня. Вот придёт завтра Дарон, будете изучать с ним слово Инноса... — улыбнулся Диего.
— У Дарона все сказки скучные! — надул губы Эрнан. — Твои лучше. Если про огонь не хочешь, расскажи про что-нибудь другое.
— И о чём тебе рассказать?
— Ну-у... — нерешительно протянул пострел, оглядывая богато обставленную столовую. — Расскажи вот про это!
Палец Эрнана нацелился на рогатый череп, который висел на стене рядом с камином. Среди красивой обшивки стен, картин в резных рамах, добротной мебели и дорогой посуды смотрелся он, мягко говоря, довольно странно.
Диего улыбнулся, воспоминания о былом вновь коснулись его чела. Однако он не стал рассказывать Эрнану о том, что череп этот когда-то отыскал в накрытом магическим куполом Минентале. Нашёл он его среди обломков корабля, что, должно быть, до сих пор чернеют на берегу бухты, над которой всё так же возвышается мрачная Башня Туманов. Диего смеха ради притащил череп в Старый лагерь и повесил его над столом в своей убогой хижине. А потом, когда магический купол оказался разрушен, прихватил этот сувенир с собой. И теперь он висит в его роскошной столовой как напоминание о страшных и славных годах, проведённых на Минентальской каторге.
— Дело было так... — сосредоточенно закатив глаза, начал Диего.

Ленивый бык

Когда-то в давние времена жил на одной ферме крестьянин. Тогда на Хоринисе держали не только овец, но и коров. Вот и у этого крестьянина был молодой бычок — необыкновенной силы и красоты.
Да вот беда — уродился тот бычок очень уж ленивым. А как вырос в здоровенного быка, так и лень его вместе с ним выросла. Не хотел бык работать — ни водить стадо, ни таскать плуг и телегу. Только стоял или валялся в стойле, лениво жевал корм и спал. Как хозяин с ним не бился, ничего не смог сделать.
— Видно, не выйдет из этого быка толку. Пожалуй, придётся его завтра забить. Шкуру продам, а мясо на зиму посолю да колбасы наделаю, — сказал как-то раз крестьянин и ушёл.
Бык, услышав это, горько заплакал. А тут как раз в хлев заполз мясной жук, который не прочь бывал порыться в бычьем навозе и оттого быка любил.
— Бык, а чего это ты плачешь? — спросил жук.
— Как же мне не плакать, когда хозяин хочет меня завтра резать?
— А ты в лес убеги, — посоветовал жук.
— Не могу. Лес далеко, а я ленюсь, — вздохнул в ответ бык и заплакал горше прежнего.
— Ладно, не реви, помогу я тебе, — сказал жук и пополз собирать родственников.
Родни у мясного жука оказалось много. Как только стемнело, в хлеву собралось жуков многое множество. Велели они быку лечь на бок, подхватили его снизу и понесли в лес. Приволокли на поляну с зелёной травой и сладким ручьём, да и расползлись по своим делам.
— Спасибо тебе, мясной жук! Век твоей доброты не забуду, — сказал бык.
Остался он на той поляне жить. Ел траву, пил воду из ручья и спал в своё удовольствие.
Но вот однажды пришёл на поляну старый волк. Увидел быка и язык от радости вывалил.
— Я сытый пока что, — говорит, — но скоро опять проголодаюсь. Ты никуда отсюда не уходи, потом жрать тебя стану.
Сказал так и лёг под дерево спать. Бык бы и убежал от такого страха, да лень ему. Встал он возле ручья и заплакал. А тут как раз приполз мясной жук быка навестить. Увидел, что тот плачет, и говорит:
— Ты чего, бык, опять слёзы льёшь? Или беда какая приключилась?
— Как же мне не плакать, друг мой сердечный? Пришёл старый волк и хочет меня сожрать.
— Не реви, это дело поправимое, — ответил жук.
Собрал он родню из ближних ям и пещер. Набралось жуков сотни две или три — никто их толком не считал.
Окружили жуки волка, стали у него из шкуры шерсть драть, уши и брюхо щекотать, под лапы подкатываться, так что он и на ноги встать не мог. Испугался волк, взвыл на весь лес, кое-как вырвался и пустился наутёк. Только его и видели.
— Спасибо, мясной жук, — говорит бык. — Нет у меня на свете друга лучше, чем ты.
— Полноте! — отвечает тот. — Обращайся, коль нужда приспеет.
В навозе поковырялся и уполз по своим делам. А бык снова стал жить на поляне и не тужить.
Да только однажды проходил мимо поляны охотник и увидел быка. Пришёл он к его прежнему хозяину и рассказал, где беглая скотина обретается. Тот соседей позвал и решил поутру идти быка искать, чтобы его забить, шкуру содрать и мясо засолить. Охотнику недосуг было вести крестьян на поляну, где бык жил, но посоветовал он им идти по тропе, которую мясные жуки протоптали, когда несли быка в лес. На том и порешили.
Но подслушала их разговор крыса, которая в хлеву жила и из яслей корм воровала. Жалко ей стало быка. Побежала крыса в лес и говорит быку:
— Спасайся, бык! Поутру твой хозяин сюда придёт по жучиной тропе. Хочет он тебя зарезать, шкуру продать, мясо засолить да колбасы наделать.
— Не могу, лениво мне, — ответил бык и заплакал. — А если хочешь меня спасти, найди моего друга мясного жука и расскажи, в какую я беду попал.
Убежала крыса, весь вечер по кустам и ямам шныряла, но жука всё же нашла. Услыхал тот, что его друга-быка хотят забить, и стал скликать родню. Наползло жуков видимо-невидимо. Стали они старую тропу травой и листьями засыпать, а новую протоптали прямо к логову, где жил свирепый мракорис.
Вот крестьяне на утро пошли быка искать. Шли-шли по тропе, как охотник советовал, и вышли к логову мракориса. Тот выскочил, заревел — и за крестьянами. Насилу они спаслись, а в лес после того раза — ни ногой.
Жук приполз к быку и рассказал, как дело было. Посмеялись они, а бык и говорит:
— Опять ты меня спас, сердечный друг! Я для тебя теперь что хочешь сделаю.
Вот прошло сколько-то времени, и случилась у жука лихая беда. Сестрица его заползла в пещеру, над входом которой лежал большой камень. А камень возьми и скатись. Перекрыл вход так крепко, что жучихе на волю никак не выбраться.
Приполз жук к своему другу и просит:
— Выручай, бык, отвали камень от пещеры, не то сестрице моей погибель придёт. Идём скорее!
— Нет, не пойду, — отвечает бык. — Ты уж прости, любезный друг, да сам знаешь — лениво мне.
Обиделся жук и пошёл скликать родню.
Вот собрались жуки возле той пещеры и принялись землю копать под камнем. Большую яму вырыли. Еле успели из неё выползти, как камень стронулся и вниз скатился. Открылся вход в пещеру, выползла на волю сестра мясного жука. Обрадовалась вся их родня, а жук и говорит:
— После хорошей работы и перекусить как следует не помешает. Идём, братцы, быка есть!
— Как же так? Вы ж друзья с ним, — отвечает старый жук.
— Был друг да весь вышел. Ему лень дороже моей дружбы, а мне в таком случае — моё желание родню угостить важнее.
Приползли жуки на поляну и съели быка. Да так обглодали, что кроме черепа с рогами ни косточки не осталось.
И так жуки обиделись на неблагодарного быка, что стали мстить всей его родне. С тех пор на Хоринисе крестьяне коров и не держат, овец только.


***

Эрнан глядел на отца расширенными глазами, в которых дрожали слёзы.
— Ты чего? — нахмурился Диего.
— Бычка жалко, — ответил малыш.
— Жалко, конечно. Но он сам виноват. Если бы не ленился, так и не сожрали бы, — вздохнул Диего.
Эрнан надул губы и, сердито топоча по лестнице, взбежал наверх, где находилась его спальня. Диего хмыкнул и, поставив на стол давным-давно опустевший кубок, направился в свой кабинет.
Печали Эрнана хватило не надолго, вскоре он прибежал к отцу и влез к нему на кресло, оседлав широкий подлокотник.
— А ещё сказку расскажешь? — спросил он.
— Они же тебя расстраивают.
Эрнан немного посопел, но потом решительно дёрнул головой.
— Всё равно расскажи!
— Так и быть. Выбирай, о чём на этот раз?
Мальчишка повертел головой и решительно кивнул в сторону стоявших в углу возле книжного шкафа старых доспехов, которые сжимали в латной перчатке древко алебарды.
— Вот про него расскажи, — попросил он и, чуть помешкав, признался: — Я когда маленький был, очень его боялся. Думал, там внутри сидит кто-то.
— Но теперь-то ты знаешь, что это просто старые пустые доспехи?
Эрнан уверенно кивнул.
— Ну вот, а когда-то, в глубокой древности, они принадлежали одному отважному рыцарю... — принялся вдохновенно сочинять Диего.

Рыцарь и орк

Случилось это в незапамятные времена. Молодой рыцарь именем Адальберт как-то раз отправился в горы на востоке Хориниса, чтобы освободить девицу, которая, по слухам, томилась в башне злого некроманта. Зачем некроманту девица, никто не знал, но люди в один голос уверяли, что она действительно там томится.
После долгих блужданий по диким горам рыцарь нашёл башню, с немалым трудом победил некроманта и отыскал темницу на самом верхнем ярусе.
Правда, оказалось, что в башне томилась не девица, а молодая орчиха. Рыцарь испытал разочарование, но был он благороден и любил во всём порядок, угодный Инносу, и всякое дело старался доводить до конца. Раз пришёл освобождать девицу, значит надо освобождать. Поэтому он взял орчиху за руку и вывел из темницы.
Орчиха же, как и всё её гнусное племя, люто ненавидела людей. Особенно тех, кто служит Инносу. Поэтому вместо благодарности она решила погубить рыцаря и прикинулась, будто ужасно влюбилась в своего освободителя.
— О, храбрый рыцарь! — бросилась она ему на шею. — Ты спас бедную Рыг-Нюх и поразил в самое сердце. Нет для меня теперь на свете никого милее тебя. Бери меня замуж.
— Ты что?! — удивился рыцарь. — Как такое возможно, чтобы человек, да ещё и почитающий Инноса, женился на орчихе — порождении белиаровом? Никогда такого не бывало!
Орчиха зарыдала.
— Я думала, ты честный человек, — говорит. — А ты со мной наедине в башне был, а жениться не желаешь! Отныне любой негодяй мою добродетель под сомнение поставить может. Как жить мне теперь, опозоренной? Лучше пойду я к реке, привяжу камень на шею и утоплюсь.
Рыцарю очень не хотелось жениться на орчихе, хоть и была она по-своему миловидна — с крепкой мускулистой фигурой, пушистой блестящей шерстью, большими красными глазами и белыми ровными клыками. Но был Адальберт благороден, верен своему долгу и любил порядок превыше всего. А потому сказал орчихе:
— Так тому и быть. Возьму я тебя в жёны, если ты сама не передумаешь.
— Мой милый рыцарь, я стану для тебя лучшей на свете женой! — закричала орчиха. — Только прежде непременно должна я испросить родительского благословения.
Рыцарь признал это справедливым и пошёл с Рыг-Нюх к её отцу.
Когда достигли они большой пещеры, где обитал род невесты рыцаря, встретили его там хорошо — накормили до отвала жареным мясом и отвели удобный грот, застелённый шкурами. Рыцарь попросил руки орчихи у её отца — старого жестокого орка. Тот ответил, что никогда прежде не было такого, чтобы дочь орка шла замуж за презренного безволосого. На самом деле он был бы не прочь погубить рыцаря, но побоялся выйти против него открыто — Адальберт был очень силён и закован в блестящие доспехи. Поэтому орк всё же согласился отдать дочь, если рыцарь выполнит три задания.
— Первым делом добудь мне солнечный алоэ. Эта редкая волшебная трава растёт только возле логова ужасного горного тролля, которого боятся не только люди и орки, но и другие тролли, — сказал отец невесты.
— Хорошо, добуду я тебе солнечный алоэ, если Инносу будет угодно, — ответил Адальберт.
При звуке имени Инноса орк передёрнулся, но виду не подал.
Рыцарь переночевал в пещере и утром отправился к горному троллю. Чудовище, едва увидев человека, ударило его своим страшным кулаком. Адальберт пролетел несколько шагов и стукнулся о камень. Тролль решил, что он мёртв и хотел его съесть, но на рыцаре были надеты нордмарские доспехи из магического металла, освящённые на алтаре Инноса. Зная о коварстве орков, рыцарь не снимал их ни на минуту. Они его и защитили от удара. Адальберт вскочил, забежал троллю сзади, выхватил меч и подсёк чудовищу ноги. Тролль рухнул на землю и рыцарь его добил. А потом отыскал солнечный алоэ и отнёс его орку.
Отец Рыг-Нюх был страшно зол, но сделал вид, будто доволен, и дал второе поручение.
— Ты выполнил моё первое задание. Видно, не зря моя дочь тебя выбрала, — сказал он. — Но твои испытания не окончены. Узнай, кто по ночам ворует мясо из ловушек, которые я ставлю на глорхов.
— Если будет на то воля Инноса, я поймаю вора, — отвечал Адальберт.
Рыцарь отдохнул до темноты, а как зашло солнце, сел в засаду возле одной из ловушек. В полночь в тёмном небе зашуршали чьи-то крылья. Прилетела гарпия, схватила мясо из ловушки и взмыла вверх. Ловушка сработала, но скатившиеся брёвна гарпию придавить не могли, поскольку она уже улетела.
Адальберт последовал за чудовищем и к рассвету оказался возле скалы, на вершине которой обитала целая стая гарпий. Рыцарь поднялся наверх, гарпии набросились на него, изрыгая ужасные проклятья и оглашая всю округу пронзительными воплями. Когти у тварей были ядовитыми и каждый, в кого они их вонзали, немедленно падал замертво.
Но Адальберт был в своих чудесных доспехах и когти гарпий оказались бессильны. Он перебил мерзких тварей, выдернул у каждой по перу из хвоста и принёс их орку в качестве доказательства. Тот разозлился ещё сильнее, но виду не подал, а велел выполнить последнее задание.
— Всё больше убеждаюсь я в твоей доблести. Но жизнь состоит не из одних сражений, надобно мужу уметь и многое другое, — проговорил орк. — Надлежит тебе завтра починить старый подвесной мост через пропасть. А то, как мост обветшал, в верхние угодья стало не пройти.
— Ну, это служба самая простая, — сказал Адальберт. — Иннос и в работе помогает так же, как и в бою.
Наутро рыцарь пошёл к мосту, перекинутому через пропасть, по дну которой струился бурный ручей.
День выдался жаркий и орк дал ему с собой на дорогу корчагу с пивом. Рыцарь починил мост, но прежде чем возвращаться назад, решил выпить пива. Он не знал, что орк подмешал туда сонного зелья. Когда рыцарь переходил пропасть по мосту, зелье подействовало, он покачнулся и упал на дно. Но его чудесные доспехи спасли его и на этот раз, а холодная вода ручья смыла сонную одурь. Рыцарь выбрался из пропасти и пошёл к орку.
— Принимай работу, отец. Починил я мост, — сказал Адальберт.
Старый орк был в ярости, но делать нечего — пришлось созывать гостей на свадьбу.
На другой день в пещеру собралась целая толпа орков. Повсюду горели костры, на которых шипели туши кабанов и падальщиков. В больших бочках пенилось пиво.
Старый шаман скрепил брак принятым у орков обрядом, все стали есть, пить и плясать под звуки огромных барабанов. А как стемнело, молодых отвели в застелённый шкурами грот.
Тут молодой рыцарь был вынужден снять латы, чтобы исполнить супружеский долг. А когда он уснул, коварная Рыг-Нюх украла его доспехи и позвала отца с гостями, чтобы убить рыцаря. Но мерзавка забыла забрать заодно и меч Адальберта, и когда убийцы вломились в спальню, он проснулся, схватил своё верное оружие и перебил всех орков.
А потом вернулся в Хоринис, где и жил до самой смерти. Жениться он так больше и не стал, потому что не мог забыть прекрасную орчиху, а все человеческие женщины казались ему маленькими, бледными, с противной безволосой кожей.


***

Эрнан, привалившись к отцовскому плечу, давно спал. Только поэтому Диего позволил себе сделать окончание сказки несколько фривольным. Но остановиться, не доведя её до конца, старый купец не смог.
Надо же, как разыгралась фантазия, подстёгнутая видом старых доспехов, которые он когда-то выиграл в кости у секретаря бургомистра. Прежде это железное чучело пылилось в городской ратуше, а теперь, который уж год, предавалось тому же скучному занятию в кабинете купца. И кто бы мог подумать, что пригодится! Хотя бы в качестве источника вдохновения для глупой сказки.
Теперь же сказка кончилась, поэтому Диего бережно взял сына на руки, отнёс в постель и укутал одеялом. Немного постоял, глядя на сладко посапывающего Эрнана, а затем вернулся в кабинет и, достав с полки толстую расходную книгу, углубился в подсчёты.
По своему обыкновению Диего заработался далеко за полночь. Слуги давным-давно спали, в окнах соседних домов не виднелось ни огонька. Лишь тускло тлели уличные фонари, да луна лукаво выглядывала из-за островерхой крепостной башни.
Когда Диего оторвался от густо исписанных страниц и устало потёр глаза, ему показалось, будто он не один. Раздался негромкий вздох, колыхнулось пламя свечи, тихо скрипнула половица. Диего быстро обернулся, схватившись за лежавший на столе кинжал, которым он подравнивал листы.
В углу, рядом со старыми доспехами, возвышалась рослая призрачная фигура. Диего отчётливо видел черты лица незнакомца — мужественного и немного печального, но в то же время мог рассмотреть сквозь него корешки книг, стоявших на полке. В горле купца, совершенно не склонного праздновать труса, мгновенно пересохло, а сердце забухало как пушки входящего в порт галеона.
— Кто ты? — хрипло выдохнул Диего.
— Моё имя Адальберт. Адальберт фон Зааль, — учтиво поклонился пришелец, отступив на шаг. — Я пришёл, чтобы поблагодарить тебя.
— Поблагодарить? За что? — удивился Диего.
— Не думал, что мою историю люди ещё помнят и передают из поколения в поколение, рассказывая своим детям. Я крайне признателен тебе за это, почтенный купец. Теперь я, наконец, могу спокойно покинуть этот мир и встретиться с Инносом.
— Так значит... — изумился Диего и невольно принялся чесать в затылке рукоятью кинжала.
Призрак рыцаря Адальберта ничего не ответил. Он лишь тихо улыбнулся и начал таять. Вот на месте, где он только что стоял, полыхнула бледная вспышка. Огонь свечи вновь колыхнулся, но вскоре замер и стал гореть ровно.
Диего понял, что кроме него в кабинете больше никого нет.


Добавлено через 1 минуту
А это из испытанного временем...

Дух перемен
Спойлер:


Был тихий пасмурный вечер, когда в гавань Хориниса бесшумно, будто призрак, вошло огромное судно. Свернув потрёпанные непогодами и вражескими ядрами паруса, подобно тому, как складывает крылья усталая птица, корабль бросил якорь напротив торговой пристани. Каждый, кто бывал в Хоринисе, столице одноимённого острова, в неспокойные времена, наступившие после падения магического барьера над Миннентальской каторгой, без труда опознал бы в морском скитальце королевский галеон “Эсмеральда”. Судно несколько месяцев назад было угнано безымянным героем, считавшимся избранником богов, и исчезло в неизвестном направлении. О судьбе его никто из остававшихся на острове ничего не знал.
Прибытие судна в гавань было событием даже в те времена, когда магическая руда из копей острова текла синим сверкающим потоком на материк, принося взамен баснословное количество золота, одежд, пошитых столичными портными по последнему слову моды, изысканных яств, жемчугов и пряностей с Южных островов, дорогих варрантских ковров и бесценных клинков из Нордмара. Во время наступившего впоследствии лихолетья, когда морские перевозки почти прекратились, каждый замеченный на горизонте парус на много дней становился предметом оживлённых толков на улицах и площадях города, в крестьянских усадьбах и охотничьих лагерях по всему острову. А уж возвращение легендарной “Эсмеральды” с её не менее легендарной командой должно было поднять на ноги всех, кто сохранял способность держаться на ногах, и даже тех, кто окончательно или временно этой способности лишился. Однако на сей раз ни одна живая душа не появилась на причале.
- Вымерли они там все? - удивлённо поднял брови Безымянный, вглядываясь в неровный ряд береговых построек, уже едва различимых в сумерках. - И маяк старого Джека не горит...
Капитан Йорген протёр рукавом окуляр бронзовой, сильно потёртой от времени подзорной трубы и навёл её на пристань.
- Что за демон?! - воскликнул он малое время спустя. - Клянусь хвостом морской сирены, я видел на берегу орка!
- Орка? - нахмурился Безымянный. - Неужели эти твари захватили Хоринис? Пожалуй, я должен сойти на берег и провести разведку.
- Я с тобой, - заявил Диего, нервно покручивая длинный чёрный ус. - Представляю, во что волосатые превратили мой дом!
- Нет, - отвечал Безымянный, - я пойду один. Нас слишком мало осталось, чтобы так рисковать. Вы же пока зарядите пушки и будьте готовы открыть огонь или поднять якоря. А я пошёл.
- Сейчас прикажу спустить шлюпку... - начал было капитан. Но Безымянный отрицательно покачал головой и, ласточкой перемахнув фальшборт, с тихим всплеском скрылся в воде. Друзья, с волнением столпившиеся у борта, увидели, как его голова показалась в нескольких саженях от причала и вновь скрылась из виду.

* * *
Безымянный ухватился за борт стоявшей у пристани рыбацкой лодки и, легко подтянувшись, одним движением выбросил поджарое сильное тело из воды. Подождал, пока солёные струйки стекут с доспехов на смолёные доски днища, проверил, легко ли меч выходит из ножен, и двинулся дальше. Пару мгновений спустя он уже стоял на пристани, настороженно оглядываясь по сторонам.
Большинство масляных фонарей, установленных вдоль причала, не горели. Из таверны “У одноногого разбойника” и заведения под говорящим названием “Красный фонарь” доносились приглушённые голоса. Вокруг же было безлюдно и тихо. Никаких орков он тоже пока не замечал.
Безымянный слегка расслабился, как вдруг пронзительный женский крик заставил его подскочить на месте и выхватить меч. Он бросился туда, где кричала женщина - в узкий проулок между таверной и домом картографа Брахима. Навстречу ему, ничего не видя перед собой от ужаса, выбежала молодая горожанка. Чепец был сорван с её головы, растрепавшиеся тёмные волосы рассыпались по плечам, белевшим в полумраке. Безымянный сразу отметил, что платье горожанки разорвано. Он бросился наперерез, намереваясь остановить женщину и узнать, кто на неё напал. Но она, подстёгиваемая испугом, с шумным всхлипом шарахнулась в сторону от его протянутой руки. А в следующее мгновение Безымянному стало не до беглянки, так как вслед за ней из-за угла таверны с рычанием показались две огромные сутулые фигуры.
Безымянный, сделав короткий взмах клинком, заступил дорогу волосатым насильникам. Орки остановились и что-то глухо забормотали, переговариваясь между собой. Потом, одновременно вырвав из-за поясов тяжёлые топоры, напали на дерзкого человека, вставшего у них на пути.
Короткий лязг, едва различимое взглядом движение, и вот уже один из орков недоумённо шарит по замшелым плитам в поисках выбитого топора, а второй с хриплым воем прижимает к косматому брюху рассечённую руку. Ухмыльнувшись, Безымянный начал двигаться, чтобы следующей серией ударов покончить с недооценившими его врагами. И вдруг резкий окрик заставил его остановить уже занесённую руку с оружием.
- Не сметь! Оружие на землю, руки за голову!
Безымянный быстро обернулся и увидел в тусклом луче света, пробивавшемся наружу сквозь немытое окно таверны, красные доспехи городских стражников. Служителей закона было пятеро, а нахальный голос их предводителя показался Безымянному очень знакомым.
- Мика, старый чёрт! Это же орки! - гневно ответил наш герой. - Вы что, ослепли?
Мохнатые виновники переполоха тем временем, подобрав топоры и злобно скаля клыки, скрылись в темноте проулка.
- Не груби стражникам при исполнении, - отвечал Безымянному Мика. - Немедленно сдай оружие и предъяви вид на жительство, иначе тебе придётся прогуляться с нами до казармы!
- Оружие тебе отдать, говоришь? - резко изменив тон, негромко протянул Безымянный. - Подойди и забери сам, если сумеешь.
Мика скорее почувствовал, чем увидел в темноте недобрую ухмылку Безымянного. И ухмылка эта разом охладила его пыл.
- А, так это ты! Тот парень, который, как рассказывают, победил драконов! - с наигранным удивлением воскликнул Мика. - Мы-то думаем, что за корабль в порт входит, а это ты вернулся...
- Хватит! - рявкнул Безымянный, сердито бросая меч в ножны. - Идём в казармы, я как раз хотел поговорить с лордом Андре.
- Пошли, - обрадовался Мика, поняв, что побоища удалось избежать. Дав знак своим подчинённым, он засеменил вслед за Безымянным, который уже размашисто зашагал вверх по главной улице Портового квартала.
- Только лорда Андре в городе нет. У нас Вульфгар теперь за главного... - бормотал за спиной Мика.
Безымянный тем временем оглядывался по сторонам, с удивлением отмечая происшедшие в городе перемены. Выражались они, прежде всего, в крепких дверях, появившихся в каждом, даже самом бедном доме. Хотя раньше войти в любое жилище города можно было беспрепятственно. Имелись и другие, трудно уловимые признаки, говорившие опытному глазу о том, что город нынче не тот, что прежде. Но рассмотреть подробности мешала стремительно наступавшая ночь.
- Почему улицы не освещаются? - прервал Безымянный на полуслове продолжавшего бормотать Мику.
- Как же! Господин Лариус приказали масло зря не тратить. Оно золота стоит. У нас по-новому теперь всё. Дух перемен... Посторонись!
Безымянный и сопровождавшие его стражники подались в сторону, пропуская трёх людей в длинных чёрных мантиях. Наш герой с удивлением посмотрел им вслед и вновь обратился к Мике:
- Это ещё кто такие?
- Ищущие, кто же ещё. На моление должно направляются. У них там секта в бывшем доме Игнаца.
- Бывшем доме? А Игнац куда делся?
- На рудники упекли. Он алхимической деятельностью занимался без лицензии...
- Демон знает, что тут происходит! - отчаявшись понять хоть что-то, махнул рукой Безымянный. - Пошли быстрее. Может, хоть Вульфгар объяснит толком.

* * *
При виде вошедших Вульфгар быстро спрятал что-то под стол и вскочил на ноги.
- Мика, шныжий корм, ты почему опять без стука!.. - начал он, повышая голос, но вслед за тем узнал Безымянного и осёкся. - О, кого я вижу! Не чаял вновь приветствовать тебя на нашем острове.
- Привет, Вульфгар! Что у вас тут творится?
- Свободен, - кивнул Вульфгар Мике.
Дождавшись, когда стражники скроются за дверью бывшего кабинета лорда Андре, он расслабленно опустился на стул и извлёк из-под стола початую бутылку вина.
- Садись, - указал начальник стражи на свободный стул. - Поговорим.
Безымянный примостился у другого края стола. Вульфгар наполнил кубки и выложил на стол ломоть сыра. Безымянный молча извлёк из сумки у пояса кусок ветчины и прибавил к угощению.
- Ого, вот это прослойка! - оценил ветчину Вульфгар. - Кабанятина?
- Носорожина, - небрежно качнул головой Безымянный. - Пробовал?
- Не приходилось, - отвечал Вульфгар, отрезая от куска толстый ломоть. - У нас тут носороги не водятся. Они, говорят, всё больше в Миртане обитают. Так ты, выходит, на материке был? А чего вернулся?
- Да не понравилось мне там, - скривил небритое по обыкновению лицо Безымянный. - Думал, на материке люди дружно противостоят оркам, а они между собой больше грызутся. И вообще, странности всякие начались. Сражаться толком не могу - руки будто сами решают, как и когда ударить, а от моей воли ничего не зависит. На скалу пытался забраться, пальцы соскальзывают. Не иначе, наваждение какое... Да и выглядит там всё как-то странно. Как прибыли, я на Горна глянул, так чуть ума не лишился. Что, думаю, за идол с восковой мордой. А уж когда самого себя в лохани с водой увидел... Сюда же вернулись, и всё стало по-прежнему.
- Всё, да не всё, - ответил Вульфгар. - Большие на Хоринисе изменения, иначе мы теперь жить стали. Дух перемен!
- Я уже заметил. А что это за вид на жительство Мика с меня требовал?
- По решению городских властей, каждый прибывающий в город в трёхдневный срок обязан получить вид на жительство, который выдаётся по истечении двух недель после обращения. Не имеющие вида препровождаются за решётку и подвергаются штрафу. Слово в слово в указе так написано.
- Погоди… Выходит, получить вид нужно за три дня, но дадут его только через две недели? Что за чушь!
- Верно, чушь. Но не я же указ этот придумал. Мне велели, я исполняю. Впрочем, для тебя по старой дружбе сделаем исключение. Вот тебе чистый вид на жительство, впиши в него своё имя и ходи по городу спокойно, - развернул Вульфгар листок пергамента. - Ты вино-то пей. Настоящее, монастырское, а не то пойло, которым тип по кличке Вино людей травит.
- Нет у меня имени… А старина Вино, значит, опять взялся за своё? - усмехнулся Безымянный, поднимая кубок. - За встречу!
- Угу, за неё! - согласился Вульфгар, делая большой глоток и закусывая ветчиной. - Да, этот парень вовсю торгует палёным пойлом. Гонит, зараза, самогон, настаивает его на болотнике и разбавляет ягодным соком для цвета. У него шинок в бывшем доме Лемара. Сам-то Лемар в Верхний квартал перебрался. Они на паях с судьёй и лордом Хагеном банк открыли... Ну и жёсткая эта твоя носорожина!
- Но если вы знаете, чем занимается Вино, почему же не принимаете мер?
- Как так не принимаем? Каждую неделю приходим к нему с проверкой, делаем контрольную закупку, составляем протокол и штрафуем мерзавца на полсотни золотых. Самим нам тоже иной раз кое-что откалывается...
- Странно. Раньше его бы за такие дела за решётку засунули.
- Так то раньше! А теперь мы объявили независимость от королевства, и законы у нас свои собственные.
- Вон оно что... А орки и ищущие в городе по какому закону разгуливают?
- Так по новому и разгуливают. У нас же теперь равноправие разумных видов, веротерпимость и этот... как его... тьфу ты, пропасть!.. либерализм, язви его в душу! Орки на работу в городе устраиваются. У нас же нынче кадровый голод, потому как из-за войны и поборов рождаемость низкая. Многие волосатых нанимают с удовольствием, они же вкалывают, как проклятые, и плату большую не требуют. Жрут только много.
- Вот оно как…
- А ты думал! Некроманты и орочьи шаманы вместе с Лариусом, судьёй, магами Огня и главами торговых гильдий в городском совете заседают. Жители, правда, потемну за дверь боятся выйти, потому как орки, они, если напьются, и убить могут, и изнасиловать...
- И что, никто не возмущается?!
- Как же, попадаются такие несознательные! Миртанские шовинисты!.. Недавно был случай. Один пьяный портовый грузчик увидел возле таверны орка, который у Кардифа привратником работает. Подошёл, мерзавец, да и плюнул ему в шерсть на брюхе. А у орков, чтоб ты знал, это первейшее оскорбление. За него вызов на смертельный поединок полагается. Орк, однако, слабосильный попался, тощий и хромой к тому же. А грузчик - что твой голем! Вот орк и побоялся его вызвать, а вместо этого пожаловался Ширр-Шаку. Тот у городских орков вроде главаря, - пояснил Вульфгар. - Ширр-Шак свою братву собрал и явился к таверне. Грузчик, само собой, давно уже уплёлся куда-то, отсыпаться должно быть. Им же, оркам, без разницы, кто из людей их соплеменника обидел. Они - за топоры и давай пластать всех прохожих без разбора. Горожане, видя это дело, разбежались, кто успел. А на следующий день собрались толпой на площади и стали требовать, чтобы орки в городе людские обычаи соблюдали. Даже у одного шамана в алхимической лавке окна повыбили!
- А вы что?
- Мы толпу разогнали, зачинщиков - в темницу. Нечего дружественные межвидовые отношения рушить...
- Но орков-то наказали?
- А то как же! Наши ребята потом с них целую неделю двойную мзду брали. Невзирая на то, есть вид на жительство, нет вида.
- И что, за решётку никого из них не засунули? - удивился Безымянный.
- Нет, только зачинщиков шовинистских выступлений. Одного даже к каторге приговорили. Он как раз в одной камере с Лобартом сидел.
- А Лобарта за что упрятали?
- За экстремизм.
- Чего-о-о? - едва не подавился сыром Безымянный.
- Оказывал, мерзавец, сопротивление. Не хотел подчиняться решению судьи о выселении их с женой с фермы.
- С чего это судья решил их выселить?
- Чего не знаю, того не знаю. Мне бумага поступила: гнать Лобарта взашей. А он, гад, молотилку схватил и двух стражников мне покалечил. Теперь сидит, суда дожидается.
- Я могу с ним поговорить?
- Поговори, коль охота. А я пока велю тебе койку в казарме приготовить. Негоже ночью по городу слоняться. Не ровён час, зарубишь кого, а мне отвечать потом.

* * *
Кроме Лобарта, в камере сидели ещё двое крестьян, какой-то лысый тип в чёрной залатанной мантии и тощий парень в штанах рудокопа из вытертой шныжьей кожи.
- Привет, Лобарт. Ты как здесь? - окликнул Безымянный бывшего хозяина фермы.
Лобарт удивлённо поднял голову. Под его левым глазом расплывался здоровенный синяк, а на порванной рубахе темнели пятна засохшей крови.
- Смотрите-ка, да это же, никак, наш избранник богов! - прохрипел Лобарт и закашлялся. - Всё нутро отбили, собаки.
- Чего ты натворил?
- Я? Я натворил?! - вскочил Лобарт и побелевшими пальцами уцепился за решётку. - Ты посмотри, что эти мерзавцы с нашим островом сделали! Крестьяне разорены, ремесленники мастерские позакрывали, паладины и ополченцы, которые честные, в отставку ушли и спиваются теперь помаленьку... Паладин Альбрехт на пару со стражником Пабло в лесорубы подались от такого позора. Руга из арбалета застрелиться пытался, да только глаз себе выбил, а потом в секту ушёл...
- Объясни толком, в чём дело-то? - взмолился Безымянный.
- Дух перемен, будь он неладен! Отделились, понимаешь, от королевства, порядки свои ввели. С орками и некромантами воевать перестали. Решили сотрудничать и уважать друг друга. Уважаем, правда, только мы их. А куда деваться? Палкой уважение вбивают! Орки же нас уже и за людей не считают, некроманты в секты заманивают. Только торгашам из Верхнего квартала хорошо. Скупают у гоблинов дешёвые товары, весь рынок ими завалили, а свои ремесленники и мелкие торговцы без работы остаются...
- Ты о себе расскажи. Что случилось-то?
- Что и с другими. Налоги нам снизили, но стали требовать грамоты какие-то, чтобы землю пахать можно было, зерно продавать, овец стричь. На всё грамоту подавай! А за каждую грамоту в ратуше золото требуют. И до того довели, что пришлось к Лемару идти, в долг брать под урожай. Он же, кровопийца, золота одолжил, но взял с меня грамоту, что я землю ему в залог отдаю.
- И ты долг не отдал?
- А как отдашь, если ни зерно, ни репу, ни сыр никто не покупает? Гоблины и некроманты весь город дешёвой жратвой завалили, а обычную простым жителям покупать не на что. Выращивают всё на алхимических зельях и тёмных заклинаниях. У людей с той еды потом почки отваливаются, а у иных, говорят, щупальца прямо на лице растут. И в молоко сок болотника добавляют. Кто того молока раз-другой отведает, от моих овец уже покупать не хочет. Да ещё эти окорочка мясных падальщиков... Ну, в общем, не отдал Лемару долг, он мою землю некромантом и продал. А мы ведь спокон века!.. Пятнадцать поколений моих предков землёй той владели! Я ж там каждый комочек, каждую былинку знаю!
- Неужели некроманты землю обрабатывать начали?
- Они сами что ли? У них зомби и големы работают, а сами они только волшбу творят, чтобы из земли всё пёрло быстрее. По три урожая за сезон снимают! Всех по миру пустили – и Акила, и Секоба, и Бенгара. Из прежних землевладельцев только Онар остался. Они с лордом Андре кумпанейство создали. Андре-то сейчас золотой шахтой заведует в Долине Зодчих, а бывшие разбойники у него в надзирателях. Золота девать некуда, вот он и решил его в землю вкладывать. Онар всех крестьян повыгнал, зелий у некромантов накупил и нанял целое стадо гоблинов на полях работать. Это, говорит, современная ин-тен-сив-ная технология. Во, слово-то мудрёное...
- Так, картина проясняется, - пробормотал Безымянный. - Ты посиди тут покуда, а я завтра постараюсь тебе помочь.
- Посижу, куда ж я из темницы денусь, - невесело усмехнулся Лобарт. - На тебя теперь вся надежда, Избранный.

* * *
В Верхний квартал Безымянного не пустили. Прямо перед ним в ворота с важным видом прошёл лохматый орочий шаман, увешанный перьями и высушенными человечьими головами. Он презрительно покосился на Безымянного, выловил подмышкой блоху и проследовал мимо охранников, склонившихся в почтительном поклоне.
Безымянного подмывало расшвырять этих нагло ухмыляющихся щекастых парней, ворваться в ратушу и, грохнув кулаком по столу, призвать к ответу губернатора Лариуса. Однако он прекрасно понимал, что после этого ему придётся погибнуть самому или вырезать половину Верхнего квартала, пробиваясь за пределы городских стен. Скрипнув зубами, наш герой с яростным скрежетом развернулся на окованных сталью каблуках и стал нарочито неторопливо спускаться по широким ступеням каменной лестницы.
Вдруг за спиной у него раздался торопливый топот чьих-то ног.
- Эй, почтенный, тебя господин губернатор к себе требуют!
- Меня? - обернулся Безымянный.
- А то кого же! Бегом давай, их превосходительство ждать не любят.
- Подождёт, - проворчал Безымянный, бегло оглядывая молодого парня в одежде секретаря.
Охранники нехотя посторонились, пропуская его в Верхний квартал.
Миновав арку, наш герой заозирался по сторонам. Дома богатой части города, подновлённые и свежевыбеленные, были украшены красочными вывесками. Впрочем, такие же вывески бросались в глаза и в Нижнем квартале. “Услуги лицензированного некроманта: оживление мёртвых, умерщвление живых и мелкие козни!”, “Самые низкие проценты на Мордраге! Хоринисинвестбанк.”, “Механический сворачиватель косяков производства Гоблинской ремесленной корпорации. Вдохни глубже, Хоринис!”, “Заклинания вечной молодости. Недорого. Гарантия две недели.”, наперебой кричали вывески. С последней, кстати, зазывно улыбалось ярко намалёванное лицо Сони из “Красного фонаря”.
Прямо посреди улицы здоровенный чёрный орк с варгом на поводке на непонятном языке спорил о чём-то с некромантом, сохранявшим мертвенное спокойствие на бледном до синевы лице. Навстречу чинно прошествовали два ушастых гоблина с золотыми цепями на шеях. Цепи даже на вид казались очень тяжёлыми и гнули к земле остроухие головы гоблинов. Разодетый в пух и прах Лютеро с важным видом отчитывал молодого мага Огня. Служитель Порядка и Света с виноватым видом кивал после каждого слова, заглядывая торговцу в рот. У каждой двери топтались ражие охранники, в некоторых из которых нетрудно было узнать бывших разбойников из Минненталя.
Из-за всего этого короткий путь до ратуши показался Безымянному непомерно длинным. Но вот, наконец, и величественная резиденция губернатора Лариуса с парой толстомордых охранников у входа. Юркий секретарь уже поджидал Безымянного в дверях, приплясывая от нетерпения.
- Скорее же, не то господин губернатор изволит рассердиться!
- Перетопчется, - проворчал избранник богов, направляясь в приёмную залу, где ещё совсем недавно размещался штаб паладинского воинства лорда Хагена.

* * *
Губернатор Лариус, прежде правивший островом от имени короля Миртаны, а ныне – от лица всенародно избранного совета Хориниса, восседал в роскошном кресле в центре помещения. Рядом с ним, в креслах поскромнее вольготно расположились судья, давешний орочий шаман, некромант в чёрной острокрылой мантии, проходимец Гербрандт, некогда изгнанный Безымянным и Диего из Верхнего квартала, а также паладин Ингвар в начищенных доспехах и украшенном жемчугом и аквамаринами головном уборе вместо шлема.
Все они уставились на вошедшего Безымянного. Он в ответ одарил разношерстное сборище насмешливым нагловатым взглядом.
- Явился! - воскликнул Лариус, выдержав небольшую паузу. - Ну, что скажешь в оправдание своих преступлений, негодяй?
- Не пойму я, Лариус, о чём это ты ведёшь речь, - протянул наш герой. - О каких таких преступлениях?
- Не притворяйся! - стукнул кулаком по подлокотнику кресла Лариус. Безымянному показалось, что от удара жирного кулачка губернатора вздрогнули стены. Или это снаружи что-то загрохотало?
- Массовый побег заключённых с каторги твоих рук дело? А злонамеренный подрыв обороноспособности нашей молодой суверенной державы? - продолжал обличать губернатор. - Я уже не говорю о зверском истреблении наших дорогих союзников - орков и почтенных служителей культа...
При этих словах Безымянный насмешливо покосился на некроманта. Тот невольно закаменел лицом, а орк шумно засопел, раздувая ноздри. Но наш герой уже снова перевёл взгляд на Лариуса и прервал его на полуслове:
- А вот о подрыве обороноспособности подробнее, пожалуйста. Что ты под этим разумеешь?
- Ты мне не тыкай! - надсадно заорал губернатор. - Драконов перебил? Перебил! В итоге мы лишились возможности создать самые мощные на Мордраге военно-воздушные силы. Пиратов, следуя духу перемен, мы приняли на службу в таможню, а возможности использовать драконов лишились по твоей милости. И галеон ты угнал, мерзавец!
- Ну, положим, галеон принадлежит королю Миртаны, а вовсе не вашей самозваной державе. Перед ним мне и отвечать. А драконы были врагами Инноса и людей, за что и поплатились. Как и орки с ищущими.
- Что?!! Ты ещё перечить мне будешь?! - вновь заголосил Лариус.
- Не ори. Я не затем пришёл, чтобы выслушивать ваши бредни. Сколько нужно заплатить золота, чтобы покрыть долги крестьянина Лобарта, освободить его из темницы и вернуть ему ферму?
- Бунтовщик Лобарт не может быть освобождён ни за какие деньги, - опередил побагровевшего Лариуса Ингмар. - Он не только не выплатил долг почтенному банкиру Лемару и оказал сопротивление при выдворении с уже не принадлежавшей ему фермы, но и призывал заставить орков уважать человеческие обычаи. А это уже шовинизм! Такое не прощается! Я вот, к примеру, привёз свою семью с материка, где заправляет кровавый тиран Робар, и определил сынка в орочью школу, чтобы он с детства изучал язык дружественного народа...
- Своего сынка можешь хоть шныгам отдать! А Миртаной вместо Робара теперь правит отважный Ли. Это так, к сведению, - не стал слушать предателя-паладина Безымянный. - Но суть не в этом. Ты мне лучше скажи, что вы собираетесь делать с Лобартом и другими заключёнными?
- Заставим молиться у статуи Белиара, - холодным бесцветным голосом проговорил вдруг некромант. - Мы теперь со всеми преступниками так поступаем. Они молятся до тех пор, пока у них остаётся жизненной силы лишь на то, чтобы работать в рудниках Минненталя, принадлежащих городу на паях с лордами Хагеном и Гарондом. О бунте каторжники после этого уже не помышляют, так как первый удар надсмотрщика валит их с ног. А золото, которое Белиар дарует за молитвы, поступает в городскую казну.
- Вот твари! - с чувством выдохнул Безымянный.
- Я бы посоветовал выбирать выражения, - всё так же холодно продолжал некромант. – Экономически неактивное население так или иначе обречено на вымирание вследствие объективных социальных законов.
- Точно, - вставил Гербрандт, - нищее быдло, которое не смогло прорваться к кормушке, должно передохнуть. Это нужно для очищения нации. Так что советую тебе забыть об этом неудачнике Лобарте…
- И выслушать то, что мы хотим предложить тебе, - продолжил некромант с чуть заметной улыбкой. - Твои способности и имеющийся у тебя амулет под названием Глаз Инноса, о котором нам сообщил почтенный Пирокар во время недавней конференции, могли бы очень пригодиться...
- Ты думаешь, пёс, что я стану служить вам?
- У тебя нет выбора...
Речь некроманта была прервана самым безобразным образом. Бряцая доспехами, в залу ввалился рыцарь с окровавленным и закопчённым лицом. Сделав пару шагов, он с лязгом рухнул на одно колено.
- Господин губернатор, нападение провалилось, - проговорил он. - Как вы и приказали, мы попытались захватить галеон “Эсмеральда”. Однако мятежники оказали ожесточённое сопротивление... Это демоны, а не люди! Мы потеряли больше половины воинов, береговые батареи уничтожены, в Портовом квартале пожар...
- Что??! - просипел губернатор сорванным горлом.
- Как это могло случиться?! - закричал Ингмар.
- Гхараза дхутта! - взревел орк.
Все они разом вскочили с кресел и уставились друг на друга.
- А вы говорите, нет выбора, - спокойно произнёс Безымянный, обнажая меч. - Выбор есть всегда.

* * *
- И что мы будем делать дальше? - спросил Диего, который пытливо смотрел в покрытое ссадинами лицо Безымянного, прищурив разбойный чёрный глаз.
Остальные спутники избранника богов столпились вокруг, напряжённо ловя каждое слово.
- Как сказал один почтенный маг, ныне покойный, выбора у нас нет, - ответил Безымянный. - На Хоринисе завёлся какой-то Дух Перемен. Из-за него прекрасный остров превратился в сущее подобие Чертогов Ирдората. Сдаётся мне, что это и не дух вовсе, а гнусный демон. Изгнать же этого демона кроме нас некому.
- А справимся? - почему-то шёпотом спросил Лестер.
Ватрас же только шумно вздохнул и грустно покачал головой. Старый маг не любил насилия. Однако в глазах Мильтена, Горна и остальных уже горел боевой задор.
- Со Спящим справились, и с этой нечистью разберёмся, - уверенно ответил Безымянный, деловито осматривая свежие зазубрины на лезвии верного клинка.
Дикарь вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Шепот (13.10.2016)
Старый 06.01.2017, 00:27   #6
Дикарь
Старожил
Боцман
Посол мира Готики
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 15.12.2009
Сообщений: 286
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 98

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Дикарь: "Долгий путь в Миртану"

Парочка иллюстраций к рассказам, приведённым выше.

К рассказу "Миссия капитана Рена" (сообщение №3)




К рассказу "Сказки старого Диего" (сообщение №5)




Ну а это к роману "Долгий путь в Миртану". Мне её пока лень дорисовывать.

Дикарь вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Fatality (06.01.2017), Королёв (06.01.2017)
Реклама
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 04:24. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2019
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования